Дар Хайо
One dark night in the middle of the day, two dead boys got up to fight. Back to back they faced each other, drew their swords and shot one another.
Название: Дитя Богемы
Автор: G.Grissom, G.Sanders
Размер: миди плавно переходящий в макси
Категории/Жанры: слеш, кинк, экшн, транс-гендер
Пейринг: Дамьен/Николь
Рейтинг: NC-21
Предупреждения: Цикл не дописан и заморожен.
От автора: По мотивам отыгрыша.

- Амо, ты прелесть, - смеется Николь. От переизбытка эмоций, кажется, он вот-вот взлетит. - А ты, Дамьен, действительно знаешь толк в людях. Понять только не могу, как со мной ты дал осечку.
- А я не дал с тобой осечку, - смеется мужчина. - Ты просто мнительный, малыш.
На первом этаже не так уж и много народу, хотя зал большой. Деус уверенно проходит к сцене и усаживается за рояль, принимая самый что ни на есть довольный вид.
- Ну что, потанцуем? - Николь повисает на шее любовника и улыбается ему в губы. - Я помню, я обещал тебе танец... Надеюсь, ты не сомневаешься в том, что я еще могу?
- В тебе я вообще не сомневаюсь, - улыбается и целует Николь. - Ты можешь все и немножко больше, Николь.
Деус с умилением косится на эту парочку, ожидая сигнала.
- Ну тогда заставь меня расплавиться к чертовой матери. Я хочу, чтоб этот танец был ничуть не хуже, чем секс с тобой, - смеется мальчишка, лукаво щурясь, прижимается к Дамьену всем телом. - Я верю в тебя, мой коварный искуситель.
- Деус, ну, ты сам знаешь... - смеется Дамьен, крепко обнимая Николь.
И когда Деус все же касается клавиш и музыка начинает наполнять помещение, Дамьен уводит своего любовника в нечто до того завораживающе-страстное, что вокруг них уже образовывается круг из зрителей.
Николь, пьяный вдрызг, сейчас являет собой само пламя. Он извивается, изгибается, стелится, кружится вокруг Дамьена вокруг шеста. Это смесь секса, стриптиза и танца.
Дамьен, кажется, тоже не лучше. Зажимает, сжимает, создается впечатление, что уже занимается с Николь сексом.
Мальчик трется об него, стонет, гладит и царапает, тихо рычит на ухо Дамьену:
- Я сейчас кончу...
- Это будет феерично, любовь моя... - стонет Дамьен.
Прижимается бедром к паху парня, танцует не уменьшая нажима. Нет, не болезненного, сладкого, обжигающего.
Николь уже и сам не понимает, танцует он или занимается сексом. По телу гуляет сладкая дрожь, мир застилается полупрозрачной поволокой.
- Сейчас!..- всхлипывает мальчишка, напрягаясь всем телом, до боли впившись пальцами в бедра Дамьена, а потом, как будто из него выдернули позвоночник, повисает на партнере.
Подхватывает мальчишку, обжигает сорванным дыханием его висок. Под оглушающие аплодисменты отводит в сторону.
- Малыш, ты чудо...
- Я платье испачкал...- Николь по-детски виновато поджимает губки и опускает взгляд. - Как думаешь, мы... хорошо смотрелись?
- Мне кажется не просто хорошо... - улыбается, приобнимает Николь за талию. - Судя по шквалу оваций мы их покорили.
- Здорово... - улыбается Николь и встряхивает головой, чтобы прогнать туман. Зря. Теперь все еще и двоится. - А на сцену пустишь? Или ну ее?
- Но если я в какой-то момент не выдержу и утащу тебя со сцены - не обижайся, ладно? - тихо смеется, трется щекой об щеку Николь.
- Ладно, - кивает и улыбается. - Ты сверху, тебе и решать.
Подмигивает игриво и кометой уносится на сцену, к Амо.
Деус подмигивает Николь и смеется.
- Ну, что будем причинять собравшимся эстетическое удовольствие?
- Обязательно, - кладет руки на плечи негру и бережно, хоть и крепко, сжимает. - Ты гений, Амо. Ге-ний. Играй что в голову взбредет. Я подхвачу.
Негр прикрывает глаза на пару секунд и заводит нечто игриво-джазовое. Из серии "он шесть раз напоролся на мой нож, но какая у него щетина".
В голове мальчишки рождаются слова, которые безупречно ложатся на музыку, щекоча слух пикантными словечками негритянского сленга и будоража кровь экстравагантными фактами жизни портовых шлюх и бравых солдатиков.
Николь горит любовью. Ко всему и всем. Особенно к тому, что рядом. Позволяет себе валяться на крышке рояля или безнаказанно тискать бедолагу Амо, не способного дать отпор, потому, что руки заняты. И все это так естественно, живо, искренне...
Деус подпевает, неведомым образом угадывая слова. Или это в воздухе? Дамьен из зала с усмешкой наблюдает за всем происходящим, бесстыдно любуясь Николь. Ему нравится эта атмосфера.
Залу, к слову, тоже нравится. Более того народ заглядывает с улицы и остается послушать. Среди слушателей уже вовсю идет спор - мальчик это или девочка, кто это вообще и откуда это чудо спустилось к ним.
Бархатный чуть хрипящий голос негра заставляет испытывать вполне физическое удовольствие. А то, что дарит ему публика - вообще не поддается описанию. Но в какой-то момент Николь обнимает негра, тихо шепчет в самое ухо:
- Пойдем покурим, Амо. У меня есть предложение, от которого мне очень не хочется чтоб ты отказался.
Негр пожимает плечами и поднимается. Манит Николь за собой, куда-то за стену портьер.
- Что за предложение? - улыбается Деус.
- Я хочу тебя себе! - весело заявляет вдрызг пьяный мальчишка и улыбается. Скоро до него доходит что он сказал, а потому уточняет. - Я хочу с тобой играть. Ну, хотя бы на той неделе на выставке. Хотя то, что ты подумал, тоже верно, но не взаимно, потому не настаиваю.
- А что я подумал? - Деус явно несколько перебрал или прикидывается, черт его разберешь. - На выставке, говоришь? С удовольствием, - широко улыбается. Кажется, еще немного и улыбка у него будет натурально до ушей. - Ты только с репертуаром ознакомь... Импровизация, конечно, наше все. Но перед Эриком неловко...
- Это перед ним-то неловко? - смеётся Николь. - После моей выходки, ты можешь хоть голым придти в студию с шикарной блондинкой вместо трусов, и это не будет чем либо ужасным, - пожимает плечами. - Так ты говоришь, ничего такого не подумал? Прости, недооценил твою порядочность.
Мальчишка закуривает.
- Не против? Одну сигаретку... у себя я обычно на сцене курю, но тут... неловко как-то...
- Да все в порядке, - отмахивается и улыбается. - А что за выходка? - вот оно любопытство заядлого сплетника во всей красе. - Их еще чем-то удивить можно?
- А ты у Дамьена спроси, - лукаво подмигивает Николь. - Из него рассказчик получше, чем я будет. Я что? Я умею пить, трахаться и петь... А вот излагать красиво - как-то не получается.
- Дамьен наверняка расскажет басню, которая уместится в несколько томов и так толком ничего не скажет, - качает головой. - Красиво, конечно, но не информативно...
- Тогда заходи в гости к Эрику. Там услышишь всё со слов очевидцев. А вообще... Спасибо за шикарный вечер, Амо, - Николь удовлетворённо вздыхает и прижимается спиной к стене. - Интересно, что сейчас у Дамьена в голове творится?
- Сложно угадать, - хитро прищуривается Деус. - Но если он еще не примчался выяснять в чем дело - значит ничего страшного, - уверенно кивает. - Хотя... черт его знает, по правде говоря.
- Ну и ладно... - пожимает плечами Николь и сползает на пол, обнимая колени. - А что, со стороны правда кажется, что мы пара?
- Кажется, - кивает. - Да не просто пара, а влюбленная парочка молодоженов, - склоняет голову к плечу. - Все, видимо, не так, да?
- Ну... не совсем так, наверное. В чём-то очень похоже но... - пожимает плечами, - Чёрт его знает, Амо... Не знаю я. Он меня любит, а я - не уверен, что люблю. Я его вообще третий или четвёртый раз в жизни вижу. И он хороший парень. Мне не хочется его обижать. Но я не могу сказать точно, можно ли это назвать любовью. Говорят, если любишь - налево не тянет. А меня тянет. Только я пока никуда не ходил. И не знаю, пойду ли. Потому, что не хочу его огорчать. Но я шлюха, Амо. Самая настоящая. Более того, та, что получает удовольствие от своей профессии. Иногда я вообще сомневаюсь - а могу ли я любить? Или любовь моя длится ровно столько же, сколько половой акт...
- Быстро только кошки плодятся, Николь, - закуривает и присаживается напротив. - Не торопись ни с чем, особенно если это касается чувств, - по-доброму так усмехается. - Дамьен хороший человек, честный, искренний. Но шустрый, как уж за пазухой. За ним угнаться не всем удается. Поэтому подожди, присмотрись, мало ли что увидишь в себе... - задумчиво смотрит в потолок. - Ходить налево - это всего лишь пинок по самолюбию человека с которым вместе. Я вот со своей женой так пинаюсь много-много лет. А все равно души друг в друге не чаем.
- Ясно, - улыбается Николь как-то задумчиво и чуточку грустно. - Надо будет обо всём этом подумать на досуге... - поднимается с пола, придерживаясь за стенку. - Ладно, Амо. Мне наверное нужно хорошенько проспаться. По трезвому приду вместе с Сэмом, он тебе объяснит что и как. Я нот не знаю... И это... спасибо ещё раз.
- Перестань, - смеется негр. - Я очень люблю общаться с хорошими людьми. Так, что я сегодня получил массу удовольствия. И жду тебя снова в гости, - сверкает своей белозубой улыбкой. - А поешь ты... Вот честное слово не видел бы тебя в лицо до хрипоты бы утверждал, что не можешь ты быть белым.
- А я чёрный, - весело подмигивает Николь. - Только наизнанку. Ладно, поволоку я трезвого нашего домой от греха подальше. А то точно во что-нибудь вляпаемся. И да, я обязательно к тебе заскочу. И не обязательно по делу.
Поддерживает Николь, пока они выбираются из лабиринтов "закулисья". Как бы там ни было к шпилькам Деус относился с подозрением и всякий раз ожидал, что кто-то с них навернется.
Дамьен сидит в углу и умиротворенно хлещет кофе, всячески игнорируя любые провокации со стороны посетителей на тему "а кто этот певец?" и "как с ним познакомиться поближе?" или лаконично посылает в студию к Эрику за детальной информацией.
- Скучаешь? - невесть откуда взявшийся николь приземляется на колени Дамьена и обнимает за шею. - Может домой пойдём, мм?
- Ты уже навеселился? - улыбается Дамьен, отставляя кофе в сторону. - Ну, тогда поехали... - обнимает за талию.
Николь не то, чтобы навеселился. Просто желание веселиться дальше куда-то делось. Мальчишка впал в одно из стандартных меланхоличных алкогольных состояний и теперь кожей чувствуя присутствие людей, хотел куда-нибудь испариться. Однако фирменная улыбка, впаянная, кажется в его лицо, совершенно не выдаёт этого напряжения, желание остаться наедине с собой или в компании Сэма, которого давно окрестили тенью Николь и относились к этой парочке как к одному целому, где Николь олицетворял сумбурность, внезапность, интригу и бурю эмоций, а Сэм - мудрость, спокойствие и сдержанность.
Кивает на прощание Деусу и выходит из здания. Не без удовольствия вдыхает свежий воздух и оглядывается в поисках такси.
- А вы неплохо звучите вместе... - подмигивает мальчишке. Заприметив искомый объект, останавливает машину и договаривается с таксистом. - Садись, Николь.
Мальчишка забирается в такси, и как только удобно устраивается на сидении - тут же засыпает, как будто только этого и ждал. Всё таки многовато алкоголя в буйной кровушке, которой Николь шибко побуйствовать и не дал. Потому организм решил просто отрубиться.
Дамьен придерживает мальчишку за плечи, чтобы его не носило по салону. По прибытию на место назначения, тихо расплачивается с водителем, бережно выносит Николь из машины, несет домой.
Раздевает и укладывает мальчика в постель, заботливо целует в макушку. Застирывает свою водолазку и оставляет ее сушиться. Спать мужчине не хочется, поэтому он просто устраивается рядом с любовником, гладит его по бедру и прокручивает в голове весь сегодняшний день и вечер.
Николь спит крепко и сладко, время от времени тискает Дамьена и что-то сладко лепечет во сне, улыбается и мурлычет. Ему явно снится что-то приятное. Он крутится, вертится в постели, трётся всем телом о любовника.
Мужчина ласково улыбается наблюдая эту возню Николь. Обнимает мальчишку крепко, однако совершенно не стесняя его движений. Легко целует его плечи, царапая кожу щетиной.
- Малыш, малыш... Какое же ты чудо... - тихо, нежно выдыхает.
- Да, я... я тоже не против... - тихо стонет сквозь сон, крепче прижимаясь к Дамьену и тихо смеётся. Пальцы привычно пробегаются по груди мужчины, по животу. Прохладная ладошка аккуратно сжимает член любовника и Николь тихо и восхищённо стонет. - Ох ты ж ччччёрт...
- Ах, Гоморра-городок, беспокойная я, беспокойная... - иронично выдыхает Дамьен. А потом тихо стонет, накрывая ладошку Николь своей рукой. - Что же ты творишь, Н-николь?
- Только не говори... что я всё не так понял... - мурлычет он и трётся щекой о грудь мужчины, начиная медленно и легко, едва сжимая ладошкой ласкать член Дамьена. - Только... подскажи...как...
Мягко направляет руку любовника, оглаживает бедро, спину, легко целует в висок.
- Уже... все правильно... Ммм... Малыш...
Накрывает ладонью член Николь, подначивает и распаляет ласками. Тихо восхищенно стонет. Отчего-то нет желания будить Николь. Мелочная попытка потешить себя мыслью о...
- Д-да-ах! - сладко выдыхает Николь, облизывает пересохшие губы, дрожит всем телом. - Только бы т-тебе... понр-равилось...
Мальчик ласкает мужчину всё более и более настойчиво, сам при этом трётся о него всем телом и довольно стонет.
- Хочу... хочу чувствовать как тебе хорошо... Хочу...ммм-ах! боже, пожалуйста...
- А ты не чувствуешь? - выдыхает со стоном Дамьен. Подается членом в ладонь Николь, все более и более настойчиво. Сам ласкает жадно, властно. - Разве не чувствуешь...как мне хор-р-рошо с тобой?
Дамьен откидывает голову назад, жмурится от удовольствия и протяжно стонет.
- Этого м-мало... - смеётся-стонет мальчик, судорожно двигая бёдрами. - Я х-хочу... чтобы ты... А-ах! Дамьен... Дамь...ен...
Мальчишка сейчас податливо-развратен и трогательно-настойчив, как никогда. Такой чувственный и горячий...
Мужчина рычит на ухо мальчишке.
- Хочешь меня? - на самом Дамьен уже на грани, но внутри разгорается жажда большего. - Хочешь... любимый?..
Сладко вскрикивает заливая ладошку мальчишки своим семенем. Настойчиво ласкает Николь, обжигая дыханием его кожу.
- Хочу... хочу! Боже! - как только мальчик ощущает липковатую влагу в ладони - практически тут же кончает, но не останавливается, не прекращает ласкать и вздрагивать под ласками. - Пожалуйста...
Николь с неохотой выпускает плоть Дамьена, переворачивается с бока на живот и чуть шире разводит ноги.
- Прошу тебя... хор-роший мой... прошу... Я с ума сойду... если ты не... сделаешь это... со мной...
Дамьен прижимается пахом к ягодицам Николь. Трется, стонет - жадно, жарко, страстно. Мужчина, кажется, издевается над обоими. Дразнится, подначивает, доводит.
- Николь... - шепчет в шею любовнику. - Люб...лю тебя... - застывает в сладком мгновении проникновения в любовника, выгибаясь до боли, выстанывая имя мальчишки. И продолжает двигаться, задевая простату, угадывая то, как понравится Николь.
- Да...д-дааах! Ты... ты неподражаем... необыкновенен...восхитителен... Дамьен! - мальчишка приподнимает бёдра навстречу, двигается, двигается, двигается... Стонет-кричит, прижимается спиной к груди мужчины чтобы впитать как можно больше его жара, чтобы ощутить его тяжесть.
Обнимает любовника поперек груди одной рукой, буквально вдавливая в себя. Двигается, двигается, двигается... Вминая себя в мальчишку со всей жадностью, жаром, которым полыхает изнутри. Ласкает плоть Николь, впивается губами и щетиной в плечо мальчишки.
- Д-да-х!..
Николь старается даже не дышать, чтобы не пропустить ни одного оттенка ощущений. Кусает пересохшие губы, дрожит всем телом. Кажется, он вот-вот взорвётся от перенапряжения и удовольствия.
- Ещё... совсем... чуть-чуть... - шепчет он. - Совсем немножечко...
Дамьен стонет в ответ. До того эмоционально и чувственно, что кажется будто мужчина вывернул свою душу наизнанку. Дрожит всем телом в преддеверии сладчайшего оргазма.
- Малыш, ну...же... Любовь моя...
- О, госссподи! - Николь выгибается, прижимаясь к Дамьену. Каждая клеточка тела дрожит от накатившего оргазма, сминающего мальчишку под своей неотвратимостью. - Дамьен...
Вздрагивает всем телом и падает в безбрежное море оргазма. Дамьен с нежностью целует любовника в загривок, запрокидывает голову выстанывая признание в любви. Падает на кровать, привлекает Николь к себе и гладит, гладит...
- Ты чудо... - мурлычет мальчик, так и не просыпаясь. - Чудо...
Николь крепко обнимает мужчину и утыкается лицом в его грудь. Трётся щекой и улыбается сквозь сон.
- Спи сладко, малыш... - шепчет Дамьен, обнимает Николь, укрывает. Гладит по волосам, нежно улыбаясь в темноту. - Трогательный, чудесный цветок...
- Только не надо меня бросать. А то я тебя убью, - шепчет мальчик вполне серьёзно. То ли во сне, то ли на пару секунд приходя в более осмысленное состояния. - Я не позволю оставить себя ещё раз...
- Я не смогу тебя бросить, Николь, - мурлычет мужчина. - Чтобы ты не... А впрочем ты и сам поймешь, - прижимается губами к виску любовника и шепчет: - Только тсс, малыш, я тебе этого не говорил... Иначе ты растопчешь мое сердце.
Николь тихо выдыхает что-то неразборчивое, и окончательно утихает - довольный и светлый. Сейчас он похож на ангела - такой тихий, красивый, кажется светящийся изнутри.
Дамьен любуется этим светлым созданием, пока сон не опускается тяжелой пеленой на веки. Засыпает со счастливой улыбкой на губах, прижимая к себе любовника.

Утром Николь просыпается в страшнейшем похмелье. Тащится в душ, потом выгребает из морозилки лёд, заворачивает в полотенце и водружает себе на голову, возвращаясь в горизонтальное положение. Он не хочет будить Дамьена по мелочам, но сейчас он убить его готов за то пойло, которым вчера накачался с его лёгкой руки. Хотя... чего уж его винить, если сам пил, и никто насильно в глотку не вливал. Вот от и лежит тихонько и пялится в потолок. Или надолго закрывает глаза, потому, что от света становится только хуже.
Дамьен по утрам похож на кота. Такой же умиротворенно-лукавый, расслабленный. Он просыпается в замечательном настроении, потягивается и едва ли не мурлычет. Наверное Николь должен возненавидеть этого довольного жизнью, щетинистого гада, который не страдает похмельем.
- Доброе утро, малыш, - отлепляет от подушки счастливую морду лица. - Мучаешься? Разбудил бы меня...
- Ты сволочь, - улыбается Николь. - Будешь ходить и раздражать меня своей довольной миной. - в голове его нет ни доли настоящей злости. Скорее какого-то весёлого скептицизма. - В конечном итоге я не выдержу этого надругательства и отобью тебе сковородкой голову.
- Неравноценный обмен, - ухмыляется Дамьен. - Этой головой я говорю тебе комплименты.
Сползает с кровати, даже скорее слетает с нее. Несется к холодильнику. Копается в нем выискивая нужные ингредиенты. Весело насвистывает какую-то песенку. Возвращается со стаканом полным непонятной жидкостью. Цвет, консистенция и запах не вызывают отвращения или раздражения, даже у похмельного Николь.
- Выпей, малыш. Поможет, - доверительно улыбается. - А я пока в душ схожу...
- Отравить меня решил? - смеётся мальчишка, но принимает стакан и выпивает залпом. А потом снова падает на кровать, закрывает глаза и очень надеется, что сейчас всё пройдёт.
- Что-то вроде того, - подмигивает Дамьен и скрывается в ванной.
Вот прям сразу выпитое не помогает. Но постепенно голова становится легче, прекращает болеть. К тому времени как Дамьен выходит из душа, а это примерно через полчаса, Николь уже намного легче, почти замечательно.
- Ну и что это за чудесное зелье? - мальчик приподнимается на локте и с улыбкой разглядывает мужчину. - А в одном полотенце ты воистину охренителен.
- Старый студенческий рецепт, - падает на кровать рядом с Николь. - Обязательно поделюсь, - подмигивает. Подцепляет одну льдинку и пускает по груди мальчишки.
Мальчишка изворачивается, хватает губами льдинку и втягивает её в рот.
- Обяжательно рашшкавы, - со наличием постороннего предмета во рту говорит он довольно забавно.
- Завтрак? Сковородку? - тихо смеется мужчина.
- Жавтрак, - перекатывая льдинку на языке. - Эх... ты это... охвенительный. Вот.
- Чем я заслужил столько комплиментов? - удивленно качает головой. Возвращается на кухню. - Нет, мне приятно, конечно...
- А может у меня просто настроение хорошее? - смеётся мальчишка и тоже отправляется на кухню. - Да и... вчера был замечательный день.
- Мм... Мне нравится такое начало дня, - увлеченно готовит, временами поглядывая на Николь и целуя его. - Ты такой очаровательный, когда спишь.
- Правда? - мальчишка даже смущается немного. - А ты... ты вообще хороший. Только не привычно мне это. Совершенно...
- Я люблю тебя, - тепло улыбнулся. - Ну... Завтрак готов, малыш, - приобнимает за талию. - А то, что я хороший... Тебе нравится?
- Ну... в общем... да, - пожимает плечами Николь. - Нет, серьёзно. Просто... как-то не привычно.
- Надеюсь, ты... Адаптируешься, - насыпает еду по тарелкам, ставит на стол. - Знаешь, Николь, ты достоин самого лучшего.
- Ты преувеличиваешь... Оооочень преувеличивает, - поживает плечами мальчишка и качает головой. - Но это твоё право. Я уже пытался тебя предупредить.
- Нет, не преувеличиваю, - смеется и садится за стол. - Не важно, чем ты занимаешься и живешь. Важно кто ты сам. Родной, поверь мне.
- Ну... если ты так думаешь... - Николь прячет взгляд в ресницах. - А мне кажется, что ты рехнёшься... Не легко жить с человеком моего рода занятия.
- Мне казалось этого ты и добиваешься, - подмигнул. - Чтобы я рехнулся и никому кроме тебя не был нужен, - ласково провел ладонью по щеке Николь. - Будет сложно, особенно поначалу. Я знаю. Но я справлюсь, малыш.
- Спасибо, хороший мой, - Николь поднимается из-за стола, садится на колени Дамьена, приобнимает за шею и целует в висок. - Спасибо. Для меня никто ещё столько не делал...
Дамьен трется щекой об щеку мальчишки, обнимает за талию.
- Мне нравится все это делать. Неимоверно приятно, - мужчина счастливо улыбается.
- Это здорово, - смеётся Николь и принимается за еду. - А ты ещё и готовишь вкусно... Ох, Дамьен, я даже представить не могу за какие такие мои заслуги Господь послал мне тебя.
- Приятного аппетита, малыш, - мурлычет Дамьен. С не меньшим аппетитом принимается за еду. - А мне тебя? Едва ли я сделал аж настолько много хороших дел.
- Зато, видимо, где-то провинился. Потому, что я та ещё головная боль, - Николь бесстыдно вылизывает тарелку и отставляет подальше. - Нет, ты всё-таки, видимо, ангел. Только понять не могу, как ангела угораздило жениться шесть раз. Кстати... ты там что-то говорил о родственниках...
- Родственниках? - недоумевающе. - Я говорил о семье, а не о родственниках, - целует в кончик носа.
- Ну, о семье... - пожимает плечами Николь. - Так что там семья? Неужели твои незабвенные бывшие? - хитро щурится. - Ты уверен, что это безопасно для тебя, мм, дорогой?
- Ты меня убьешь, да? - упирается подбородком в плечо Николь.
- Они меня полюбят. И ты поймёшь, что лучше бы я тебя убил, - пожимает плечами мальчишка в ответ. - Так что... приготовь завещание. А лучше - займись тем, чего хочешь больше всего на свете. Потому, что это последние часы твоей спокойной жизни.
- О, как! - смеется. - Николь, если я буду бояться своих бывших - я перестану себя уважать, - гладит по бокам. - И вообще... Малыш, ты меня бессовестно соблазняешь.
- Ты меня раскусил, - как бы совершенно трагично вздыхает Николь. - А мне казалось, я не плохо конспирируюсь... - и всё-таки срывается на смех. - Да, я тебя бессовестно соблазняю.
- Я растерян! - притворно жалобно. - Соблазниться или... соблазниться, - прихватывает зубами сосок мальчишки, щекочет кончиком языка.
- Соблазняйся... однозначно... - дрожащим голосом с лёгким придыханием. - Дамьен...
Николь щурится от удовольствия, тихо рычит-мурлычет и радуется, что привык ходит по квартире голым.
- Лишь бы тебе всё это не надоело...
- Ты, что, совсем дурак? - искренне возмущенно. Прихватывает второй сосок, куда более чувствительно. - Малыш, ты же не игрушка, чтобы надоесть! - с нажимом проводит кончиком языка по шее, отслеживая бьющуюся под кожей жилку. - Не говори глупостей...
- Я.... не глупости говорю... - сквозь стон он очень старается изъясняться чётко. Не получается. - Просто... почти ко всему можно привыкнуть... и ко мне...
Чуть сильнее вжимается ягодицами в пах мужчины, ёрзает.
- Ты... как наркотик... я постоянно... хочу... тебя...
- Я... тоже... - сквозь тихий стон. Дыхание мгновенно перехватывает. - Хочу...
Подается бедрами навстречу ягодицам Николь, даже через полотенце ощутим жар плоти Дамьена, его возбуждение.
- Ты не надоешь мне, - на одном дыхании, царапая бедра мальчишки. - Потому что я люблю тебя.
- Люблю... - как в трансе повторяет мальчик, видимо, стараясь распробовать слово на вкус. И всё таки ничего Николь не может поделать со своей слабостью... - Господи... какой ты... какой... как же я... госссподи... - запрокидывает голову, устраивая её на плече Дамьена. - Я когда чувствую... насколько он напряжён.... совсем себя не могу контролировать... я слабый, да?
- Ты легко воспламеняемый и сильный, малыш, - целует шею любовника, ладонями шарит по телу. - И это... За-ме-ча-тель-но...
Голос у Дамьена подрагивает от переполняющих его эмоций.
- Скоро ты станешь моим личным культом, а твой член и щетина - моим фетишем... - смеётся мальчишка, изворачивает шею так, чтобы коснуться губами виска любовника. - Ты... замечательный....
- Культом? - Дамьен не дожидаясь ответа ловит губы Николь своими, целует с жаром, который с новой силой разгорается каждый раз, когда мальчишка так близко. Пальцы ласкают мошонку любовника, щекочут корень члена.
- Угу, - отвечает Николь в поцелуй. Или это стон? В любом случае тело мальчишки наливается жаром и сладкой дрожью. Кажется, он снова пьянеет, с на этот раз не от алкоголя, а от близости этого шикарного мужчины. Накрывает ладонь Дамьена своей, поглаживает аккуратно его пальцы, как бы подбадривая, подгоняя.
Совершенно неразборчиво, но вдохновенно что-то стонет в губы Николь. Пальцы смыкаются кольцом на пышущем огнем члене любовника, с нажимом скользят вверх-вниз. Подушечками пальцев второй руки поглаживает анус Николь, проникает не более, чем на несколько миллиметров внутрь. И все это с нарастающим жадным удовольствием от прикосновений к этому удивительному мальчику-девочке.
Николь самозабвенно, самоотверженно стонет, ёрзает, то ли стараясь пропустить пальцы глубже в себя, то ли интенсивнее толкаясь в ладонь Дамьена. Свободной рукой нашаривает лазейку в полотенце, чтобы прикоснуться к напряжённому горячему члену любовника и вздрогнуть всем телом, будто сквозь Николь пропустили разряд тока. Ничего более прекрасного он в жизни не трогал.
- О-ох, да... Малыш, пр-риятно... черт по...бери... - быстро облизывает пальцы и беззастенчиво вгоняет их в любовника по самые костяшки. Дамьен вылизывает-зацеловывает-кусает-царапает шею и плечи Николь.
- А м-мне... как пр-рриятно... - рычит-стонет в ответ мальчик девочка, ещё более резко и страстно двигая бёдрами, насаживаясь на пальцы, силясь протолкнуть их глубже, глубже, ещё глубже. Ладошка легко но ощутимо порхает то вверх, то вниз, с невероятной скоростью лаская плоть Дамьена и это, кажется, приносит мальчику куда больше удовлетворения, нежели собственное удовольствие.
Растворяется в движениях на любовнике, в нем, вместе с ним. Удовольствие от ласк мальчишки и от ласкания его смешиваются, перетираются шарашат по мужчине, вырывая гортанные, искренне-восторженные стоны.
- Ни...коль... Давай, малыш... Госссподи!
- Ну же... прошу тебя... - стонет Николь во весь голос, изгибаясь, чувствуя, как оргазм подступает спазмом диафрагмы, сладким напряжением каждого мышечного волокна. - Прошу тебя... давай... Дамьен... я так...хочу... почувствовать...
Нет, мальчишка явно не врал, когда говорил о культе и фетишах. Он с ума сходит от обжигающего ладонь жара, от стонов мужчины, от ощущения его кожи. И ему сейчас совершенно не хочется думать о том, что начинает понемногу заболевать Дамьеном, привыкать к его наличию в жизни настолько, что исчезни мужчина куда-нибудь - хрупкий мальчик-девочка Николь просто слетит с катушек.
Мужчина выгибается, плотнее прижимаясь к любовнику всем телом, стекая соком своего наслаждения по его пальцам, оглушительно выстанывая... Да чего только не выстанывая! Прикусывает хрупкое плечо Николь, не в силах совладать с ярчайшим оргазмом. Только руки живут своей жизнью - никак не могут насытиться телом любимого, его отзывчивостью и страстью.
- О, Боже мой!...- ощутив семя любовника на своих пальцах, ощутив, как пульсирует напряжённая и пылающая его плоть - вскрикивает восхищённо, и почти тут же кончает следом. Оргазм до того оглушителен, что у мальчишки напрочь отбивается умение дышать. Он откидывается назад, облокачиваясь спиной на грудь Дамьена и делает первый дрожащий вдох.
- Ты бог, Дамьен... - мурлычет он, уже старательно вылизывая свою ладошку.
Смахивает свое семя с ладошки Николь, смешивая с семенем любовника. Довольно мурлычет слизывая.
- Замечательный вкус... - целует парня за ухом. - Я люблю тебя, малыш, - сжимает губами мочку уха Николь, посасывает. - Ты восхитителен!.. - опаляет дыханием кожу любовника.
- Кажется, ты решил мне это внушить... - смеётся Николь и чуть приподнимает бёдра, выпуская пальцы Дамьена из себя. - Интересно, сколько тебе придётся это повторять, чтобы я поверил?
- Кажется, ты решил мне это внушить... - смеётся Николь и чуть приподнимает бёдра, выпуская пальцы Дамьена из себя. - Интересно, сколько тебе придётся это повторять, чтобы я поверил?
- Не знаю, - смеется мужчина. - Много? Все равно это чертовски приятно.
Дамьен гладит Николь по бедрам.
Николь соскальзывает с коленей Дамьена, описывает пару триумфальных кругов по кухне в попытке сообразить, чего он сейчас хочет. И как-то не очень у него это получается.
- А знаешь, мне всё-таки очень нравится заниматься с тобой сексом, - глубокомысленно выдаёт он и усаживается на столешницу. - Господь наделил тебя просто шикарным агрегатом, в который я, кажется, влюбился до гроба, - закуривает, и, склонив голову к плечу бесстыдно разглядывает Дамьена.
- Интересно... - задумчиво выдает Дамьен, лукаво улыбается, снимая полотенце с бедер окончательно. - Тогда, наверное, так я тебе больше нравлюсь... - подмигивает парню.
- Ах-ха, - не то соглашается, не то выдыхает восхищённо. - Дамьен, ты... просто прелесть. И балуешь меня своей божественной красотой. Не Аполлон, конечно, но красив невероятно... - прикусывает губу, сдерживая смешок. - Нет, ты определённо замечательный.
- Я много замечаю, да, - с усмешкой соглашается мужчина. Поднимается со своего места, подходит к Николь. - Малыш, ты любишь мороженое?
- Обожаю, - улыбается в ответ Николь. - Особенно люблю сливочное, крем брюле, банановое и фисташковое. Ну... шоколадное - если вкусное... А ещё я люблю применять его не по назначению, только не каждый выдерживает, - тихо смеётся. - Я вообще много чего люблю применять не по назначению.
- Замечательно, - кивает Дамьен, закуривает и смеется. - И твоя любовь к мороженому, и страсть к применению не по назначению, - чмокнул в кончик носа. - Ты чудо, Николь.
- Я чудо? - удивлённо моргает. - Ты это... представляешь, что это за мучение - холодное в области... ну в общем там, - тихо смеётся, - Ну или ты мазохист.
- Ну, или мне нравятся неординарные постельные утехи, - подмигивает. - Прекрасно представляю, малыш. А сам выдержишь такой контраст? - хитро прищуривается Дамьен.
- Ну... - задумчиво, - Выдержу, наверное. Только мне доставит куда больше удовольствие слизывать мороженое с твоего члена, чем с моего собственного, - показывает язык и смеётся.
- Мне с твоего тоже больше понравится, - улыбается. - А если тебя зафиксировать, чтобы ты не отпинывался...
- И лишишь меня такого удовольствия? - моргает по-детски невинно. - Дамьен... Это не справедливо! Ты себе не представляешь, сколько удовольствия я получаю когда трогаю тебя...
- Да, и вправду несправедливо, - вздыхает. - Но мы обязательно что-нибудь придумаем, - склоняется и целует головку члена любовника. - Непременно.
- Дамьен! - в голосе полно возмущения, но тело реагирует совершенно противоположным образом. Бёдра инстинктивно толкаются вверх, в попытке протолкнуть член в рот Дамьена. - Ну ты и...
- Скотина? - с улыбкой чеширского кота принимается облизывать головку. А язык-то шершавый, горячий... - Сволочь?
- Да, да и ещё раз да... - Николь жмурится, запрокидывает голову, насмерть вцепляется пальцами в столешницу. - Скотина... сволочь... мерзавец...
Дыхание сбивается, тело напрягается каждой клеточкой не то в знак протеста, не то стараясь извлечь из ощущений ещё чуточку больше.
- Я не мнительный, но еще немного и я решу, что тебе не нравятся мои ласки, - обхватывает губами головку, с аккуратностью хирурга сжимает зубами.
Мальчишка тихо шипит, втягивая воздух сквозь зубы, а затем и вовсе прикусывает тыльную сторону запястья, чтобы не вскрикнуть - до того ему приятно. А ещё очень хочется отвесить подзатыльник Дамьену за то, что он вообще такую ересь подумал. Вот только сейчас это делать не безопасно.
Дамьен же не размыкая челюстей проходится по стволу к корню, прижимая языком плоть любовника к нёбу. Жмурится от удовольствия. Ересь все эти разговоры, что удовольствие от подобных оральных ласк получает только тот, кого обхаживают. Дамьен вот, например, совершенно беззастенчиво стонет, возбуждаясь от ощущения напряженной плоти любовника. Нужно просто знать толк в получении удовольствия от чужого удовольствия.
Николь, честно говоря, несколько теряется. Не то, чтобы оральные ласки для мальчишки были редкостью, просто он определённо не знал, что при этом надо делать. А делать что-то хотелось. В большинстве случаем он и сам каким-нибудь образом ласкал партнёра, а тут - максимум до чего дотянешься - так это до головы Дамьена, максимум плечей. Странно, но эти переживания сродни смущению, только усиливают остроту ощущений.
- Дамьен... сволочь... что же ты со мной....ммм... боже, как хорошо...
Мужчина упирается ладонями в столешницу, чуть выгибает спину. Жадно ласкает мальчишку, пропуская его член как можно глубже, скользя языком по паутинке вен, то усиливая нажим, то ослабляя. Задыхается стонами, но не убавляет страсти. Удовольствие Дамьена вполне ощутимо и обозримо - волнами дрожи вдоль позвоночника.
- Дамьен!... - Николь, кажется, вот-вот расплачется от удовольствия и смущения, от бури ощущений и переживаний переполняющих хрупкое тело паренька. Легонько с минимальной амплитудой двигает бёдрами навстречу в такт движениям любовника, захлёбывается в стонах, кусает губы почти до боли. - Дамьен, я же... сейчас... Ох, господи...
Дамьен сдавленно, довольно стонет и лишь усиливает напор ласк. Сказать, что ему нравятся реакции Николь - не сказать ничего. Они его с ума сводят, приводят в искренний восторг! И сейчас мужчина жалеет только об одном - что не видит лица любовника.
Николь замирает на миг. Это слишком похоже на затишье перед тем, как смерч снесёт к чёртовой матери всё на свете. Звенящее напряжение, за которым следует невероятный, фантастический, ярчайший оргазм, когда мальчишку выгибает почти на излом, когда по телу гуляет крупная, почти болезненная дрожь. Николь даже не замечает, как ломает пару ногтей о столешницу. Да он сейчас вообще ничего не замечает, кроме того, насколько ему хорошо.
Дамьен чувствует нечто схожее. Также выгибается, стонет пытаясь хоть так выразить насколько ему хорошо. Упирается лбом в бедро Николь, торопливо облизывая губы. Поднимает взгляд на любовника, до мелочей запоминая этот образ. Глаза у Дамьена, потемневшие от страсти, сейчас напоминают мгновения перед началом грозы в мае.
Николь заставляет своё непослушное тело соскользнуть со столешницы, и практически распластаться на полу, устраиваясь между ног Дамьена. Горячим язычком проходится вдоль члена от головки к корню по нижней стороне, легонько щекочет мошонку. Мальчишку до сих пор трясёт, и не понять от чего больше - от удовольствия, или от желания до потери сознания ласкать, ласкать ласкать то, во что он (как уже признался любовнику) влюбился до гроба.
Дамьен запрокидывает голову выстанывая имя любовника. Все тело однозначно и ярко реагирует на прикосновения Николь. Ладонью мужчина оглаживает затылок мальчишки, плечи, спину. С нажимом проводит вдоль позвоночника парня, тем самым привлекая к себе.
- Малыш... - хрипло шепчет Дамьен, - ...прошу тебя...
Жадно и не без удовольствия вбирает в рот член Дамьена, плотно сжав губы и пропуская почти на всю длину. Но Николь совершенно не хочет спешить. Он хочет позволить себе насладиться процессом, а потому - двигая язычком по спирали ласкает каждый миллиметр и ооочень медленно скользит то к самому корню, то почти выпускает член изо рта, довольно сладко постанывая.
Вместе с движением язычка Николь все внутри Дамьена закручивается в спираль, медленно и очень сладко, перекрывая дыхание и рождая крупную дрожь. Мужчину одолевает желание не прекращать эту невыносимо приятную пытку, как можно дольше и в то же время как можно быстрее взорваться ярчайшим оргазмом. И на этом раздорожье возникает новое вышибающее напрочь дух ощущение.
Николь самозабвенно вылизывает узор пульсирующих вен, с невероятным удовольствие, едва не причмокивая, посасывает, иногда вообще выпускает член Дамьена изо рта и дразнит, щекоча головку и уздечку напряжённым кончиком языка, а потом снова пропускает в самую глотку. И так - раз за разом, теряя счёт времени.
Практически не дышит, пульсируя раскаленной плотью во рту Николь. У Дамьена были хорошие любовники и любовницы, но никто еще не был настолько увлечен самим процессом, никто не был настолько восторженно чутким. Хотя многим ли Дамьен вообще позволял? Мужчина был из тех, кто свято уверен в том, что тот, кто сверху не отвлекается на собственное удовольствие, всецело концентрируясь на удовольствии партнера. Да и никто кто возражал против такого расклада. Николь стал первооткрывателем, так сказать.
Вплетает пальцы в волосы любовника, не мешая делать то, что ему захочется. Просто перебирает пряди волос, плавясь под его губами, иногда сжимая у корней на пике острых вспышек удовольствия.
Дамьен не знает сколько еще продержится, способность соображать сейчас он потерял. Ему до чертиков хорошо сейчас. До увековечивания Николь в пантеоне богов.
Николь поддаться соблазну, всё ускоряя и ускоряя темп, сладостно стонет, дрожит всем телом. Кажется, удовольствие множится вдвое и передаётся Николь, а "самообслуживание" - всего лишь жалкое дополнение к коктейлю ощущений. Легонько сжимает член зубками, тихо рычит. Глаза непроизвольно закрываются, от нехватки кислорода на ресницах блестят слёзы... Но до чего же ему хорошо! Каждой клеточке его тела, каждой частичке материи, из которой мальчик-девочка состоит.
- Я... Ох, черрт бы тебя... - почти кричит Дамьен, когда спираль закручивается, окончательно перекрывая дыхание. А потом резко подается бедрами вперед, кончая, срываясь все-таки на сладкий стон-крик. - Д-да-ахм! - такое ощущение, что мужчина сейчас потеряет сознание, разум и еще что-нибудь немаловажное, до того ему о-ху-ен-но.
Не дожидаясь, пока рот наполнится семенем - сглатывает что успевает и выпускает член Дамьена изо рта, позволяя горячим каплям обжечь раскрасневшееся от возбуждения личико. В этот момент и сам кончает, заливая свою ладошку, и так и замирает, прогнувшись в пояснице, оперевшись на одну руку, довольно широко разведя колени и приподняв голову. Приоткрытые губы и ресницы слегка подрагивают, мальчишка боится даже вдох сделать, чтобы не упустить, чтобы растянуть миг невероятного морального и физического удовольствия. Сейчас он доверчиво-порочно красив и трогателен. Но ему плевать, как он выглядит со стороны. Как ему кажется, всё действо сейчас разворачивается внутри него самого, а это, к сожалению, не дано увидеть.
Они так и замирают на какое-то время, скованные наслаждением. Пока Дамьен, наконец, не делает вдох. Свистящий, хриплый вдох, заканчивающийся стоном. Мужчина восхищенно смотрит на своего любовника, не решаясь потревожить это совершенство.
Николь и вправду прекрасен сейчас. До того, что хотелось прямо сейчас сесть и нарисовать его. Но Дамьен только проводит кончиками пальцев по лицу Николь, собирая капли спермы. Слизывает, довольно выдыхает, но так и не отводит взгляд от лица любимого.
Николь открывает глаза. Медленно, как в замедленной съёмке. И улыбается. Несколько смущённо, совсем по-детски.
- Я хотел бы... делать это вечно... Мне... так нравится....
- Малыш... - тепло улыбается Дамьен, кончиками пальцев оглаживает шею мальчишки. - Всецело поддерживаю...
- Ты... вкусный такой... лучше, чем мороженное, - улыбается Николь и облизывает губы, собирая остатки вкуса. Затем - быстро вылизывает собственные пальцы и медленно, чуть пошатываясь, поднимается. - Знаешь... я тебя хочу предупредить: я могу захотеть сделать это в любой момент и в любом месте. Выдержишь?
- Выдержу, - подмигивает. - И это взаимно. Не побоишься со мной ходить?
Поднимается и с довольной улыбкой обнимает Николь.
- Ты прекрасен, малыш.
- Не побоюсь. И в любом случае - я всегда буду тебя опережать, так что доставаться по большей части будет тебе. Надеюсь, ты не посмеешь меня лишить такого удовольствия, - улыбается мальчишка и целует Дамьена в подбородок. - А теперь я в душ, приведу себя в порядок... Потом поедем знакомиться?
- Поедем, - кивает мужчина и тянет парня за собой в душ. - Обязательно.
- Ты собираешься со мной в душ? - немного удивлённо. - Это же может затянуться...
- Ты против? - лукаво прищуривается.
- Ну... не знаю... - смущённо улыбается мальчишка, но послушно забирается в ванную. - Просто мы можем отсюда не выбраться до ночи...
- Я проявлю железную силу воли и мы выберемся до темноты, - смеется, забираясь следом. - Не лишай меня удовольствия поплескаться с восхитительным тобой, - целует в макушку.
- Ну, ладно. Только я привык мыться быстро. Особенно когда собираюсь только вымыться, - Николь включает воду, наносит на мочалку немного жидкого мыла, мнёт её до появления пены и принимается натираться. - Не люблю тратить много времени на то, что занимает по сути считанные минуты.
- Сама серьезность, - качает головой с тихим смешком и отбирает мочалку у Николь. Быстро, уверенно, как маленького ребенка, намыливает любовника. Придирчиво оглядывает результат и награждает нос Николь горкой пены. - Прелесть!
- Да ну тебя... - фыркает Николь, как может фыркать ребёнок, который не понимают, почему его считают маленьким. - Давай помогу намылиться...
- Только не увлекайся... - рассмеялся Дамьен, вернув мочалку. Устраивает ладони на талии Николь, но они постоянно соскальзывают на бедра.
- Я постараюсь, - с самым деловитым видом принимается натирать любовника и сохраняет невозмутимость ровно до тех пор, пока не доходит до нижней части тела Дамьена. Опускается на колени и замирает в нерешительности. На милом личике мальчишки наблюдается яростная борьба. Николь непонимающе смотрит на мочалку, будто пытаясь вспомнить для чего она вообще нужна. А потом - прикусывает губу, закрывает глаза и продолжает начатое - намыливание Дамьена.
- Боже, до чего же ты очарователен, Николь! - Дамьен восхищенно вздыхает, явно пуская слюни и лучи обожания в адрес любовника.
- Ну что ты в самом деле... - Николь старательно жмуриться, чтобы не позволить соблазнам взять над ним верх. И как только заканчивает - с облегчением поднимается и делает шаг назад, под струи воды. - Так... а что мне лучше одеть? Что-нибудь поскромнее? Они же, небось, будут меня оценивать, как на аукционе...
- Они? - Дамьен задумался. - Скорее всего они будут рассказывать про меня гадости и стараться выгнать, - фыркает. - А оценивать... Вряд ли, как на аукционе. Но будут.
- Ну вот и посоветуй, что мне одеть, - почти строго, но скорее как-то по-девичьи капризно. - Это же твои жёны, ты их лучше знаешь...
- Ты к ним, как на свидание, - притворно ревниво, забирается под воду, смывает с себя пену. - Выберемся и будем выбирать. Я же не знаю твой гардероб.
- И никаких платий? - щурится подозрительно. - Там практически только они...
- Почему никаких? - возмущенно. - Тебе очень идут платья! - мурлычет.
- А жёны как на это посмотрят? - с некоторым волнением. - Не обидятся? Подумают ещё, что ты настолько разочаровался в женщинах, что нашёл себе мальчика, но чтобы не мучаться моралью одеваешь его в платьица...
- Думаю не обидятся, - ласково улыбается. - Ты будешь настолько красив, что они обо всем позабудут.
- Тогда я сам знаю. что надену, - кивает Николь. - Есть пару вариантов...
Мальчишка выбирается из душа и наскоро обтирается полотенцем.
- Ты пока кофе завари, а я покопаюсь в шкафу...
Выбирается следом, вытирается и идет на кухню. Занимается варкой кофе, потом моет посуду. Садится у окна, закуривает и начинает рисовать в блокноте.
Через некоторое время мальчишка появляется в непростительно коротком платьице-солнышке из чистейшего шёлка. Белое, в красный горошек. Без бретелек, на широкой красной ленте, которая сзади завязывается в бант. Телесного цвета чулочки чуть темнее белоснежной кожи Николь и пара клипс, аккуратные лакированные красные туфельки...
Мальчишка жмурится, как ребёнок и кружится на месте.
- Ну как?
Дамьен поднимает взгляд от блокнота и радуется, что сигарета в пепельнице, а не в зубах. Потому как обожествляемый Николь орган был бы выведен из строя. Сидит и смотрит на парня, приоткрыв рот, не в силах вымолвить и слова от восхищения. Наверное Дамьен смотрится смешно с выражением немого восхищения и обожания на лице.
- Нравлюсь? - открыто улыбается Николь. - Ну это... если хочешь, можешь даже потрогать. Я... знаешь, так давно мечтал о шёлковом платье... Совсем недавно купил кусочек ткани. Он был узеньким, потому, платье получилось коротеньким...- Николь ожидает какой-либо реакции, но поняв, что Дамьен у глубоком эстетическом ступоре, подходит к нему и ощутимо так приземляется на его "обожаемый Николь орган". - Ну ты что, язык проглотил?
- Что-то вроде того... - с трудом сглатывает и пораженно улыбается. - Ты... Ты... Прекрасен, восхитителен, одуряюще соблазнителен, безумно обворожителен... И... И я тебя люблю, малыш, - крепко обнимает мальчишку.
- Я рад, что нравлюсь тебе, - честно признаётся Николь. - А теперь - по кофе, и поехали, мм? - и дразняще так, провокационно поёрзал по бёдрам.
- Ага, - широко улыбается. Проводит ладонями по бедрам любовника вверх, забираясь под платье.
- Вот и замечательно. Негоже заставлять леди ждать, - тихо смеётся Николь, легонько прихватывает зубами мочку уха Дамьена.
- Ну, если что - мы застряли в пробке, - мурлычет и трется щетиной о шею Николь. Откровенно наслаждается покроем платьица, скользя руками по телу любовника.
- Ну мы и свооолочи, - сладко выдыхает, щекочет язычком за ухом любовника. - А ещё ты шикарно пахнешь, Дамьен. Мне нравится. По-мужски...
- Рад, что тебе нравится, - целует ключицы парня, щекочет-гладит пах. - А ты пахнешь, как настоящая женщина, - заглядывает в глаза мальчишке.
- Правда? - восхищённо. - Что, честно?
Кажется, от этого комплимента мальчишка просто взлетит сейчас.
- Да, - кивает, подтверждая свои слова. - Загадкой, естественным магнетизмом, немного молоком, сексуальностью... У редкого мужчины не сорвет крышу от твоего запаха, малыш.
- Ну... есть те, кого я никогда не смогу пробить... даже если очень постараюсь, - смеётся Николь. - Ну, разве что напою, накачаю виагрой и свяжу...
- На них моя надежда, Николь, - тихо смеется Дамьен. - На все мужское население планеты меня не хватит, - целует в уголок губ.
- А тебя-то на них чего должно хватать? - приподнял бровь. - Это у меня должно здоровья хватить. А на всех - точно не хватит. Да я и не стремлюсь - со всеми.
- Я же ревную, - честно признается Дамьен, с неискоренимой самоиронией. - И никому не хочу тебя отдавать. Но это моя тайна. И ты ничего не слышал.
- Хорошо. Тогда я постараюсь не кидаться на первого понравившегося мне мужика, - честно обещает Николь. - Тем более если понравившийся мне мужик - твой друг.
- Ты меня за это возненавидишь, малыш, - качает головой. - Не обещай ничего. У меня очень много друзей и все, как на подбор, красивые мужики.
- Ничего. Я потерплю. К тому же не все меня хотят... - целует в уголок губ. - Вот Амо вообще мальчики не нравятся, даже если мальчики - девочки вроде меня.
- Деусу нравится сковорода его жены. Это всем известно. Его в расчет не бери, - тихо смеется. - Ты чудо, Николь.
- Наверное, - пожимает плечами мальчик. - Тебе виднее чудо я или нет. Ладно, не будем о грустном больше. Поехали, нас ждут твои любимые стервы.
- Малыш, тебя не желают только идиоты. Их немного, но они ходят стайками, - Дамьен ласково целует Николь. - И за всех них тебя желаю я.
Поднимается со своего места, быстро одевается. Подает руку Николь.
- Вы великолепно выглядите, мадемуазель, - галантно склоняет голову. - Кареты, увы, нет. Но позвольте сопроводить Вас до машины.
- Позволяю. И до машины, и дальше... - кокетливо отвечает Николь и подаётся Дамьену руку. - Знаешь... мне до одури хорошо с тобой...
- Мне с тобой тоже, - касается губами пальцев любовника.
Пока они спускаются вниз, Дамьен, как истинный джентльмен, поддерживает Николь под руку. Быстро ловит такси, помогает сесть своему спутнику, называет адрес и нежно накрывает руку Николь своей.

@темы: Заморожен, Кинк, Слеш, Фетиш, Экшн