Дар Хайо
One dark night in the middle of the day, two dead boys got up to fight. Back to back they faced each other, drew their swords and shot one another.
Название: Дитя Богемы
Автор: G.Grissom, G.Sanders
Размер: миди плавно переходящий в макси
Категории/Жанры: слеш, кинк, экшн, транс-гендер
Пейринг: Дамьен/Николь
Рейтинг: NC-21
Предупреждения: Цикл не дописан и заморожен.
От автора: По мотивам отыгрыша.

Дамьен смахивает смазку себе в карман и подхватывает мальчишку на руки. Не прерывает поцелуя, наоборот, еще более чувственно терзает губы Николь.
Бережно опускается с возлюбленным на кровать. Прижимается всем телом к мальчику, страстно, неторопливо ласкает его.
Николь извивается, как ужик, гладит любовника по плечам, перебирает пряди его волос и сладко, вдохновенно стонет в поцелуй. Движения его тела неторопливы, но однозначны, будто он уже занимается любовью, будто уже ощущает Дамьена внутри.
Тянет цепочку шариков из Николь, обматывает ее вокруг члена парня, ощутимо сжимая. И снова губами и руками оплетает тело любовника горячей лаской. Трется всем собой об мальчишку, тихо стонет.
- Дамьен... - выдыхает сладко Николь, плавно двигая бёдрами, обвивая Дамьена руками и ногами, покрывая поцелуями его плечо. - Господи, хорррроший мой... мой сумасшедший... до чего мне хорошо с тобой.... я больше никогда не смогу тебя отпустить....
- Не отпускай... Малыш, держи крепко... - выдавливает прозрачный гель на пальцы, нежно смазывает любовника, увлекается и ласкает его, массирует бугорок простаты. Сладко стонет. - Потому что... я не хочу... уходить от тебя...
- Не отпущу, слышишь? Скорее задушу своими руками... - стонет Николь, растворяясь в таких чувственных, сладких ласках. - Бож..же... Как же хорошо...
- Слышу... Хорроший мой... Только... Сам не забудь...
Мягко, но довольно горячо трется членом о промежность любовника. Сходит с ума ощущая Николь всем телом, вдыхая его запах... Их запах, который так удивительно гармоничен.
- Дамьен... пожалуйста... возьми меня...- мальчик задыхается от наплыва нежности и желания. Сам трётся о мужчину, прижимаясь сильнее, чтобы ощутить сильнее. - Пожалуйста... Я так хочу чувствовать тебя внутри...
- Николь... - сладко выдыхает мужчина. Чуть приподнимается, чтобы заглянуть любимому в глаза. Протяжно, с дрожью искреннего наслаждения и восхищения в голосе, стонет, когда плавное движение на вход встречается с неимоверно горячей теснотой тела любовника. - Только... Не спеши... Пррошу тебя, любовь моя...
- Я п...постараюсь... - выдыхает Николь со стоном, медленно двигаясь навстречу, пропуская Дамьена в себя. - Я по...пробую... Просто.... так хорош...шо с тоб..бой...
- Мне с тобой... тоже... Неве...роятно... - дыхание перехватывает от щемящей страстной нежности. Мягкими толчками двигается в любовнике, покрывает легкими, жгучими поцелуями его лицо, шею, плечи. - Бож-же... Как ты... Николь... Люблю... тебя...
- Да... Д-да... - стонет мальчик, прогибаясь в пояснице, вжимаясь ягодицами в кровать, подгадывая нужный угол. - Ох, боже мой... Дамьен... Вот так... прошу тебя... Люб...ахмм!..тебя...
Дамьена прошибает дрожь и жар. Движения, не теряя плавности, становятся мощнее, глубже. Прижимает своим телом плоть любовника к его животу, трется, царапая себя и его шипами шариков.
- Н-не нужно... Малыш... Я и так... Буду рядом... Любить тебя...
- Дурак... может быть я больше... никогда не скажу тебе этого... - Прикрывает глаза и максимально расслабляется, позволяя себе провалиться в самую сладкую бездну ощущений, обволакивающих, тёплых, невыносимо щемяще-нежных и в то же время - напористых, властных.
Бессмысленно спорить - этих слов ждет любой влюбленный. И Дамьен не исключение, особенно сейчас, когда душа нараспашку. Однако мужчина, уже обжигавшийся, не торопится принимать эти слова, пускай они и отплясывают кан-кан на его сердце.
- Я... дождусь... если ты... серьезен... - сам погружается в водоворот ощущений, сторицей возвращая их любовнику.
- Д-да... ччёрт... Дамьен... - Николь сжимает ягодицы любовника, слегка подталкивая, задавая темп и амплитуду, лишь немного ускоряя. Потому, что не хочется торопиться. Потому, что хорошо до невозможности. - Что ж ты... со мной делаешь... хороший мой?
- Люблю, малыш... - чутко подхватывает темп и ритм, силу проникновения. - Я люблю тебя... - опаляет кожу любовника безумно страстными стонами, становящимися громче с каждым движением внутри.
Николь стонет всё громче, чуть развратнее, забываясь в ощущениях, теряя ощущение реальности. Ещё совсем немного, и сладость эта медовая переполнит тело мальчика, и он взорвётся сладчайшим оргазмом.
- Дамьен.... о, боже мой... мне так... так... хорошо с тобой... Дамь...ен!...
- Ммм... Еще немного... Еще хоть немного этой сладости... Я пьян тобой... - сбивчиво, горячо шепчет на ухо любовнику. В движениях нет-нет да проскальзывает резкость. Мужчина почти на грани, за шаг до пленительной бездны оргазма.
- Пожалуйста... прошу тебя... - неразборчиво шепчет мальчика, захлёбываясь стонами. - Это... невероятно... Мммм-ах!
Николь увереннее и чуть резче двигает бёдрами, неспешно, но мощно и ритмично насаживаясь на член любовника.
- Да... Да, ччеррт... - прижимается губами к плечу мальчишки, сорвано дышит, двигается так сладко и жадно в своей неспешности, что дух захватывает у обоих. - Малыш... Ты... Это нечто...
- Ты... ты... ты восхитителен, Дамьен... божественен... я... слышишь... никогда...ни с кем... - он так и не договаривает, выгибается, позволяет волнам дрожи гулять по телу, волнообразно сокращая каждую мышцу. Вслед за дрожью по телу разливается настолько мягкий, сладкий, но мощный оргазм, что Николь кажется, что вот прямо сейчас он сможет создать пару тройку миров одним взмахом ресниц.
Тихий, мощный, эмоциональный, искренний стон срывается с губ Дамьена, когда оргазм обволакивает его снаружи, изнутри. Нестерпимым жаром прокатывается по сосудам, вспыхивает в сердце. Мужчина бездумно гладит любовника, что-то не совсем разборчиво шепчет и так сумасшедше счастливо улыбается, что впору решить, что у него в мозгу случилось короткое замыкание.
Николь не размыкая объятий и не выпуская любовника из себя перекатывается на бок, устраиваясь поудобнее, чуть отстраняется и смотрит в глаза, счастливо улыбаясь.
- Ты почти святой, Дамьен... спасибо тебе...
- Почему почти святой, малыш? - глупая улыбка счастливого идиота никак не сходит с лица Дамьена. - Что я сделал? И чего не сделал? - нежно гладит Николь по спине.
- Просто ты рядом... ты... с тобой хорошо... ты стараешься для меня, ты балуешь меня, ты хорошо готовишь... В постели ты просто невероятен. У меня никогда ничего подобного ни с кем не было, - Николь улыбается доверчиво. - Вот поэтому.
Ласково целует мальчика, нежно привлекая к себе.
- Ты... Ты нежный такой... Чувственный... Ранимый... Ты открылся мне... - перебирает пряди волос любовника. - Я не смогу уже иначе... Так как с тобой - у меня никогда не было.
- Мне с тобой уютно... - почти удивлённо произносит мальчик. - Спокойно и тепло.... Непривычно. И очень приятно.
- Мне с тобой тоже... - тихо мурчит мужчина целуя Николь в висок.
- Я знаю, что хочу тебе сказать, но не скажу, - Николь показывает Дамьену язык. - Но знай, тебе удаётся делать меня счастливым.
- А я знаю, что ты знаешь, что ты хочешь мне сказать, но не скажешь, - улыбается Дамьен. - Мне этого достаточно, чтобы быть счастливым.
- Вот и здорово... - Николь прикрывает глаза и улыбается. - Может ещё немного....выпьем?
- Перенести все сюда? - садится на кровати, сладко потягивается. - Да, пожалуй, самое оно будет.
Поднимается и идет на кухню. Сгружает на тарелку немного еды, забирает стопки, бутылки. Забрасывает на плечо плеть и цепочку.
- Малыш, ты невероятно красивый, - широко улыбается Дамьен.
Николь зевает и сладко потягивается. Не то, чтобы его клонит в сон, просто воздуха не хватает. Мальчишка закуривает и довольно прикрывает глаза.
- Это ты красивый, Дамьен. Невероятно красивый... Мне даже не верится, что мужик с таким роскошным телом и таким темпераментом достался мне...
- Мне казалось тебя пугает то, что тебе достался такой мужик, - тихо смеется. Сгружает свою ношу, оставляя только плеть на плече. Разливает по стопкам выпивку. - За тебя, малыш, - протягивает стопку Николь.
- Нет-нет-нет, за тебя, Дамьен, - улыбается мальчик, принимая стопку, выдыхает и разом опрокидывает в себя содержимое, послу чего с удовольствием затягивается и сладко потягивается, прогибаясь в пояснице. - Нет, меня пугает, что ты действительно думаешь, что всё, что ты переживаешь - серьёзно, а я не могу поверить, что такие чудеса случаются. А то, что ты оказался у меня в постели - логично и закономерно. Охуенное притягивает охуенное.
Выпивает свою порцию, довольно жмурится и закуривает.
- Я бы не стал говорить, что это серьезно, если бы так не считал, - устраивает голову на бедрах Николь, смотрит парню в глаза. - В седьмой раз оказаться идиотом - мне не улыбается, - подмигивает. - Черт, как же с тобой хорошо!..
- Ты сам себе противоречишь, - смеётся Николь. - Не хочешь оказаться идиотом, и в то же время ведёшь себя как влюблённый идиот. Нет, тебе невероятно идёт этот образ, но... - пожимает плечами и сбивает пепел на пол, -...получается ты не справляешься с поставленным перед собой заданием этим самым идиотом не быть.
- Идиотом не в плане поведения, малыш, - улыбается. - Идиотом в смысле попасть впросак, - трется щетиной об бедро мальчишки. - Но в этот раз я и вправду уверен. И счаастлив...
- Это хорошо. Надеюсь, твоей уверенности хватит до моей смерти, - улыбается Николь и перебирает пряди любовника, аккуратно, заботливо. - Потому, что она мне нравится.
- Надеюсь, твоя смерть случится не скоро, - мурлычет Дамьен. - Потому что у меня уверенности хоть отбавляй, - переворачивается на живот. - Не мешает? - кончиками пальцев оглаживает плоть любовника опутанную шипастыми шариками.
- Нисколько. Мне даже приятно... - мурлычет Николь. - Знаешь... в сексе с женщинами я больше всего люблю как они царапаются... - тихо смеётся. - Придаёт пикантности...
- Вот только что подумал, что царапаешься ты как женщина, - мечтательно прикрывает глаза. - Черртовски прриятно.
- Правда? Нрррравися? - тихо рычит Николь,легонько проводя ноготками по щеке любовника, глядя в глаза.
- Без-зумно... - вздрагивая выдыхает Дамьен, поворачивает голову и щекочет ладошку Николь языком.
Мальчишка тихо, довольно стонет и облизывает губы. Снова стряхивает пепел на пол и снова затягивается.
- А готовишь ты действительно божественно...
- Ну, после угольков... Я думаю, - тихо смеется. - Какой же ты сексуальный!.. - рычит, целуя бедра Николь.
- Я? Сексуальный? - качает головой. - Да ладно тебе, Дамьен... Я просто... просто вот такой. Хорошенький сладкий мальчик-девочка...
- Сексуальный хорошенький, сладкий мальчик-девочка, - кивает Дамьен. Перекладывает плеть на колени мальчишки, свешивается с кровати и наливает еще по одной. - Соблазнительная, опасная тигрица, я бы сказал.
- Вот как, - мальчишка задумчиво накручивает на палец один из хвостов плети. - Тигрица? А что... мне нравится. По твоему я действительно настолько опасен?
- Ты действительно опасен, малыш, - протягивает стопку. - За твою опасность, - подмигивает и выпивает. Встряхивает головой и довольно улыбается.
Николь тоже выпивает. Он уже, признаться, совершенно не ощущает что он пьёт. То есть пьёт, как воду. Но пьянеет, почему-то ещё сильнее.
- Может и опасный... Только мне проверять не хочется... А вдруг кого-нибудь покалечу или убью?
- Ты же не на детях пробовать будешь... - качает головой. Дамьен тоже пьян в стельку. Из того что он пьет организм запоминает только градус, чтобы с утра наградить хозяина фееричным похмельем. - Не бойся, малыш, - нежно улыбается.
- Я в детстве жаб любил убивать... - вздыхает мальчик и улыбается как-то так, как улыбаются старики, вспоминая буйную юность. - Клал на один камень и прибивал другим... А потом внутренности рассматривал. И драться любил. Обожал разбивать мальчишками носы и губы. Они такие трогательные - злые, все в крови, а в глазах слёзы стоят. Интересно, это никак не сказалось на моей психике?...
- Едва ли, - смеется Дамьен. - Я вот тоже все детство и юность дрался каждый день. И ничего, - гладит по щеке.
- И что, сейчас драться не тянет? Вот так, чтобы от души, чтобы чей-то череп в пол вколотить? - приоткрывает один глаз и внимательно смотрит на Дамьена.
- Как тебе сказать? - задумчиво. - Тянет иногда. Если меня разозлить или я пьян в стельку.
- О! - щёлкает пальцами Николь и довольно улыбается. - Но ты же сейчас в стельку пьян... И что, не тянет?
- Я занят более увлекательным занятием, - пожимает плечами. - Хотя если подвернется кто-нибудь - отметелю и не посмотрю на то, что все же не сторонник рукоприкладства.
- Вооот как... - смеётся мальчишка. - А я до сих пор часто в драки ввязываюсь... Нет, честно. Особенно, когда неравный счёт. Вот подерёшься от души, а потому чувствуешь себя таким... лёгким, как будто всю дрянь из себя куда-то вывалил, и остался только бесконечный позитив.
- Милейшее создание, - мурлычет Дамьен без тени иронии или сарказма.
- Да ну? - недоверчиво. - Ты же не перевариваешь наличие синяков и ссадин на моём теле. А в драке это неизбежно.
- Не путай теплое с мягким, - фыркает. - Одно дело, когда тебя избивают и совсем другое, когда это драка, - садится и закуривает. - Чувствуешь разницу?
- Ммм... Если судить по последствиям - не вижу, - улыбается. - Что так, что эдак - в синяках. Если по причинам - тоже не вижу: что так, что эдак - довыёбывался. А вот процесс - отличается, тут согласен.
- У нас разные взгляды на одни и те же вещи, - улыбается и целует мальчишку. - Странно, знаешь, с одной стороны меня выбешивают синяки на твоем восхитительном теле, а с другой они откровенно подчеркивают твою хрупкость. И в том и в другом случае хочется убить того, кто их оставил и хочется окружить тебя заботой, лаской, защитить.
- Ну...- Николь прикусывает губу и смотрит в потолок, пытаясь поймать мысль. - Но ведь насилие понарошку, например, в сексуальных играх, ты же принимаешь? А после этого тоже иногда остаются...ммм...отметины...
- Я стараюсь свести их к минимуму, - разводит руками. - Не хочу увлечься и покалечить тебя, - приобнимает за плечи.
Николь молча кивает и опять закрывает глаза. Сигарета дотлела, и мальчик бросает окурок куда-то подальше.
- Давай ещё по рюмке и... Я, кажется, отключаюсь... - улыбается он немного смущённо. - Но когда ты работаешь плетью - мне нравится. Только я боюсь тебя просить делать это чуть сильнее... Вдруг тебе перестанет нравится?
- Мы будем пробовать, малыш, - улыбается Дамьен, наливает. - И придем к тому варианту, когда и тебе, и мне будет нравиться, - протягивает стопку любовнику. - Не бойся говорить, что тебе не нравится и как тебе понравится. И я буду. Тогда не будет возникать неудовлетворенности и обид, верно? - ласково улыбается.
- Ну... наверное, - пожимает плечами. - Не знаю. Но надо попробовать. Но вдруг то, что понравится мне - не понравится тебе, или наоборот.
- Если мы решили строить серьезные отношения... То мы найдем компромисс, - опрокидывает в себя алкоголь. - Хотя... Ясное дело, что я не смогу тебе отказать, - пожимает плечами. - Я же решил сделать тебя счастливым.
- Спасибо, - эту рюмку Николь выпивает как лекарство. - Нет, действительно спасибо... Надеюсь, когда-нибудь жизнь вылечит меня от вечного поиска границ... - Николь тихо мурлычет, поудобнее укладываясь.
Освобождает кровать от лишних предметов. Укладывается рядом с любовником, нежно обнимает его.
- Не за что, малыш, - целует в висок. - Я люблю тебя, Николь. И правда сделаю все, чтобы ты был счастлив. У тебя очаровательная, искренняя улыбка.
- А я постараюсь честно не хотеть того, чего ты не можешь принять. Ну или хотя бы не просить этого от тебя... - утыкается лбом в грудь мужчины, трётся, как котёнок. - Спокойной ночи, Дамьен.
- Сладких снов, малыш, - нежно мурчит мужчина на ушко возлюбленного. Легко гладит вдоль спины. Уже засыпая утыкается лицом в макушку мальчика.
Николь спит сладко, не ворочаясь, спокойно. До самого утра... А потом и до обеда. Он улыбается во мне, видимо, продолжая у себя в фантазии этот фантастический вечер.
Дамьен спит с улыбкой Чеширского кота. Временами обнимает, гладит, целует Николь. Мужчина доволен и умиротворен, сладко стонет сквозь сон.

На удивление утро не обрушилось на мальчишку сокрушительным похмельем. Он чувствовал себя замечательно и проснулся чуть раньше Дамьена. Будить было жалко, потому мальчишка тихо выскользнул из-под одеяла и отправился в душ.
Дамьен просыпается от того, что под боком больше нет теплого, ласкового любовника. Рывком садится на кровати, несколько секунд не понимая где он и где Николь. Но потом слышит шум воды, постепенно разматывает клубок воспоминаний о прошедшей ночи и успокаивается, счастливо улыбаясь.
Поднимается, натягивает на себя джинсы, идет на кухню. Удивляется отсутствию тяжелого похмелья и тут же радуется этому. Готовит завтрак, заваривает кофе, колдует над мороженым и фруктами, результат прячет в холодильник. Быстро убирает учиненный давече беспорядок, оставляя самые яркие и приятные напоминания о прошедшем. Садится на кровать и закуривает.
Николь выходит из душа довольный и сияющий.
- Доброе утро, Дамьен... как спалось? - мальчишка беспардонно усаживается ему на колени и обвивает руками шею. - Голова не болит, мм?
- Замечательно спалось, - лучезарно улыбается Дамьен. Тушит сигарету и обнимает Николь за талию. - Не болит, даже не тяжелая, - целует мальчишку. - А тебе как спалось? Как самочувствие?
- Замечательно, - улыбается Николь. - А ещё мне нравится... у меня это... следы остались...- чуть поворачивается, показывая тонкие красные полоски. - Они так смотрятся... Я когда увидел, у меня самого на себя встал...
- А ну-ка... - присматривается, кончиками пальцев проводит по следам. - Чччерррт!.. - тихо стонет мужчина. - Солидарен с тобой в реакции, малыш...
- Красиво... И почти не болит... Так, печёт немного... Но не болит, - прикусывает нижнюю губу и улыбается. - Дамьен... ты делаешь меня ещё более прекрасным.
- Ммм... - многозначительно отзывается Дамьен. Чуть откидывается на локти, любуется парнем. - Ты восхитительно прекрасен.
- Это всё твоя заслуга. И моей матери, - смеётся мальчишка. - Я на неё безумно похож... Кажется. По крайней мере на такую, какой я её помню.
- Рад стараться, - смеется. - Завтракать будешь? Еще и десерт есть... - гладит Николь по груди.
- Буду. И завтракать. И десерт, и всё, что ты мне готов предложить, - улыбается в ответ Николь. - А я уверен, у тебя есть что... С фантазией проблем я у тебя не заметил.
- Тогда сначала завтракать, а потом... - замолкает и лукаво подмигивает. Подхватывает любовника под бедра и несет на кухню. Никуда не отпуская от себя садится на стул, приобнимает за талию. - Приятного аппетита, малыш.
- Спасибо... - улыбается Николь. - Ох, если бы решил завести домохозяйку - я бы завёл тебя. Ты успеваешь делать всё настолько быстро и незаметно!
- Практика, малыш, - поводит плечом Дамьен. Делает глоток кофе. - Все дело в практике. А еще в желании порадовать тебя, - улыбается ласково.
- А ещё в какой желании, мм? - мальчишка с утра сама игривость и двусмысленность. Все его взгляды, жесты, интонации, пошловатые полунамёки...
- Сделать тебя еще более прекрасным, - мурлычет Дамьен, игриво прикусывает плечико мальчишки. - У тебя обворожительная улыбка, когда ты доволен, - тихо смеется.
- Да? - приподнимает бровь. - Не замечал... Хотя, тебе со стороны виднее. А когда я ещё красивый?
- Когда ласкаешь себя, - загибает пальцы, наигранно сосредоточен. - Когда кончаешь. Когда спишь. Когда бодрствуешь. Когда пьян. Когда трезв. Когда поешь. Когда танцуешь. Когда злишься. Когда смущаешься, - улыбается Дамьен. - Ты всегда красивый, малыш. Как бриллиант - каждая грань совершенна.
- Да ну тебя... - пихает локтем в рёбра и смущённо отводит глаза. - Ты меня осыпаешь комплиментами... а я... ну обычный я, как люди. Из плоти и крови)
- А такие "обычные, как люди" не заслуживают комплиментов? - недоумевающе выгибает бровь. - Николь, ты заслуживаешь намного большего. Я еще развернусь на полную катушку! - нежно целует в шею.
-Ох... я даже боюсь представить, как это...- тихо стонет Николь. - Я с тобой с ума сойду от счастья... Это же невозможно просто! Кстати, что там с десертом?
- Ммм... Сейчас, малыш, - продолжает целовать шею мальчишки.
- Ох, чччёрт... ещё немного, и я совершенно забуду о нём... - стонет-смеётся мальчишка, подставляя шею. - Ну и бог с ним... ты лучше и вкуснее десерта...
- Зато с десертом... Точнее в нем - в два раза вкуснее, - потерся щетиной о ключицу парня. Дотягивается до холодильника и достает вазочку с мороженым. На обратном пути, конечно же совершенно случайно, прижимает ее на несколько секунд к соску Николь.
Николь вздрагивает, тихо шипит, выгибается, вжимаясь ягодицами в пах Дамьена.
- Н...ну что ты... делаешь, Дамьен?! - смесь искреннего удовольствия и не менее искреннего возмущения в голосе.
- Я случайно, - широко улыбается Дамьен без тени раскаяния. - А что я делаю?
- Т...ты... А как ты сам думаешь, мм? Холодно ведь! - улыбается мальчишка, однако, не меняет тон, весь покрываясь гусиной кожей. Хотя, это не самое заметное изменение в его организме. Есть и куда более явные.
- Ну, тогда я согрею, - лукаво подмигивает и накрывает сосок любовника губами, жадно ласкает языком. Зачерпывает пальцами мороженое и проводит ими по "куда более явному изменению в организме" мальчишки.
- О-ох, дьявол... - стонет Николь, ещё сильнее вжимаясь в пах мужчины. - Дамьен...
На самом деле он даже не знает, что сказать ещё, потому, что уже проваливается в собственное возбуждение, и оно уже выжигает все мысли к чёртовой матери. Понимая, что сопротивляться ему бесполезно - подаётся навстречу холодным пальцам мужчины.
Жар плоти Дамьена хорошо ощутим даже через ткань. Мужчина подается пахом вверх, протяжно стонет. Пальцы смыкаются кольцом на члене Николь, неторопливыми рывками двигаются вверх-вниз размазывая стремительно тающее мороженое.
Николь сдавленно стонет, не зная, как бы так двигаться лучше, чтобы не терять ощущения горячего и напряжённого члена Дамьена, и в то де время острее ощущать скольжение ладони. Ведь хочется всего, и сразу, и много...
Пересаживает любовника лицом к себе, уловив его растерянность. Вжимает его ягодицы в свой пах, продолжая ласкать.
- Невозможно удержаться... - выстанывает Дамьен.
- Д-да... невозможно... - стонет мальчишка и впивается в губы Дамьена поцелуем. Стастным, несколько развратным, почти пьяным. Ладошки уже скользят по груди мужчины, прохладные пальцы сжимают соски, чуть оттягивают на себя.
В поцелуе Дамьена не меньше пьянящей страстности, головокружительной нежности и та самая хорошо выдержанная доля властности. Ладонь мужчины прохладная, но с каждой секундой упоительного движения по возбужденному члену любовника набирает жара.
Николь трётся о Дамьена всем телом, целует, гладит по спине и плечам, растворяясь в ощущениях. Голова кругом идёт от контрастов ощущений, и хочется всё большего и большего, сильнее, ярче, резче...
Дамьен прихватывает зубами сосок мальчишки, оттягивает на себя, щекочет языком. Ладонь на члене любовника становится все яростнее и изощренней в своих ласках. Второй рукой массирует вход Николь, царапает промежность.
- Боже мой! Дамьен! - Николь выгибается, подаваясь бёдрами чуть вверх, запутывается пальцами в его волосах на затылке, не позволяя отстраниться. И странно, как ему это удавалось - заводить Николь с пол-оборота и делать так, чтобы он всей душой желал всего, что бы Дамьен ни делал.
Губами, зубами, языком, щетиной обласкивает грудь Николь даже не помышляя о том, чтобы отстраниться. Подушечки пальцев уже проникают в любовника, быстро и невероятно дразняще. Мужчина стонет, все более жадно лаская мальчика, двигает бедрами ему навстречу.
- Дамьен... ну... прошу тебя... - стонет Николь, жмурясь. - Я хочу тебя... слышишь?.. Невероятно....хочу... - мальчик подаётся, раскрывается навстречу прикосновениям пальцев, закусывает губу почти до боли и сладко протяжно стонет.
Быстро облизывает пальцы, лукаво улыбается любовнику и вгоняет два пальца по самые костяшки. Раз за разом двигая пальцами упирается в бугорок простаты. Ласкает мальчишку вразнобой: то его губы нежные, а ладонь на члене почти жестокая; то губы терзают тонкую кожу до синяков, а руки едва ощутимы и ласковы.
- О, госссподи! - Николь сжимает плечи мужчины и откидывается назад, максимально прогнувшись, почти до боли, когда мышцы живота и диафрагма напряжены до того, что дышать почти не возможно. Контрасты сводят с ума. Голова идёт кругом, и такое ощущение, что мальчишку раскручивает центрифуга на бешеных своих оборотах.
- Нрравится? - стонет-рычит Дамьен.
Мужчина окутывает тело мальчишки паутиной раскаленных ниточек-ласк. Особенно набирая болезненно-сладкого напора, когда в любовнике начинают бесноваться уже четыре пальца, практически раздирая изнутри.
- Нр...ох, чёррррт! Нравится... без...зумно! - Николь всего колотит, так, будто по его телу пустили высоковольтный разряд. Стоны - болезненно хриплые, но невероятно сладкие. Как только может, всем телом он двигается навстречу пальцам мужчины, яростно насаживаясь раз за разом. - Боже мой... Дамьен!
- Приласкай меня, малыш, - выстанывает Дамьен. - Я хочу чувствовать твои руки...
Жаден и страстен, как никогда и ни с кем. Ласкает любовника так, словно это его единственная цель в жизни, его личный культ.
Одной рукой всё ещё цепляясь за плечо Дамьена, другой - проскальзывает между их телами, на ощупь справляется с застёжкой брюк и пробирается к горячей, напряжённо пульсирующей плоти. Страстно и неосторожно, почти до боли сжимает член любовника в ладони и принимается совершенно неосознанно, а потому необузданно дико, резко, с рваным ритмом ласкать, скользя от головки к корю и обратно.
- Т-так?... Так тебе нравится?
- Д-да-ахм!.. Именно так... Чееееерт!
Дамьен выгибается, тычась членом в ладошку Николь. Сейчас ему невероятно хорошо, до потери грешного пульса. Все что происходит сейчас однозначно сводит мужчину с ума и делает безумно счастливым.
- Господи... Какой ты... какой... А-ах!... Горрррячий! - восхищённо стонет Николь всё ускоряя и ускоряя движения ладошкой. Ему невероятно приятно сжимать эту пульсирующую, раскалённую часто плоти Дамьена. Кажется, что удовольствие всего мира сейчас сосредоточилось в его ладони.
- Ты... Ты меня делаешь... таким горячим... - едва слышно выдыхает Дамьен. Все внутри сжимается в отчаянно пульсирующую наслаждением точку. И так хочется, чтобы Николь чувствовал то же, только во сто крат сильнее. А потому Дамьен ласкает любовника ярче и жарче.
Николь кричит, срывая голос. Но на голос ему сейчас плевать больше всего на свете. Да и как иначе, когда самый лучший из мужчин так страстно, властно, жарко имеет его, силясь, кажется, добраться до самого сердца, чтобы вырвать его с корнем и оставить себе.
- Николь!.. Малыш... Люблю... Ахм!.. Я... Я сейчас... - мужчина задыхается от удовольствия, и вкладывает его в каждое свое прикосновение к любовнику. - Ну же... Малыш, дав-вай... Вместе... - жадно целует Николь, кажется, разбивая себе губу о кромку зубов парня.
Николь невероятно жадно приникает к губами мужчины, заглушая ими свои стоны. Ещё немного, буквально несколько движений, и всё тело пробирает чертовски болезненно-острый и невообразимо сладкий оргазм, разом вышибающий остатки воздуха из лёгких.
Дамьен оглушительно сладко рычит в губы любовника, когда его тело взрывается мощнейшим оргазмом, заливая пальцы Николь горячим своим удовольствием.
Николь ещё некоторое время не может остановиться. Только пальцы ладошка скользит по члену всё медленнее и медленнее, всё уменьшая и уменьшая амплитуду. И сорванное дыхание опаляет губы любовника. И сердце колотится так, что слышно даже если не прижимать ухо к груди.
Накрывает руку Николь своей, дрожащими пальцами гладит, сжимает. Прикрывает глаза и утыкается губами в шею мальчишки. Едва уловимо улыбается, гладит визави по спине.
- Ты замечательный, Дамьен... Просто... замечательный, - улыбается мальчишка и поднимает на него влажный, всё ещё подёрнутый пеленой страсти взгляд. - Ты лучшее, что случалось со мной.
- Ты тоже лучшее, что случалось со мной... - нежно улыбается и целует парня в уголок губ. - Ты невероятен, малыш...
Николь ещё некоторое время сидит на коленях у Дамьена, а потом соскальзывает и подходит к мойке, собирая со стола тарелки.
- Ты это... не брейся сейчас, ладно? Вечером побреешься, - улыбаясь произносит мальчишка. - Я не хочу. чтобы это радостное утро закончилось траурно-мрачным днём для тебя, хороший мой.
- Не буду, малыш, - ласково улыбается Дамьен. - Ладно я хмурым буду... Но лишать тебя моей щетины - излишне жестоко!
- Ты же на работу, верно? Так что я переживу, даже если ты побреешься. К вечеру всё равно отрастёт. Но я не хочу, чтобы ты весь день ходил хмурый. Пусть она лучше ночью отрастать будет, - поворачивается через плечо и подмигивает. - Мне нравится, когда ты в хорошем расположении духа. Это вдохновляет.
- Да, нужно заехать забрать рукописи. Если у тебя планов нет - поехали вместе, - подкуривает сигарету. - И на что же это я тебя вдохновляю, малыш?
- На... на... да на всё! В основном - на приятные эксперименты, - Николь пожимает хрупкими плечиками. - Я бы с радостью поехал с тобой, но у меня есть кое-какие планы... Думаю, управлюсь до твоего возвращения.
- Хорошо, - кивает Дамьен. - С тобой невероятно уютно, знаешь? - чуть прищуривается, ласково глядя на любовника.
- Правда? А мне казалось - со мной невыносимо. У меня же вечно по сто пятниц на неделе, я постоянно капризничаю и хочу всего и сразу... - задумчиво так. - Хотя, если тебе это нравится...
- Мне нравишься ты, Николь, - тихо смеется. - И этого вполне достаточно, - поднимается со своего места, подходит к парню и приобнимает за талию.
- Семейная идиллия, - смеётся мальчишка. - Муж отправляется на работу, жена моет посуду... Какой кошмар! Я никогда не мог представить себя в роли женушки.
- Ну, на классическую женушку ты не похож, малыш, - качает головой мужчина. - Не беспокойся.
- Ну слава богам, - с облегчением вздыхает он и улыбается. - А то я уже пугаться начал...
- Какой ты пугливый, - смеется. - Обожаю тебя, - явно перескакивая с темы мурлычет Дамьен. - Прямо таки не хочется тебя никуда отпускать!
- Мне тоже не хочется тебя отпускать... - мурлычет мальчик, - Но ты сам говорил, что это не надолго...
- Знаю, - со вздохом кивает. - Но и это кажется мне вечностью. Я люблю тебя, Николь.
- А я... - мальчик запинается. - Мне с тобой тоже очень хорошо. Но не жертвовать тебе хлебом насущным ради меня. Иначе скоро я буду зарабатывать больше, чем ты и можно будет считать, что ты - альфонс севший на мою хрупкую шейку, - смеётся Николь.
- Оригинальное щетинистое ожерелье, - смеется Дамьен. - Надеюсь хоть в этот раз не будет бреда в работах. Иначе опять будем до хрипоты спорить феноменальный или культовый идиот автор, - усмехается.
- Феноменальный, - с уверенностью кивает Николь. - А культовым он станет после смерти.
- Я его тут же убью. Из жалости к читателям, - хмыкнул мужчина. - А потом издам и бедняге не придется погибнуть от рук фанатов.
- Какой ты гуманный, - весело фыркает мальчишка и целует Дамьена в щёку. - Ты только не брейся, ради всего святого.
- Не буду, малыш, - широко улыбается и трется щетиной об губы Николь. - Да и у меня бритвы с собой нет.
- Вот и слава богу. Потому, что побриться в твоём случае это как вырвать язык, отрезать член и переломать все пальцы, - улыбается Дамьену. - Ты же с ней шикарен!
- Хм, выходит, что без щетины я не буду для тебя привлекательным? - лукаво прищурился.
- Ты дурак совсем? - хмурится Николь. - Конечно будешь привлекательным... Но так ведь - гораздо лучше!
- Не хмурься так, любовь моя, - притягивает мальчишку к себе и нежно целует. - И все же... Не хочу никуда уходить, - мягко улыбается и тихо вздыхает.
- Ну, тогда не уходи, - пожимает плечами. - Я тоже буду рад, если ты останешься. И огорчусь, если тебя уволят.
- Ты собирался по своим делам, а значит разлука неизбежна, - качает головой Дамьен.
- Ну, я тоже могу никуда не пойти, - улыбается Николь. - Меня-то точно никто не уволит. Я как бы ни на кого не работаю. Спеть - это раз плюнуть. А на счёт музыки - там подсуетится Сэм. У него лучше получается.
- Тогда я попробую исполнить хитрый маневр, - тихо смеется. - Заставлю нашего курьера привезти работу сюда. Под предлогом... Каким? - задумчиво.
- А ты заболел. Ветрянкой, - смеётся Николь. - И тебе оооочень плохо. А я тут тебя спасаю всеми правдами и неправдами.
- Ветрянка значит... Попробуем, - довольно кивает и улыбается мужчина.
Поднимается, подходит к телефону. Набирает номер своей конторы, прокашливается и выдыхает в трубку порядком охрипшим голосом больного человека:
- Привет, Поль... Да, приболел... Не мог бы ты прислать курьера с работой? Нет, сам едва ли доеду... Ветрянка... Угу... - еще раз закашливается. - Температура. Ты же знаешь, что я и так готов приехать. Но меня не выпускают. Да еще и угрожают вызвать Марго... Этого я не вынесу сам понимаешь. Ага, и пусть заскочит ко мне домой, он знает, что взять. Спасибо, Поль, - вешает трубку и победно улыбается. - Дело в шляпе, малыш.
- Ну вот видишь, - улыбается Николь и целует Дамьена в висок. - А врёшь ты мастерски, правдоподобно. Тоже на улице учился?
- Да где я только не учился, - отмахивается Дамьен. - Врать не люблю, но умею, - крепко обнимает парня за талию. - И как ты будешь спасать меня?
- А как будет наиболее эффективно, хороший мой? - лукаво щурится Николь. - Ты как обычно спасаешься? Ну, если температура, то надо хоррррошенько пропотеть...- ладошки Николь ложатся на плечи и медленно соскальзывают по груди.
- Давай попробуем, - вздрагивает всем телом. - Что-то меня знобить начинает... - скользит ладонями по спине Николь.
- Милый мой симулянт, - сладко мурлычет Николь, прижимаясь к Дамьену всем телом. Губы его уже прижимаются к шее пониже линии щетины и скользят к плечам, оставляя по себе розовеющие метки после лёгких укусов.
- А еще нужен постельный режим и много горячего внутрь, - тихо, сдавленно выдыхает. Дамьен подставляет любовнику шею, сам же безостановочно гладит тело Николь.
- В-вот как, - щурится Николь и, обнимая Дамьена и не прекращая зацеловывать его шею и плечи, толкает его в сторону кровати, пока та не упрётся под колени Дамьена, заставляя потерять равновесие и приземлиться на лопатки. В этот момент коленка Николь вжимается между ног мужчины, заставляя раздвинуть ноги. - Много? Горрррячего.... Хоррошо. - Поцелуями спускается вниз по груди, животу, вжимается личиком в пах Дамьена, пока руки стягивают с него джинсы. Щекочет языком его мошонку и двигается дальше по промежности.
- Ох, ччерт... - стонет Дамьен. - Что ты... - и все же подается бедрами вверх, подставляясь ласкам. Что бы там не задумал любовник - это невероятно приятно. Приподнимается на локте, вплетает пальцы в волосы Николь, слегка сжимает у корней.
Николь же скоро достигает своей цели, прижимаясь языком к тугому колечку мышц Дамьена, будто силясь преодолеть сопротивление и протолкнуть его внутрь. Руки тем временем ласкают мошонку и член любовника.
- М-м-ах! - мужчина выгибается всем телом. - Николь... - тело недвусмысленно реагирует на прикосновения, манифестируя желание большего. - Да-ахм...
Мальчишка сладко и выразительно стонет в ответ, раздвигая язычком несколько сопротивляющиеся напору мышцы, проникая внутрь и смачивая тем самым вход. Руки тем временем живут своей жизнью, меняя ритм, дразня, распаляя. Правда, с некоторым сожалением одну руку он скоро убирает и шарит по кровати и тумбочке в поисках смазки.
Дамьен весьма охотно и заботливо подсовывает тюбик в руку Николь. Извивается под руками любовника, все норовит приласкать мальчишку, но не дотягивается.
Николь бы поблагодарил, да только всецело занят вылизыванием Дамьена. Быстро выдавливает в ладошку смазку, несколько секунд греет в руке, а потом одним пальцем проникает в любовника, равномерно распределяя её по стенкам. Ротик свой он тут же занимает мошонкой мужчины, вбирая кожу в рот, щекоча язычком, чуть оттягивая на себя. Другой же рукой - продолжает ласкать-поддразнивать его член.
- Твою м-мать! - рычит-стонет мужчина насаживаясь на пальцы любовника. - Решил меня с ума свести, м-малыш? - задыхается от удовольствия.
Николь стонет-рычит в ответ, только быстрее работая ладошкой, ласкающей член Дамьена, чтобы скрасить дискомфорт от проникновения второго пальца. Пальцы же внутри аккуратно двигаются поступательно, чуть расходятся в стороны, растягивая, раздвигая согревая. Язычок порхает то к корню плоти мужчины, то вниз по промежности, добавляя к смазке ещё и собственную слюну.
Дамьен хрипло стонет, царапает загривок мальчишки. Мягко подается бедрами навстречу пальцам любовника, задавая темп. Сжимается вокруг тонких пальцев, не потому что испытывает дискомфорт, наоборот, чтобы усилить приятные ощущения.
Николь сладко стонет в полный голос, ненадолго отстраняясь, чтобы посмотреть со стороны на то, что происходит. Видимо, зрелище его более чем воодушевляет. Ещё некоторое время он продолжает вбиваться в Дамьена пальцами, а затем, явно понимая, что больше не может сдерживаться, что фантазия разыгрывается до того, что сейчас просто сорвёт крышу, направляя себя, прижимается ко входу головкой и мягко толкается, ещё не проникая, но подготавливая.
- Т-ты сам... сказал про много... горячего внутрь... Я т-тебя за язык н-не тянул, - выдыхает, запинаясь, Николь.
- Н-не тянул... Или ты думаешь... Я буду... Жалеть?.. - трется об член любовника, ловит его губы жадно целуя.
Рычит, стонет, прижимается к мальчишке, весьма настойчиво трется всем телом, почти приказывая не затягивать все, чтобы не сойти с ума.
- К...кто знает? - тихо рычит в самое ухо Дамьена Николь и резким движением с приглушённым стоном входит в него. Замирает на секунду, позволяя привыкнуть, чуть приподнимается, глядя в лицо мужчины.
У Дамьена закрыты глаза, чуть подрагивают ресницы, на губах гримаса то ли боли, то ли наслаждения. Мужчина напряжен всем телом. Но через мгновение широко распахивает глаза, опаляя любовника страстным, жадным взглядом. Сжимает в ладонях ягодицы Николь и тянет на себя, вместе с тем резко двигая бедрами навстречу.
- Д-да!..
Николь сейчас, кажется, просто боготворит своего любовника. Двигается он медленно, плавно, что на вход, что на выход, и только совсем постепенно начинает ускоряться. Глаза Николь горят каким-то совершенно сумасшедшим, счастливым, восторженным и в то же время растерянным пламенем. Губы его дрожат, дышит он рвано, резко выдыхая и быстро втягивая воздух, как можно дольше задерживая его в лёгких, чтобы ничего не пропустить, чтобы не сделать ничего лишнего.
Гладит любовника по спине, бедрам. Чуть направляет его движения, так чтобы приятно было обоим. Плавно двигается впуская Николь в себя, лишь изредка резко насаживаясь и сжимая любовника в себе.
- Малыш... Ты... Чудо... - сладко протяжно стонет, целует шею парня, царапает щетиной.
Николь тоже зацеловывает плечи и шею Дамьена, не выдерживая всех своих переживаний - сжимает зубами его плечо, и совершенно меняет ритм, двигается невероятно быстро и резко, мощно вколачиваясь в мужчину, придерживая его бёдра под нужным углом и тихо рыча.
Едва ли не до крови царапает спину Николь в порыве страсти. Мужчина наспех облизывает свои пальцы и довольно резко проникает в любовника. Прикусывает ушко парня, горячо ласкает кончиком языка. Яростно двигается вместе с любовника.
- О, боже! - вскрикивает Николь и окончательно теряя контроль над собой, стонет во всю силу, и буквально вбивает подачей своих бёдер Дамьена в кровать. - Д-до...ч-чего жжже...т-ты... хор-р-рошшш... - рвано выдыхает-рычит сквозь стоны. - Госсссподи, да-ах!
- О-ох, чеерррт! - жестко, властно целует Николь, едва не до крови. Добавляет палец за пальцем жарко лаская любовника. Откровенно сходит с ума от удовольствия. Увлеченно подмахивает бедрами, пальцами свободной руки сжимает волосы парня. - Н-ну! Еще, малыш... Дав-вай! Как же с тобой хорррошо!..
Кажется, мальчишка набирает предельную скорость, вкладывая всю возможную силу, и если ещё немного - он просто раскалится добела и перейдёт в газообразное состояние. Николь комкает простынь, кусает губы Дамьена, кричит сладко и хрипло, и, кажется, ещё немного, и он просто взорвётся маленькой атомной боеголовкой.
- Н-ну же... ещ-щё... немного, Дамь...ен!
Дамьен, кажется, уже не видит и не слышит ничего до того тянуще сладко и хорошо. Николь невероятно прекрасен сейчас. Мужчина задыхается от стонов, от дичайшего напряжения. Такое ощущение, что он прочувствовал свое тело до последней клеточки, наполненной кристально чистым наслаждением.
- Ох, дьявол! - Николь выпрямляется на руках, прогибаясь до хруста в пояснице, запрокидывая голову, замирает и долго кончает в Дамьена, всё ещё продолжая по инерции двигаться короткими толчками глубоко внутри.
- Николь... - сипло выдыхает Дамьен, прежде чем сорваться на крик, долго, эмоционально ярко кончая. Забрызгивает своим семенем грудь и живот Николь. Крепко обнимает мальчишку, сорвано дышит ему в шею. - Ты невероятен...
- Боже мой... какой... какой...т-ты... - выдыхает николь, зарывшись лицом в шею Дамьена, не в силах пошевелиться. - Ты... ты... такой... ммм-ах!
Перекатывается на бок, так и не выпустив любовника из себя, гладит по плечам, спине.
- Я люблю тебя... - счастливо выдыхает Дамьен.
Николь жмурится и мурлычет в ответ, целует шею и плечи.
- Ну... как твоя ветрянка? Уже... легче?
- Не уверен. Думаю стоит закрепить результат, - тихо смеется мужчина, зацеловывая любовника в ответ.
- Н-не думал, что тебе так понравится... - тихо стонет мальчишка, запрокидывая голову, подставляя поцелуям шею.
- А мне понравилось, малыш, - выдыхает на ухо Николь. - Очень. А тебе как такое разнообразие? - легонько кусает шею мальчишки.
- Я вообще как-то не понял, что произошло, - улыбается смущённо Николь. - Видимо, не распробовал, - лукаво щурится.
- Ну, так давай попробуем помочь тебе распробовать? - не менее лукаво отвечает Дамьен.
- Это каким это образом? - склоняет голову к плечу, строя из себя совершенно невинного ангелочка.
- Посмотрим, - будто невзначай сжимает член любовника в себе. - Хочешь?
- Х-хочу... - выдыхает хрипло Николь и жмурится, выгибаясь в пояснице и чуть подаваясь бёдрами навстречу. - Спрашиваешь...
- Ччерт, приятно... - Дамьен довольно зажмуривается. Затем подминает любовника под себя, склоняется над ним и целует. Волнообразно двигает бедрами, глубоко пропуская любовника в себя.
- О, госсссподи! - Николь сжимает ягодицы Дамьена, не слишком больно впиваясь в кожу ноготками, и задаёт ритм, ускоряя, прося ещё. Запрокидывает голову и двигает, двигает бёдрами навстречу резко и мощно, в отличии от плавных движений любовника. - Так же... в тебе...мм-ах!... горячо... тессссссно... боже, какой же ты....
- Страстный такой... Жгучий... - прижимает руки Николь к кровати, за его головой. Рывками опускается на плоть мальчишки, задавая максимальную амплитуду. Стонет в губы мальчишке. - Обож-жаю тебя...
- Д-да! Боже, только... не останавливайся, Дамь...еееен! Не останавливайся, - голова Николь мечется по подушке, рассыпая кудри по лицу, извиваясь всем телом. - Умол...ляю тебя... Не останав-ли-вай-ссссся!
- Ни за что... - рычит Дамьен, целуя шею и плечи любовника. - Госссподи! Николь, ещ-ще!..
Мужчина двигается все быстрее, безжалостнее для обоих. Прогибается в пояснице, одной рукой сжимает мошонку парня, ласкает, аккуратно царапает.
Николь кричит-стонет во весь голос, вскидывает бёдра вверх, чтобы Дамьену было удобнее касаься его. Одну руку опускает на член Дамьена и принимается так же безжалостно ласкать, подстраиваясь и обгоняя общий ритм.
- Д-да... да... вот так... чёрт бы тебя побрал, Дамьен... - задыхается Николь, кусая губы. - До чего же с тобой... а-ах! ...хорррошо...
- М-мм-ах! - запрокидывает голову и оглушительно стонет. Николь однозначно решил свести мужчину с ума. Дамьен плавится от всей этой безумно жаркой скачки. - Я... Я же так... Скор-ро... кончу... Малыш!
- Д-да... кон-нчай... хорроший... сдеай это для меня... прошшшшу... - рычит Николь, во все глаза бесстыдно разглядывая любовника, будто имея его во все поры, лаская каждую клеточку его тела, искренне восхищаясь Дамьеном.
- А-ах! - вздрагивает всем телом и начинает двигаться в совсем уж запредельно жестко-жадном темпе. - Д-да! Люблю тебя, Николь! - мужчину колотит от предоргазменной пляски удовольствия по всему телу. Еще немного и будет взрыв. Еще совсем немного...
- Да, да, да! - Николь не в силах закрыть глаза - до того завораживающее зрелище открывается перед ним. Но вот только картинка перед глазами плывёт в предоргазменном всплеске. Он жадно хватает воздух ртом, но не может надышаться. Диафрагму и бёдра сводит сладкой судорогой. Николь вскрикивает коротко и замирает, изливаясь в Дамьена.
Это ощущение горячего семени внутри, квинтэссенции наслаждения любовника, мало с чем сравнится. Дамьену сносит напрочь крышу и все сознательное, оставляя лишь голый фундамент, искрящийся оргазмом. Он стонет, цепляется за простыни и изливается в ладошку Николь. Без сил, а все тело свело судорогой удовольствия, опускается на любовника и, касаясь шеи парня, одними губами шепчет:
- Неверроятно хоррошо... С тобой...
Николь не может ни шелохнуться, ни вдохнуть. Никогда ничего подобного в его жизни ещё не было. Можно сказать, что только что он лишился девственности во фронтальном своём участке. А потому - лежит, распахнув глаза, всверливаясь невидящим взглядом в потолок. Только сердце бьётся оглушительно.
Дамьен прикрывает глаза, хрипло, сорвано, невероятно горячо дышит. Мелко вздрагивает, ощущая как бисеринки пота катятся вдоль позвоночника. Бездумно, хаотично и невероятно нежно зацеловывает возлюбленного.
- Дамьен... боже мой... - выдыхает Николь позволяя себе наконец-то моргнуть и найдя в себе силы обнять мужчину. - Как же с тобой хорошо... безумно хорошо... невероятно...
- С тобой тоже, малыш... - ласково улыбается, теснее прижимается к любовнику. - Ты... Ты... У меня ни с кем не было ТАК...
- У меня тоже... ни с кем... ТАК... - бессвязно, будто эхо. - Дамьен, ты лучшее, что случалось со мной за всю эту грёбаную жизнь...
- Ты серьезно? - приподнимается на локтях. Как-то растеряно смотрит на Николь.
- Абсолютно, - кивает мальчик все так же растерянно моргает. - И про что я впервые кого-то... ну... того - тоже абсолютно серьёзно.
- Малыш, - чувственно целует парня. Гладит по всему телу. - Это было восхитительно...
- Ну, только не вздумай хвалить меня, чтобы подбодрить... - смущённо улыбается Николь. - если что-то я делал не очень... ты скажи... чтобы я в другой раз так не... ну ты понял...
- Это действительно было восхитительно, Николь, - мурлычет Дамьен. - Я и не предполагал, что это первый раз у тебя...
- Ну, тогда извини, что в очередной раз тебя шокирую... - пожимает плечами мальчик. - Мне... мне было очень хорошо... и сейчас тоже хорошо... мне вообще с тобой хорошо, Дамьен...

@темы: Заморожен, Кинк, Слеш, Фетиш, Экшн