Библейский мудак Дар
One dark night in the middle of the day, two dead boys got up to fight. Back to back they faced each other, drew their swords and shot one another.
Название: Дитя Богемы
Автор: G.Grissom, G.Sanders
Размер: миди плавно переходящий в макси
Категории/Жанры: слеш, кинк, экшн, транс-гендер
Пейринг: Дамьен/Николь
Рейтинг: NC-21
Предупреждения: Цикл не дописан и заморожен.
От автора: По мотивам отыгрыша.

Останавливается у дверей неприметного магазинчика с простенькой вывеской без названия, просто с бутоном розы, окна занавешены тяжелыми портьерами.
- Заходим?
- Что-то я волнуюсь... - несколько смущённо улыбается Николь. - Давай сначала покурим?
Ставит пакеты на землю, протягивает Николь сигарету, щелкает зажигалкой.
- И почему же ты волнуешься?
- Не знаю, - пожимает плечами и старается спрятать в золоте волос проступивший на скулах румянец. - Я же тебя знаю, ты извращенец. Вот и волнуюсь.
- Никак не могу понять почему я извращенец... - качает головой и закуривает. Хитро улыбается. - Тогда ты тоже извращенец.
- Я? - поражённо хлопает ресницами, а затем гордо приподнимает подбородок. - Я, значит? Да! Извращенец и горжусь этим.
- Милашка! - смеется Дамьен.
- Ну дык... - вздыхает Николь. - На том и стоим. Не будь я таким милым - торговал бы собой за копейки. А так - ещё на что-то гожусь.
Мужчина с улыбкой смотрит на любовника, ласково ерошит волосы.
- Такой красивый, когда смущаешься...
- И потому ты стараешься найти придельную точку, чтобы я засмущался до смерти? - мальчишка несколько нервно курит. Он чрезвычайно волнуется, можно сказать - возбуждён до предела. - Не отлынивай. Мы договорились, что умру я от оргазма, а не от смущения.
- Вот и не умирай от смущения, - лукаво подмигивает Дамьен. - Идем? - тушит свою сигарету.
- Угу. - Николь делает последнюю жадную затяжку. - Пойдём.
Дамьен открывает двери и пропускает Николь первым. В помещении вполне романтический полумрак, витают ароматы благовоний, кое-где горят свечи.
За прилавком, а точнее на нем, восседает девчушка лет 25 в легком платье-разлетаечке, с шикарной каштановой гривой, спадающей каскадом на плечи. Девчушка аккуратно промакивает слезы платочком, чтобы не испортить макияж. Заприметив посетителей слетает со своего места и улыбается.
- Добро пожаловать!
Николь как-то сразу отмечает каждый её жест, а потому теряется ещё больше. Просто стоит и моргает, пока Дамьен не разъяснить ему что вообще делать и говорить надо и как себя вести. То есть ступор как он есть.
Дамьен вместе с пакетами, бочком, заходит внутрь. Как ни в чем не бывало ставит пакеты на прилавок, склоняется над девушкой, долго изучает ее лицо.
- Только не говори, что очередной кавалер ушел от тебя к какой-нибудь танцовщице, - раздосадованно цокает языком, берет платок и осторожно вытирает слезинку намеревающуюся скатиться по щеке.
- К официантке, - сдавленно всхлипывает девушка, а потом встряхивает головой и смеется. - Все же лучше, чем у тебя, братец. Хотя бы не грымза.
- Прекрати меня подкалывать. Это уже не смешно, - показал язык и улыбнулся. - Знакомься, дорогая, это Николь, - ласково улыбается мальчишке, - и мне нужно чтобы он не умер от смущения. На его смерть у меня свои планы.
- Ой, как мило, - протягивает Николь руку. Вообще девчушка больше похожа на птичку - хрупкая, звонкая и, кажется, порхает, а не ходит. - Меня зовут Каролина.
- Оч-чень приятно...- несколько оторопело отвечает Николь, берёт её руку и целует запястье. - Раз встрече, мадемуазель. И запомните, никогда не плачьте из-за этих паршивых кобелей. У них ветер в голове и нестабильная потенция. Ни один из них, поверьте, не стоит Ваших слёз.
- Да, у меня вот пол-магазина приятных в обращении ребят, - лукаво улыбается парню. - Не уходят в загулы, не скандалят и всегда готовы к сексу.
Дамьен тихо смеется и отправляется исследовать полки.
- О, у тебя обновление, - улыбается.
- Да, только привезли, - кивает и усмехается. - Купи жене - она поймет, что ты не состоятелен в постели и со спокойной душой даст развод.
- Он развёлся, - улыбается Николь. - Теперь я его жена, мадемуазель. И готов заверить - он вполне состоятелен. Даже очень.
- Дамьен! - вскрикивает Каролина и с твердым намерением выцарапать мужчине глаза уже пытается дотянутся до этих глаз. - Как ты мог? Как ты посмел?!
Дамьен как может уворачивается от опасных коготков девушки.
- Да что такое? - недоумевающе.
- Почему ты мне раньше не сказал? Это... Это подло! - надувшись отворачивается. - Ты ужасный старший брат!
- Ну что вы, мадемуазель... - Николь подходит к девушке и улыбается. - Это моя вина... Просто с тех пор я не выпускал его из постели. Иначе он бы обязательно рассказал.
- Правда? - прищурившись смотрит на Николь. - Или Вы его выгораживаете?
Дамьен вздыхает и качает головой.
- Я вот тоже только что узнал, что у меня появился жена, - разводит руками. - Так что информация из первых рук.
- Ах, вот оно как? - вспыхивает Николь и кладет руку на плечо Каролине. - Вы хотели выцарапать ему глаза? Хм... не плохая идея. Только оставьте мне его щетину и член. Сохраню как трофей.
- Дамьен, ты что совсем оборзел? - чрезмерно ласково шипит Каролина, так что Дамьен даже бледнеет немного. - Как это ты только что узнал? Или тебя просто так не выпускали из постели? - поворачивается к Николь. - Дался Вам его член! У меня есть варианты получше и по-эффективнее.
- А откуда я мог понять? - праведно возмущенно отзывается Дамьен. - Ты мне вообще не веришь и сбегаешь...
- Цыть, мужлан! - гаркает Каролина. - Николь же не баба какая-нибудь! Хотя красивая женщина получилась бы... Конечно, он будет сбегать от такого черствого человека, каким оказался ты. Бесчувственный чурбан!
Мужчина ошарашенно смотрит на Николь и Каролину, не в силах выдавить из себя и звука от обиды и возмущения.
- А что вы там говорили о вариантах? - улыбается Николь. - Вот только не надо так жёстко с Дамьеном... Он такой милый, ранимый, такой забавный... - нежно и с умилением смотрит на Дамьена. - И членом своим пользуется лучше, чем я смогу использовать предложенные Вами варианты...
- А как еще нужно с ним, если он идиот? Я была о тебе лучшего мнения, братец, - хмыкнула. Берет Николь за руку и ведет к одной из витрин. - Тут уже нужно разобраться в назначении: для прелюдий, для обоих, для соло заходов, - щебечет девушка указывая на разные модели.
- Нет-нет, я пришёл суда с моим хорошим, а значит выбирать будем вместе... - смущённо улыбается. - И прекратите сердиться на Дамьена. Он очаровательный... Прям из кожи вон лезет, чтобы мне было хорошо... А Вы о нём так...
Смеривает Дамьена сердитым взглядом, а потом смилостивившись улыбается.
- Береги этого человечка. Еще никто о тебе столько хорошего не говорил, - треплет брата по щеке.
- Страна бесплатных советов, - хмыкает Дамьен, обнимает Николь со спины, целует в макушку. - Конечно я буду беречь Николь. Я его очень люблю и хочу чтобы он был счастлив.
- Ну, страна советов лучше, чем страна баранов, - пожимает плечами Николь и улыбается. - Хэй, помнишь, ты обещал подбивать меня на всякие шалости. Ты можешь начинать. На самом деле мне интересно абсолютно всё.
- Помню-помню, малыш, - улыбается Дамьен. - Каролина, а второй зал еще работает?
- Конечно, - мило улыбается девушка. - Помнишь, я все никак не могла шарики найти? Они теперь есть в моей коллекции! - просто светится.
- Идем посмотрим, хороший мой? - целует в висок.
- Пойдём. А сюда ещё вернёмся? - Николь похож на ребёнка, которому показали целый магазин игрушек или сладостей, когда хочется попробовать всё-привсё.
- Конечно, - смеется мужчина.
Каролина ведет парочку во второй зал. Подходит к одной из витрин, указывает на шарики разнообразнейших модификаций и размеров.
- Вот эти - моя гордость. Зубами выгрызала, - открывает дверцу и берет с полки цепь из семи шариков с довольно таки широким кольцом на конце. Каждый шарик в железной скорлупе с резиновыми шипами. - Удобная вещица.
- Если подойти с фантазией, - кивает Дамьен.
- Ох, чччёрт... - стонет Николь, видимо, уже представляя, как это чудо ощущается изнутри. У него едва ноги не подкашиваются, так, что приходится повиснуть на руке Дамьена. - У тебя ведь есть фантазия, Дамьен? Я же знаю, что есть...
- Кольцо ведь неплохо тянется? - прищуривается мужчина.
- А, заметил, да? - смеется Каролина. - Да-а, тянется великолепно. А главное сжимает именно до нужной кондиции, - подмигивает лукаво.
- Отложи их, - улыбается Дамьен. - Нам ведь они нравятся? - шепчет в губы Николь.
- Нам они.... нрррравятся... - томно выдыхает Николь, весь дрожа от предвкушения. - Очень. Но мы же не остановимся только на них, да?
- Ясное дело, что не остановимся, - мурлычет мужчина. - Вещай, сестренка. Как на счет этих? - указывает на три шара соединенных между собой проводом.
- Экспериментальная модель, их полезность еще не оценили, - вкладывает шарики в ладонь Николь, щелкает колесиком на пульте, включая. Шарики мелко, приятно вибрируют. - Хотя можно и так, - выкручивает на максимум. - Размер удобный, порвать не получиться, зато пощекотать нервишки - сколько угодно.
- Бог мой... и у кого только хватает фантазии на всё это! - восхищённо выдыхает мальчишка и оглядывается на Дамьена. - Что думаешь по этому поводу? Нравится?
- Ага, - кивает Дамьен. При чем с таким видом, что ясно видно - он уже что-то задумал.
- Подбери слюни, Дамьен, - беззлобно хмыкает девушка. - Это еще только начало. Признаться из этой категории хороша вот эта цепочка, - взвешивает в руке длинную тонкую цепь, усеянную короткими шипами и шипастыми шариками. - Превосходно впиваются в кожу не оставляя следов.
- Если я разбогатею - я всё куплю. Вот всё-привсё... - Николь весь аж сияет азартом интересом и желанием посмотреть, пощупать, опробовать.
- Выбирай, малыш, - смеется Дамьен. - Сейчас богатый я.
Каролина тихо смеется и откладывает цепочку на место.
- Нет, она мне нравится, - качает головой Дамьен. - К тому же она будет великолепно смотреться на хрупком теле моего возлюбленного, - смотрит на Николь. - Ты же не против, малыш?
- Нет, я не против... - улыбается Николь. - Совершенно не против. Даже за... - мальчишка задумчиво щурится, склоняется к Каролине и смущённым шёпотом спрашивает:
- А плети у вас есть? И... что-нибудь для связывания? И... что-нибудь кожаное, а?
- Обижаете, - надувается девушка. - Конечно, есть. Вот они, - указывает на противоположную стену. - Плети, хлысты, парочка кнутов для самых смелых. Шелковые и конопляные веревки, - мило и беззаботно щебечет. - Наручники... Смотрите, трогайте, пробуйте. Не стесняйтесь.
Кажется, Николь сейчас в обморок упадёт от смущения. Ему так и хочется сказать что-то вроде "Ну зачем так громко-то?" - только слова в горле застряют. И поняв, что отступать уже некуда, медленно подходит к стенду, стараясь не оглядываться на Дамьена, откровенно боясь считать эмоции с его лица.
Дамьен, признаться, удивлен и откровенно заинтригован. Склонив голову к плечу улыбается:
- Трех-хвостая, малыш, должно быть замечательно поет. Дуэтом вы споете так, что у всех в округе сердце остановится от восторга.
- Угу, - кивает Николь и улыбается, радуясь, что Дамьен не видит этой милой кровожадной улыбки. - Думаю, эта подойдёт. И вот этот кнут... И.... и вот эти наручники.... И вооот эта верёвка, - с невероятной деловитостью собирает комплект.
Каролина проворно упаковывает указанный инвентарь.
- С кожей не так размашисто, - качает головой. - Но я могу пошить на заказ...
- Я бы с удовольствием заказал у Вас, если не так любил заниматься шитьём, - виновато улыбается Николь. - Я просто помешан на этом деле.
- Здорово! - улыбается Каролина. - Дамьен, это все или ты еще что-то придумал?
- Да, пока не забыл, - подходит к одной из полок, рассматривает содержимое. Кидает тюбик девушке. - Смазка. Все время о ней забываю, - несколько виновато разводит руками.
- Да ладно тебе... Это не так страшно, - пожимает плечами Николь и улыбается. - Это...мелочи, Дамьен. Ну честно...
- Позволь хоть изредка заботиться о тебе в этом плане, - подходит к мальчишке, обнимает за талию.
- Ну... спасибо, - неуверенно так, несколько растерянно. Стоит ли говорить, что смазка для Николь была таким же мифом, как и чья-то любовь. Слышал об этом, но никогда не имел в распоряжении.
- Глупый, не за что, - целует в висок.
- Еще что-нибудь, голубки? - склоняет голову к плечу.
- Ну, если мы сейчас скупим всё, милая мадемуазель, то у меня больше не будет ненавязчивого повода Вас повидать и ещё раз напомнить, что мужики - не повод для слёз, - обворожительно улыбается мальчишка.
- Ох, ну, тогда я жду вас вместе или по отдельности в своем магазинчике, - мило улыбается Каролина. - Удачных экспериментов, - выбивает чек и дождавшись пока Дамьен расплатится, кивает Николь. - Я запомню Ваш совет, Николь. Спасибо.
- Не за что, - добродушно улыбается и подмигивает девушке. - Берегите себя, мадемуазель...
А потом снова повисает на руке у Дамьена, трётся о плечо щекой.
- Ты милый такой... Главное - не забудь кульки.
- Люблю тебя, - чмокает в нос и забирает пакеты. - Ну, что, домой экспериментировать? - трется щетинистой щекой об висок Николь.
- Аха. Напьёмся, поедим, а потом... - Николь сладко тихо стонет в предвкушении. - Мне почему-то кажется, что это будет лучшая ночь в моей жизни.
- Пока, сестренка, - улыбается Дамьен. - Заходи в гости как-нибудь.
- Обязательно, Дамьен, - кивает девушка.
Дамьен выходит из магазинчика сияя счастливой улыбкой.
- Малыш, а тебе, должно быть, безумно идет кожа...
- Думаешь? - с неподдельной заинтересованностью смотрит на любовника. - Просто... всегда хотел попробовать... Но никогда повода не было...
- Ага, - с уверенностью кивает. - Прекрасный ангел затянутый в кожу... Ммм... Соблазнительное зрелище... - мужчина тихо стонет, кажется, слишком ярко представив себе Николь в коже. До того ярко, что брюки становятся невыносимо тесными.
- Воооот как? Пофантазируй пожалуйста, вслух, - выдыхает ему в ухо Николь и едва ли не слёту припечатывает Дамьена к стенке, опускаясь на корточки и прижимаясь щекой к его паху.
- Ччееррт... - выдыхает-выстанывает Дамьен. - Малыш... - в паху становится невероятно горячо. - Пофантазировать? Хоррошо... - трется пахом об щеку любовника. - Ты в коротких кожаных шортиках в обтяжку, безобразно коротком топике, едва ли служащим для прикрытия чего-либо... - снова стонет. - Плащ с меховым воротником... Тебе черртовски пойдет мех... Высокие сапоги... Может на шпильке... Н-ник-коль...
Николь тем временем быстро расстёгивает штаны Дамьена, проводит языком от головки к корню по нижней стороне, тихо, довольно стонет. Ему нравится то, как легко заводится Дамьен. Ему вообще всё в нём сейчас нравится.
- Н-ну же, малыш... - горячо шепчет мужчина, крепко зажмуриваясь. Проводит членом по губам любовника. - Так... как это делаешь ты... Никто так не умеет...
Николь тихо довольно стонет, ощущая горячую напряжённую головку на своих губах, а потому терпение заканчивается, и он жадно вбирает член Дамьена в рот. Пока - не глубоко, и принимается посасывать и щекотать уздечку языком, довольно жмурясь и обжигая сорванным дыханием его кожу.
Рывок бедрами вперед во влажный плен рта любовника. Выпускает пакеты из рук, сжимает волосы парня у корней, царапает загривок. Страстно стонет, что-то неразборчиво, сладко шепчет.
Николь с ума сходит от реакций Дамьена, царапает-гладит его бёдра, самозабвенно ласкает языком, стараясь пропустить член как модно глубже в глотку, сокращающуюся от неожиданного раздражителя. По щекам текут непроизвольные слёзы, но мальчик настолько увлечён, что не замечает ни их, ни того, что не хватает кислорода.
- Да-ахм-мм! - продолжает двигать бедрами, немного меняет угол, чтобы уменьшить для него неприятные ощущения. Однако эта страстная резкость никуда не девается. - Николь... С тобой... Безумно хорошо...
Мальчишка только стонет в ответ. Сладко так стонет, звонко, воодушевлённо, как будто вот-вот сам кончит. И только более активно двигается, выжимая из себя максимальную скорость, описывая при этом безумные восьмёрки языком по всей длине члена.
Не выдерживает яростного напора любовника, выгибается дугой, опираясь на стену только макушкой. Крепко сжимает волосы Николь, не позволяя отстраниться, кончает, изливая экстракт своего оргазма на корень языка мальчишки.
Николь жадно сглатывает всё до капли, и ещё некоторое время ласкает, стараясь выжать всё до капли. А потом с удовлетворённым стоном выпускает член Дамьена изо рта, поднимается и страстно его целует.
- Ты восхитителен.
Сцеловывает свой вкус с губ любовника, целует жадно, настойчиво, страстно, крепко обнимая мальчишку.
- С ума меня сводишь... - шепчет в поцелуй.
- Если тебе это нравится - то рад стараться... А если нет - придётся смириться, - смеётся Николь, прижимаясь к любовнику всем телом.
- Нравится, малыш, - лукаво улыбается Дамьен. - Оччень нравится. Приводит в неописуемый восторг.
- Тогда я счастлив, хороший мой... - Николь игриво прикусывает нижнюю губу Дамьена, легонько оттягивает на себя. - Безззумно... - ладонью с некоторым нажимом проводит по паху.
- Так мы к утру домой не придем... - довольно выдыхает, ладонями сжимая ягодицы любовника. Зажимает ладошку Николь между их пахами, когда приподнимает и вжимает мальчишку в себя.
- Так может постараемся добраться домой как можно быстрее, мм? - выдыхает в губы любовника, чуть сжимая пальцы, ощущая до чего горяч его любовник. - Иначе я начну прямо здесь...
- Или я... Ты чертовски сексуален, малыш... Тебе говорили? - впивается поцелуем в шею Николь, с нажимом гладит его бедра и ягодицы.
- Д-да... Но в твоём исполнении... это лучшее, что я слышал... - стонет Николь. Трётся о Дамьена всем телом, уже не старая сдержать дрожь возбуждения.
- Домой... Бегом, - рычит Дамьен и, будто не слыша своих слов, жадно ласкает любовника, пробираясь руками под одежду.
- Д-да... домой... - выдыхает Николь, всем телом подаваясь на прикосновения, целуя-кусая шею любовника, уже лаская его член, плотно сжав в ладони. Нарочито медленно, дразняще.
Протяжно стонет, расстегивая джинсы Николь, сжимая в ладони его член.
- Не могу сдеррржаться... Хочу тебя, любовь моя... - довольно чувствительно кусает у основания шеи Николь. - Ты... Ты сказка... во плоти...
- Чем дальше... тем страшнее... - стонет-смеётся мальчишка всё настойчивее и настойчивее двигая кистью, увеличивая скорость. - Я... с ума с тобой сойду... - неосознанно толкается бёдрами навстречу руке Дамьена, глухо стонет.
Властно целует мальчишку. Скатывает по бедрам его джинсы, подхватывает под бедра, прижимается болезненно, на грани с оргазмом, напряженным членом к его ягодицам.
- Николь... - стонет мужчина в губы любовнику. Медленно, с нажимом трется о промежность парня.
- О, госсссподи.... - Николь закрывает глаза, запрокидывает голову, подаётся бёдрами навстречу, сгорая от желания и нетерпения, от острой необходимости ощутить эту великолепную часть тела Дамьена в себе, так глубоко, как только это вообще возможно..
Расположение в пространстве не самое удобное, для Дамьена по большей части. Но общее возбуждение с напряженной спиной и бедрами прекрасно сочетаются. А проникновение в любовника окончательно сносит крышу мужчине. С ходу размашисто двигает бедрами, практически вколачиваясь в мальчишку так глубоко, как это только возможно. По сути только приподнимает любовника поддерживая амплитуду, позволяя гравитации творить свое коварное дело. Невероятно довольно стонет, крепко зажмуриваясь.
Если ещё некоторое время Николь может сдерживаться, то довольно скоро это заканчивается, и мальчишка стонет-кричит в полный голос, наполняя переулок невероятно сладкими стонами. Царапает плечи Дамьена, сжимает их до боли, прогнувшись дугой и запрокинув голову. Поза невероятно напряжённая, но от того только острее и слаще.
- Боже... Дамьен... Д-да... вот так... прошу тебя... не останавливайся... ни за что не останавливайся...
- Я... люблю те...бя... - стон на грани с криком. Дамьен под угрозой смертной казни не остановится сейчас. Не раньше, чем они с его невероятным любовником задохнутся в обоюдоостром оргазме. Мужчина совсем не контролирует себя, каждый рывок внутрь любовника сопровождается звонким шлепком ягодиц мальчишки о бедра Дамьена.
- Дьявол... т-ты... просто... а-ааах! ты... сумасшедший... До чего же с тобой... мм... хорррошо! - Николь, кажется, вот-вот задохнётся от острого удовольствия на грани с болью. От напряжения сводит диафрагм и бёдра, дышать невозможно, а потому мальчишка просто бесцельно пытается хватать воздух ртом. Тело практически не ощущается, и в то же время ощущается крайне чётко, представляя собой пульсирующий ком сладкого жара, готовый вот-вот взорваться невероятным, фантастическим оргазмом. - Ещ..щё нем..ного... Дамьен!
И Дамьен дает любовнику это "еще немного" и даже с лихвой. Искренне, жадно и сумасшедше. Выкладываясь на полную. Когда начинают подкашиваться ноги и сладчайшими судорогами сводить все тело мужчина только жарче берет любовника. Оргазм накатывает оглушающей вспышкой, на несколько десятков секунд лишая Дамьена ориентации в пространстве и уверенности в том, что он все еще жив.
- Николь!
Николь же кричит во всё горло, извиваясь и изгибаясь, кусая губы и расцарапывая плечи Дамьена, растворяется, целиком превращаясь в один сплошной феерический оргазм. Он что-то бессвязно лепечет. Что-то сумасшедшее, страстное, дикое, но совершенно не слышит себя. Он даже не понимает, что до сих пор существует. Кажется, это длится вечность. Вечность без единого вдоха и без единой примеси в ощущениях. Одно кристально чистое удовольствие.
Ноги мужчины предательски подкашиваются и он съезжает по стене, прижимая к себе любовника. Кажется, если Николь сейчас отстранится, своей легкой походкой упорхнет - Дамьен точно умрет. Бездумно, хаотично гладит мальчишку. И отчаянно пытается научиться дышать.
- Дамьен... Дамьен... хороший мой... - мальчик покрывает лицо любовника поцелуями - лёгкими и трогательными, гладит его плечи. - Господи, как с тобой хорошо... Как с тобой... Пойдём... Нам надо идти... А то прибегут ещё посторонние... А мы договорились, что менты нас сегодня не загребают.
Приоткрывает глаза... И в этом взгляде даже недоверчивому Николь легко утонуть, столько в нем нежности, любви, тепла, затаенной страсти...
- Да... Прости, малыш... Сейчас пойдем... Госсподи, Николь, как же с тобой хорошо... - зацеловывает мальчишку. Поднимается с земли, обнимает Николь. Оправляет одежду, нарочито медленно, смакуя то, что только что было, то, что все еще не отпускает.
- И с тобой... - растеряно отвечает Николь. Сейчас он испытывает качественно новые ощущения, а всё что происходит - происходит будто во сне или после грандиозной попойки. Мальчик совершенно не ощущает реальности происходящего. Одно он знает точно: настолько бесстыдно хорошо ему никогда и ни с кем не было. - Идём... Пойдём, хороший мой...
Поднимает пакеты с земли, обнимает Николь за талию и выходит из подворотни. Только вот выражение лица у Дамьена контужено-счастливое, что с потрохами выдает его.
- Люблю тебя, малыш, - доверительно-счастливо шепчет на ушко Николь.
- Ты чокнутый. Даже не представляешь насколько... - смеётся Николь. И ловит себя на мысли, что чуть было не сказал в ответ что-то вроде "Я тебя тоже". Но сейчас совершенно не хочется бояться ни за свою тушку, ни за душу. Об этом он подумает после. А пока - просто наслаждается моментом.
- А мне это нравится, - смеется Дамьен. - И ты мне очень нравишься, Николь.
- Как и ты мне, - признаётся мальчишка. - Ты вообще хороший, когда не строишь из себя мирового страдальца. Просто роль страдальца и всеми обиженного тебе очень не идёт. Ты похож на сильного и уверенного в себе мужчину, которого ничем не прошибёшь. Мной, разве что....
- Да-а, - мечтательно. - Прошибаешь... Так как никто прежде, - гладит по боку. - Что бы ты не говорил о себе - я счастлив с тобой, малыш.
- Что бы ты ни говорил, я пожизненно буду считать тебя извращенцем, - смеётся Николь и обнимает за талию.
- Закажу себе медаль "Я - Извращенец" и буду красоваться ею, - подмигивает. - И еще одну "Я люблю извращенца, которому нравится такой извращенец как я"
- Угу, - кивает Николь, прикуривая на ходу. - И скоро у тебя вся грудь будет в орденах. Будешь выглядеть как почётный ветеран войны, - смеётся. - И отбоя от баб не будет, каждая захочет себе этот лакомый кусочек. Ты же еще небось и на тот самый орган контуженый - ни разу не видел, чтобы он у тебя не стоял.
- Ты проспал просто, - фыркает Дамьен. - Да, если женщины будут виснуть - это значительно затруднит мое передвижение за тобой...
- Ну, я думаю, - весело фыркает Николь. - М-да... надо будет как-то сутки не спать, а пристально следить за твоим членом...- задумчиво так.
- Экий любопытный, - смеется мужчина. - Хотя, знаешь, рядом с тобой, как мне кажется, он постоянно стоит. А то мало ли, когда тебе захочется прижать меня в подворотне и снести крышу, - лукаво улыбается. - Нужно всегда быть готовым...
- Эх, трудяга, - сочувственно качает головой Николь, поглаживая аккуратно пах Дамьена. - Трудишься, не покладая головы... При чём в ужасных условиях. Бедненький... - мальчик явно обращается не к обладателю органа, а к нему самому.
Дамьен закатывает глаза и тихо весело фыркает.
- Если будет слезами брызжеть - не верь, это он от радости.
- Если он будет брызжеть слезами, Дамьен, - серьёзно отвечает Николь, - То я поведу тебя к врачу и засомневаюсь в твоей верности, потому, что из этой радости может выделится максимум три жидкости. Остальное всё - патология, которую со мной ты нагулять не мог, - тихо смеется.
- Сомневаюсь, что ты меня поведешь к врачу, - качает головой. - Ты меня на месте убьешь.
- Может и так, - пожимает плечами Николь. - А может оттрахаю так, что ты пару месяцев не то что налево, а и вообще ходить не сможешь.
- В любом случае - не тянет меня налево, - улыбается Дамьен и целует парня в макушку.
- А вот это правильно, - улыбается мальчик и отбирает у Дамьена два из четырёх кульков. - Там ничего нового ты не найдёшь. А я и обидеться могу. Так что всё ты правильно делаешь. Ты вообще у меня смышлёный и милый.
- Ты меня перехваливаешь, - тихо смеется. - Но спасибо за лестное мнение.
- Я не перехваливаю. Я делаю выводы исходя из твоих действий, - качает головой Николь. - А ещё... Я вдруг подумал, что настолько хочу есть, что если сейчас не съем хотя бы один круассан - я просто умру. А ещё мороженое растаяло.
- Закинем в морозилку, малыш. Сейчас поднимемся наверх, я нарежу бутербродов, - тянет за собой домой.
Влетает домой и быстро идет на кухню - нарезать бутерброды.
- Иди сюда, малыш. Перекуси, пока я готовить буду.
- Я надеюсь, ты не забыл, что мы решили всячески и со всем экспериментировать, - с набитым уже ртом напоминает мальчик, попутно заталкивая брикеты подтаявшего мороженого в холодильник. - И говорил, что что-то интересное вспомнил в отрасли готовки.
- Сначала разложу покупки, смешаю нам по стопке, - задумывается. - Черт, я же не пью. Ну, тогда тебе смешаю. И будем экспериментировать.
- Нет, ты можешь выпить со мной, - Николь дожёвывает и обнимает Дамьена со спины. - Но только при том условии, что пить ты будешь только со мной и только в таких вот случаях...
- Ты не обидишься? - накрывает ладошки Николь своими. - Просто очень не хотелось бы.
- Не хотелось бы пить, или чтобы я обиделся? - тихо смеётся, легонько прикусывает загривок Дамьена.
- Чтобы ты обиделся, - мурчит Дамьен. - А пить... Мне интересно, что я смешиваю. Особенно если впервые мешаю, - раскладывает продукты. Выпивку бережно отставляет в сторону.
- Тогда мы с тобой напьёмся до полусмерти, и наши соседи будут нас ненавидеть, а под утро нашу дверь выломают полицейские, чтобы арестовать нарушителей спокойствия, и обкончаются прямо в дверном проёме, только краем глаза увидев как страстно мы имеем друг друга, - смеётся мальчика. Кажется, пьянеть он начинает заранее. От предвкушения и близости Дамьена.
- Притворимся, что нас нет дома? Чердак, привидения, а под утро всякое снится... - оборачивается и целует мальчишку, лукаво улыбается в поцелуй.
- Аха... главное, чтобы эти красавцы не решили присоединиться, а то без трупов не обойдётся, - Николь сжимает бёдра любовника. - Итак, давай, смешивай. Начнём наш экспериментальный марафон.
- Понял, принял, - кивает Дамьен. Ополаскивает высокие стопки, которые тоже прикупил. Вытирает их насухо, принимается выжимать сок из лимона. Разливает первый из пришедших в голову коктейль, легкий, ни к чему не обязывающий. Из тех, что приятно греют, но не пьянят сразу. Протягивает Николь стопку. - За начало марафона, малыш!
- Да-да, и я всё ещё помню, что барменом ты работаешь за поцелуи, - подмигивает мальчишка, на всякий случай подкуривает сигарету и одним глотком выпивает содержимое рюмки.
Опрокидывает содержимое стопки в себя и тут же целует любовника, жмурясь от разливающегося по телу тепла.
Николь жмурится от изрядной доли лимонной кислинки и спасается в терпкой сладости губ любовника, съёживаясь и прижимаясь к нему всем телом.
Дамьен отстраняется и проводит кончиками пальцев по губам Николь.
- Мне нравится, как твой вкус сочетается с алкоголем, - обнимает одной рукой за талию.
Кончиком языка проводит по подушечками пальцев Дамьена и улыбается.
- А мне нравится пить с тобой. Это как танцевать стриптиз на краю собравшегося вот-вот извергнуться вулкана.
- Ммм... - еще раз быстро целует и начинает мыть мясо. - Я знаю из чего мы будем делать соус для мяса, - лукаво улыбается. Уверенно режет мясо кубиками, сбрасывает в миску. - Малыш, помоешь купленные игрушки?
Николь вздрагивает едва уловимо, чуть наклоняет голову так, чтобы кудряшки прикрыли внезапно вспыхнувший румянец.
- Х-хорошо, уже бегу... - быстро выдыхает мальчишка, подхватывает кулёк и уносится в ванную.
Дамьен тихо смеется и продолжает нарезать нужные ингредиенты. Пересыпает мясо солью и перцем, доливает немного вина. С хищной улыбкой мнет мясо не жалея сил.
Николь по очереди достаёт всё то, что вообще нужно мыть. А то, что не нужно - просто откладывает на тумбочку. Правда, мытьё превращается в какой-то напряжённо-возбуждённый акт знакомства что ли. Настолько бережно и нежно, настолько опасливо и заинтересованно мальчишка прикасается к предметам предназначенным для получения или причинения удовольствия.
Насвистывает какую-то далекую от цензурности песенку. Часть мяса заворачивает в наспех замешанное тесто, заливает пряным соусом. Отправляет в духовку. Вторую часть мяса не трогает. Для нее время еще не пришло.
Пока Николь знакомится с игрушками, практически наугад смешивает новую порцию. Закуривает и добавляет несколько штришков рисунку в блокноте.
Николь кажется вообще из мира выпал. То есть он понимает, что где-то там в квартире есть ещё кто-то, и этот кто-то это замечательный человек и идеальный любовник Дамьен. Но как вообще можно выйти из этой чёртовой ванной, когда занимаешься таким увлекательным делом? Да и... вот выйдет он и что скажет? "Дорогой, на часах пол одиннадцатого. Время для секса?"
- Николь, я понимаю там интересно, - лукаво произносит Дамьен. - Но не будь жадиной, иди сюда, вместе поиграем.
"Твою мать!" - довольно опытная шлюха впервые в жизни настолько смущалась при мысли о сексе. Но с другой стороны - интересно, и хочется, и вообще... Николь вздрагивает от неожиданного окрика, выключает воду и, всё так же пряча горящий взгляд и зардевшиеся скулы выходит к Дамьену и неожиданно (для себя) осипшим голосом произносит:
- Может ещё немного выпьем, а?
- Только тебя и жду, - мурлычет Дамьен указывая на стопки. - На брудершафт? - прижимается к Николь всем телом. Ладонями скользит по спине и ягодицам мальчишки.
- Д...давай, - ели слышно выдыхает Николь и дрожащей рукой берёт стопку. - За нас, да? - заглядывает Дамьену в глаза.
- За... нас, - на мгновение запнувшись отвечает Дамьен. Берет свою стопку, скрещивает-сплетает их руки. После этого взгляда Николь мужчина окончательно понимает, что сегодня все будет до потери пульса. И не только сегодня. Выпивает свою порцию не отводя взгляда от лица любовника. Сдавленно выдыхает и торопливо облизывает губы, едва заметно вздрагивая всем телом.
Николь тоже не закрывает глаз. Смотрит на губы любовника, как бы прослеживая путь коктейля по телу любовника, вздрагивает и тихонько стонет, когда при глотке дёргается вверх кадык Дамьена. А потом, будто вспомнив, зачем вообще тут стоит - сам выпивает, но неторопливо, а медленно, катая напиток по языку.
Кажется, Дамьен пьет Николь. Кажется, что любовник растекается по телу хмельным жаром. Мужчина тихо стонет, не в силах отвести взгляд от мальчишки.
- Черррт...
- Дамьен, - немного дрожащим, почти гипнотическим голосом произносит мальчик и медленно опускает рюмку на стол. - Ты великолепный бармен... И достоин не одного поцелуя... - а затем медленно поднимается на носочки и прижимается губами к губам мужчины.
Целует Николь, также медленно, как парень до этого пил, чувственно, собирая хмельной привкус с его губ. Все тело мужчины мгновенно пробирает мелкая дрожь.
Совсем скоро Николь отстраняется и медленно выдыхает.
- Замечательно... - улыбается он. - Мешай ещё.
Прежде, чем начать смешивать, стягивает с себя водолазку, понимая, что сварится в собственном соку. Нынешний коктейль горчит, однако Дамьен вкладывает в рот любовника кусочек шоколада.
- Так будет вкуснее, - улыбается. Единственное за чем следит Дамьен - чтобы градус не понижался. Все остальное - импровизация чистой воды.
- Хорошо, - улыбается Николь. - Я сегодня целиком и полностью доверяю моему замечательному бармену, - подмигивает и беспардонно усаживается на столешницу. - Так что - всё, что скажешь.
- Тогда за... ммм... За то чтобы ты доверял мне не только как бармену, - чокается с визави, закидывает шоколад в рот и выпивает. Но не спешит глотать, мешает с тающим шоколадом, распробывает вкус.
Николь повторяет действия Дамьена с точностью. Горечь и сладость сочетаются невероятно приятно. Как боль и наслаждение в сексе. Как страсть и злость, как... Хотя, Николь в силу своей не начитанности по причине не умения читать, конечно, не искал эпитетов. Просто наслаждался, чувствуя, как неуклонно и всё быстрее пьянеет.
Все же сглатывает и легко, уже немного пьяно, улыбается парню.
- Нрравится? - упирается ладонями в столешницу по обе стороны от Николь.
- Оч-чень, - выдыхает в ответ Николь и утыкается лбом в плечо мужчины. - Безумно. А ещё всё это замечательно сочетается с твоим запахом, так что пьянею я в пару раз быстрее.
- Аналогично, - трется щекой об висок парня. - Попробуем экспериментальное блюдо номер один? - гладит по плечу.
- Угу, - Николь смотрит в лицо Дамьена и прикусывает губу. Всё-таки невероятно красивый мужик этот Дамьен. И эта щетина... И глаза... а какие губы... - Ты такой... Знаешь... Ты... - улыбается и качает головой, понимая, что слов подобрать не может. За него очень красноречиво изъясняется всё его тело, и в первую очередь напряжённая, видимая пульсация в области паха.
- Малыш, ты тоже... - улыбается, ненавязчиво поглаживая пах мальчишки. - Очень...
Николь со свистом втягивает воздух сквозь сжатые зубы и тихонько стонет.
- Боже... Дамьен... Я с ума с тобой схожу...
- Мы квиты в этом... - шепчет в губы Николь, прежде чем поцеловать. Страстно и пьяно. Крепче сжимая ладонью пах любовника.
Николь чуть вскидывает бёдра навстречу, вжимаясь пахом в ладонь любовника, и пьяно, горячо, податливо отвечает на поцелуй, чуть приоткрывая губы, позволяя языку Дамьена проникнуть ему в рот.
Дамьен не упускает этой возможности, проскальзывает в рот любовника языком. Властно и жадно исследует нёбо, десна, затевает дразнящую игру с язычком Николь. Ладонью же мнет пах, пробирается в джинсы, поглаживает напряженную плоть мальчишки.
Мальчик дышит шумно, прикрывает глаза. Алкоголь уже гуляет по телу, заставляя расслабиться и позволить себе получать удовольствие настолько, насколько его можно извлечь из происходящего. Ощущения становятся ярче и слаще, Николь начинает неосознанно плавно, волнообразно двигать бёдрами, толкаясь членом в ладонь Дамьена.
Шумно выдыхает в поцелуй, настойчивее гладит член парня, откровенно увлекаясь. Да и как иначе, когда ему так явно дают понять, что его хотят, что с ним хорошо?
На секунду прерывает поцелуй, стягивая с Николь водолазку, а потом и джинсы. Гладит мальчишку везде, не оставляя без внимания ни единого миллиметра прекрасного тела.
Николь же - откровенно стонет и в какой-то неосознанно томной, почти ленивой манере то поглаживает, то царапает плечи Дамьена, легонько проводит коготками по загривку, сжимает волосы на затылке и целует, целует страстно и почти развратно, позволяя себе раствориться в поцелует
Нашаривает на столе смазку, выдавливает себе на пальцы, касается входа любовника. Губами отслеживает путь бьющейся под кожей жилки, в неторопливо-хищном темпе, на грани с укусами. Мягко, как бы ненавязчиво, проталкивает в любовника три из семи шариков вместе со своими пальцами. Так же ненавязчиво одевает кольцо на член Николь, так что оно сжимает корень, а свободные шарики чувствительно впиваются в мошонку.
- О-ох, ччёрт! - во весь голос сладко стонет николь, выгибаясь, опираясь на одну руку, другой только сильнее сжимая волосы Дамьена. - Т...твою м..мать, Дамьен!
Ощущения - новые, сладкие, невероятно яркие. Смущение и возбуждение переплетаются с опьянением, и мальчик едва не задыхается от удовольствия.
Дамьен еще более страстно целует плечи, грудь любовника, оставляя вереницу алеющих и горячих следов. Вместе с тем двигает пальцами внутри. Раз за разом шарики сильнее впиваются в мошонку, на грани сладости и боли, перекатываются внутри. Каждое движение на вход и, соответственно, натяжение своеобразно ласкают плоть Николь.
Николь захлбывается в стонах, плавится под касаниями, двигает бёдрами, активнее насаживаясь на пальцы любовника.
- Дамьен... Ч-чёрт... Вот так... Пожалуйста... - кажется, всё что делает Дамьен только ещё больше (хотя казалось бы - куда уж?) заводит, распаляет мальчишку. Не в силах или скорее не желая держать себя в руках, забивает на ещё одну точку опоры, и свободной рукой сжимает свой член и едва не вскрикивает, оценив насколько тот напряжён и горяч. - Дамьен... госссподи... как хорошо!..
- Малыш... Ты меня с ума сведешь своими стонами... - стонет Дамьен в ответ. Царапает спину Николь, сжимает его в объятьях. Опускается на колени, накрывает головку члена любовника губами и стонет так, что оглохнуть можно.
- Мать твою! - вскрикивает Николь, сжимает голову Дамьена, фиксируя её в одном положении, и, не сдерживая себя начинает двигать бёдрами - резко, с приличной амплитудой, ритмично и не спеша. Кажется, он совершенно не слышит себя и не отвечает за свои действия, потому что кричит сладко и так громко, что, вероятно даже на улице его слышно.
Плотно сжимает губы, проходится зубами по стволу. Стонет, пока не заканчивается воздух, описывает немыслимые фигуры языком. Подстраивает движения пальцами под темп Николь. Свободной рукой расстегивает свои джинсы, сжимает в ладони раскаленный член и начинает ласкать в их общем темпе.
- Д-дамьен!... А-аах!... Ты... ты... чччёрт... пожалуйста, ещё совсем немного... - плавные прежде движения становятся всё резче, судорожней. Николь пытается хватать воздух ртом, но получается только бесцельно гонять его по трахее, потому, что вдохнуть не получается. Тело напряжено до болезненно-сладкой дрожи, до ощущения, что нервы сейчас лопнут, обжигая болью, но вместо этого всё нарастает и нарастает сладостный жар внизу живота, стягивая все органы в тугой узел. - Боже мой... Д-даах!
Дамьен все резче, все более жадно и почти жестко вгоняет пальцы в любовника. Губами, языком, зубами вытворяет нечто невозможное, безумное. Стонет-рычит-хрипит от удовольствия, от сногсшибательного жара. Рука на собственном члене не менее безжалостна и страстна, подгоняет к оргазму, который уже колотится внутри лихорадочной дрожью, пульсирует спазмами глотки.
Николь, кажется, старается сжаться в точку, чтобы потом взорваться новой вселенной. Ещё пара рывков, и горячее семя опаляет мягкое нёбо и гортань Дамьена, Николь вскрикивает коротко и застывает, не пытаясь ни пошевелиться ни вдохнуть. Сейчас это всё совершенно не нужно. Сейчас существует только он и его любовник.
- Я хочу видеть это... - едва слышно но не принимающим отказа, неподдельно царственным, властным тоном произносит мальчишка.
Хрипло смеется-стонет отклоняясь назад, упершись на руку. Кончиком языка ловит стекающую из уголка губ капельку спермы. Впивается, иначе и не скажешь, взглядом в глаза любовника, вспарывая изнутри все, что только можно и нельзя.
- Ск-колько твоей... душе угодно... - подается бедрами вверх резко, ритмично, жадно. Всем естеством полыхая желанием взорваться оргазмом.
Николь располагается поудобнее, чуть откинувшись назад, облокотившись на руку. ТАКОГО взгляда Дамьен не видел, пожалуй никогда. В нём одновременно и желание, и нежность, и невероятное возбуждение, и внимательность сканера, не пропускающего ни одной детали, и царственная отрешённость. Мальчик медленно облизывает губы, будто вспоминая вкус Дамьена. И только сбитое дыхание несколько перечит этому властно-пронизывающему, внимательному взгляду, выдавая правду: если Дамьен сейчас попросит, Николь сделает что угодно.
- Николь... - стонет мужчина, кажется, обо всем позабыв в тисках бушующего наслаждения, плавясь под взглядом любовника. - Николь... Я люблю... тебя... Хочу... М-м-малыш!.. - тяжело дышит, взглядом, всем телом предлагая-умоляя присоединиться.
Николь соскальзывает со столешницы, и, руководствуясь совсем неясными ему инстинктами, медленно опускается на колени напротив, с каким-то опять таки поистине императорским снисхождением прохладными пальцами одной руки сжимает и аккуратно массирует мошонку Дамьена, а пальцы другой руки подносит к его рту, как бы прося облизать.
Втягивает пальцы в рот, облизывает, покусывает-посасывает. От пересечения отрешенно-сдержанного взгляда Николь и сумасшедше-горячего Дамьена, кажется, сейчас искры полетят.
Николь удовлетворённо кивает, отнимает у Дамьена пальцы, сначала едва ощутимо поглаживает влажными пальцами от мошонки вниз, по ложбинке между ягодиц, а в какой-то момент аккуратно но резко проникает одним пальцем внутрь, скользя с нажимом по верхней стенке, пока не упирается в бугорок простаты.
- Ты даже не представляешь, до чего ты сейчас красив, - тихо произносит мальчишка.
- Спой меня... И я узнаю... - стонет мужчина, насаживается на палец мальчишки. Крайняя степень возбуждения толкает Дамьена на категорически несвойственные ему поступки. Сбавляет темп ласкающей руки, но не убавляет жара. - Нр-равлюсь? - с лукавым подначиванием.
- Нравишься, - кивает Николь и улыбается уголками губ, быстро облизывая пересохшие губы кончиком языка. Чуть опускает глаза, тихо стонет. - Дамьен... ты замечательный... Н-ну же... пожалуйста... сделай это для меня...
Мальчик и сам пьян и возбуждён до предела, иначе вряд ли бы смог быть таким как сейчас и делать то, что делает. Но ему определённо нравится. До безумия.
Дамьен, если до этого не сошел с ума, то сейчас экстренно наверстал упущенное. Выгибается, вжимаясь членом в собственную ладонь, оглушительно стонет, кончая. Откидывает голову назад, крепко зажмуривается, содрогаясь в эйфорических конвульсиях.
- Д-д-даа-ах!
- О, боже мой... До чего же ты... ммм... - Николь медленно вынимает палец из тела этого шикарного мужчины, склоняется и принимается слизывать семя с его бёдер, живота, пальцев. - Ты просто невероятен...
Гладит Николь по волосам, плечам, спине. Старается отдышаться, прийти в себя. Ничерта не получается, но Дамьену и так замечательно. Единственное осмысленное действие - выключить духовку.
И снова гладит, целует Николь.
- Люблю тебя... хорроший мой...
- Мне очень хорошо с тобой, Дамьен, - счастливо улыбается мальчик. - Вот только из-за нашей несдержанности мы, кажется, так и не набрали нужного ингредиента для соуса.
- У нас полно времени, малыш, - целует в висок. - А пока... Выпьем? Перекусим? - бережно обнимает мальчишку.
- Выпьем... - мальчик, кажется приходит в себя и его лицо заливает румянец смущения. - Прости, Дамьен, если... сделал что-то не так...
- Мне понравилось, малыш, - успокаивающе улыбается Дамьен. Поднимается и наливает по стопкам нечто забористо-крепкое. - Неожиданно, но прриятно, - подает парню руку.
Принимает руку Дамьена, поднимается.
- Спасибо.... прости... я сам не знаю, что на меня нашло...
- Николь, все в порядке, - целует в уголок губ. - К тому же мы экспериментируем, не забыл? - протягивает стопку любовнику. - Малыш, не забивай свою очаровательную белокурую голову всякой ерундой.
- Угу... - улыбается неуверенно Николь и выпивает одним глотком. Выдыхает, жмурится и закуривает. - Дамьен... Ты... Ты... Ты просто чудо. Знаешь... Я никогда и ни с кем такого себе не позволял... а ты... всё спускаешь мне с рук.
Залпом выпивает свою порцию, вздрагивает и встряхивает головой. Тоже закуривает, открывает духовку и достает противень, цапает одну "корзинку" на пробу.
- Понимаешь, малыш, я не спускаю тебе все с рук, - дует на мясо и подносит ко рту Николь. - Попробуй, родной, - нежно улыбается. - Ты просто не сделал еще ничего из того, что я не спущу тебе с рук. Да и сомневаюсь, что сделаешь. Я вообще не уверен, что такое есть...
- Ну вот я и говорю... - Николь аккуратно надкусывает корзинку и прикрывает глаза, тихо мыча от восхищения, - Вкушнятина...- прожёвывает и сглатывает. - ...ты всё мне спускаешь с рук.
- Ты чудо и нравишься мне, и я тебя люблю, - сам съедает одну корзинку. - Ты и так крупно попал... Куда уж тебя наказывать больше? - обнимает мальчишку.
- Ну... - задумчиво протягивает мальчишка. - Мало ли...
Проходится по кухне, задумчиво поедая корзинку. Задумчиво - потому, что новоприобретённый девайс Дамьен из него не вывел и не снял кольцо. Вот Николь и примеряется к ощущениям.
Дамьен задумчиво вертит в руках плеть, кончиками пальцев проходится по ее хвостам.
- Тебе нравится то, что сейчас происходит? - кончиками хвостов плети проводит по спине Николь.
- Если бы мне нравилось, я бы тебя остановил, Дамьен, - улыбается Николь так, как улыбаются юные и холодные принцы, внутри которых кипят такие страсти, что выразить это невозможно. - А тебе?
- Нравится, очень, - широко улыбается Дамьен, смешивает новый коктейль. - Малыш... - протягивает стопку. - Твой тост.
- Тогда...ммм...- Николь задумывается и переносит вес с одной ноги на другую, тихо стонет от приятных ощущений внутри. - Тогда давай выпьем за грани. Любые. Грани стакана, личности, бриллиантов... За то, чтобы их было много... и все принимались партнёрами.
- Замечательный тост. Поддерживаю, - салютует стопкой и выпивает до дна. Сипло выдыхает и затягивается. - Николь, ты прекрасен...
Николь тоже выпивает. На какую-то секунду теряет ориентацию в пространстве, пошатывается, открывает глаза и жадно затягивается.
- Ты великолепен, Дамьен... А ещё... с плетью ты замечательно смотришься...
Подкуривает новую сигарету, снова берет плеть в руки. На пробу щелкает ею в воздухе.
- Да? Никогда не думал... - пьяно улыбается и затягивается.
Николь вздрагивает всем телом и опирается на столешницу, ибо ноги подгибаются. Если скользнуть взглядом по его телу - вполне понятно, что он думает по этому поводу. Всё, что он способен, так это только восхищённо всхлипнуть.
- Николь... - хитро прищуривается мужчина, - ...продолжим экспериментировать? - следующий щелчок плетью уже приходится по ягодицам парня. Удар не столько болезненный, сколько обжигающий и неожиданный. Дамьен пристально, восхищенно смотрит на алые аккуратные полосы.
- Д-дах! - не то соглашается, не то подбадривает Николь, напрягаясь всем телом. Втягивает воздух сквозь зубы, жмурясь. - Боже... Дамьен...
- Ты чудо как хорош, малыш, - со стоном выдыхает Дамьен. Плеть с тихим свистом опускается на спину мальчишки. Мужчина бьет без замаха, но каждый удар отзывается каскадом ощущений в разгоряченном алкоголем и возбуждением теле Николь. Следом еще один удар и протяжный стон Дамьена.
- Чуть-чуть... сссильнее, - со стоном выдыхает Николь. - Ссссовсем чуть-чуть...
На белоснежной коже быстро проступают красные следы, мальчишка дрожит всем телом, царапает столешницу, дышит сорвано. Он возбуждён донельзя, а касания плети только больше его подогревают.
- Вот так? - мужчина бьет сильнее, но все еще не до оглушающей боли. - Или может быть так? - удар приходится по бедрам. Мужчина и сам возбужден не меньше своего любовника. Довольно улыбается и сбивает пепел.
- Д-да... так... и... ччччёрт... - стонет уже во весь голос, опирается двумя руками на столешницу, чуть прогибается в пояснице. - Прошу тебя... Только не останавливайся... Ещё... не жалей, хорррроший мой...
Желания остановиться у Дамьена не возникает. А вот продолжать ого-го как возникает. Все, что остается разумного в мужчине - не бить любовника на поражение. Потому на мальчишку осыпается град ударов разной силы, чувствительности. Под аккомпанемент стонов Дамьена.
- Твою... мать... Николь, ты... Ты... Ох, черррт!..
- Д-да... Да-ах! Боже мой... Как-кой кайф! - стонет-орёт Николь, не сдерживается, одна ладонь соскальзывает со стола на бедро, потом - ложится на член, принимается настойчиво ласкать. - Да... Ох, Дамьен...
- Ну же, малыш... Ты восхитителен... Дав-вай... - страстно стонет мужчина. Несколько раз плеть вскользь задевает член мальчишки. Дамьен и сам ласкает себя. Ничего не может с собой поделать - Николь восхитителен, прекрасен, сексуален до потери пульса.
Николь неотрывно смотрит на то, как ласкает себя Дамьен. Это невероятно, и Николь готов умереть от огорчения, понимая, что картинка начинает плыть. Ноги дрожат от перенапряжения, колени подгибаются, но Николь всё ещё пытается стоять, чувствуя, как горячее, как поцелуй плети, наслаждение разливается по телу.
- Люблю... - рычит Дамьен, дугой выгибаясь, заливая руку семенем. Он весь дрожит и плеть в последний раз опускается на тело любовника. Сильно, хлестко, приятно до одури. Дамьен зажмуривается и смеется-стонет. - Ты сумасшедший, малыш... И я тоже...
- Боже! - Николь выгибается, замирает, кажется отрываясь от земли, но почти через секунду падает на колени. Не слишком удачно. Одно - разбивая в кровь. Потом садится по удобнее, размазывает пальцем кровь по колену и улыбается как ребёнок. - Оказывается, она ещё красная...
- А я думал голубая... - садится на корточки перед мальчишкой. Бережно слизывает кровь. - С ума меня сводишь...
- Это ещё кто кого... - смеётся мальчишка. - И нет, точно не голубая. Я думал, цвета коньяка... Или ещё какая-то... Мало ли, - пожимает плечами. - А ты... ты такой... такой... как же ты с ней обалденно управляешься...
- Первый раз в руках держу... - качает головой мужчина, улыбается и обнимает любовника. - Ты... Я на тебя контуженный...
- Хорошо, что она в твоих руках, а не в моих, - как-то совсем по-кошачьи улыбается мальчик. - Была бы в моих, я бы хлыстал бы тебя, пока не увидел бы кровь... Наверное... Мне так кажется...
- Так в чем вопрос? - лукаво подмигивает. - Еще по одной и я в полной твоей власти, малыш.
- Дамьен... - взоволновано смотрит в глаза. - Ты что, рехнулся... Я же совсем не знаю на что я способен... Родной... может не надо? Но на счёт ещё по одной - я согласен...
- Я доверяю тебе, Николь, - подниматься лень, поэтому мужчина тянется за стопками и бутылками. - Да и... Не честно это - все удовольствие мне, - разливает напиток по стопкам.
- Что значит - "всё удовольствие" ? - возмущается Николь. - Ты что, не видишь, до чего мне хорошо, дурак?
- Но мне все равно лучше, - мотает головой Дамьен. - Ты-то не видишь до какой степени охуенен, - мечтательно улыбается. - А одно это зрелище плюс пара десятков оргазмов, сорванная крыша и сбежавшее к тебе сердце, - нетвердой рукой протягивает стопку любовнику.
- А ты очень красив, когда сам себя ласкаешь, - несколько смущённо улыбается Николь. - Это очень сексуально и божественно прекрасно... Только жаль, что я не ощущаю твоего горячего семени на своём лице, или груди, или внизу живота... Тогда мне и касаться себя не пришлось бы - кончил бы, как миленький.
- Хочешь меня? - и тут же опрокидывает в себя алкоголь, зажмуриваясь и закуривая. Нет, однозначно можно утверждать две вещи: Дамьен крепко пьян, если говорит то, что говорит; Дамьен действительно доверяет любовнику, если говорит то, что говорит.
- Хочу, - кивает Николь и одним глотком выпивает содержимое рюмки. - Очень хочу... Постоянно хочу. Ты до охренения красивый... И я не могу успокоиться, когда ты рядом. Как мальчик спермотоксикозный...
- Этот вариант мне нравится не меньше, - цокает языком и крепко затягивается. Склоняется к любовнику, жадно целует, придерживая за затылок.
Николь действительно сейчас будто мальчишка, который вообще целуется впервые. Такой чувственный, доверчивый и трогательно неумелый. Это - один из больших плюсов Николь, который позволял ему удерживать позиции на рынке живых тел, продающихся почасово - он вёл себя так, как чувствовал и чувствовал себя так, как вёл. Не фальшивил, но мог быть кем угодно и каким угодно. Вот и сейчас: он трогательный мальчишка, рискнувший отдаться в руки опытного и изощрённого любовника.

@темы: Заморожен, Кинк, Слеш, Фетиш, Экшн