02:29 

Дитя Богемы. Глава 7.

Дар Хайо
One dark night in the middle of the day, two dead boys got up to fight. Back to back they faced each other, drew their swords and shot one another.
Название: Дитя Богемы
Автор: G.Grissom, G.Sanders
Размер: миди плавно переходящий в макси
Категории/Жанры: слеш, кинк, экшн, транс-гендер
Пейринг: Дамьен/Николь
Рейтинг: NC-21
Предупреждения: Цикл не дописан и заморожен.
От автора: По мотивам отыгрыша.

Дамьен понимает, что на все нужно время. И на то, чтобы не ощетиниваться на него недоверием тоже. А потому улыбается, хотя именно эта улыбка появилась у него совсем недавно - теплая, щемяще-искренне-влюбленная. С этой улыбкой Дамьен частенько оборачивается к Николь.
Николь не может уснуть. Просто лежит с закрытыми глазами и иногда чувствует взгляд Дамьена на себе. Он настолько растерян, запутан, ошарашен всем происходящим, что единственное, чего ему хочется сейчас - это расплакаться на плече у Большого Сэма, напиться с Карэн и устроить что-то такое, чем привык заниматься в угаре пьяного веселья. Да, это всё примитивно, грязно, всё это так не похоже на то, что даёт ему Дамьен. Но привычно и спокойно.
Закончив с готовкой Дамьен садится у окна, достает блокнот и карандаш, начинает что-то рисовать. Сосредоточенно, закусив губу, временами хмурясь и вырывая листок, который смятый отправляется в мусорку. Мгновения просветления случаются только когда мужчина смотрит на Николь.
Ещё через пару часов Николь открывает глаза, садится на кровати. Долго смотрит в спину Дамьена.
- Я не знаю, что происходит... - спокойно и тихо говорит он. - Не знаю, понимаешь? Мне страшно.
- Малыш, я не тороплю и ни к чему не принуждаю тебя, - голос у Дамьена тихий, немного охрипший от долгого молчания. - Скажи, Николь, чего бы тебе сейчас хотелось? - оборачивается к парню. - Понимаешь, чудо, - тепло улыбается, - я понимаю, что ты не хочешь мне верить. Будь я на твоем месте, тоже не верил бы непонятному типу, который следует по пятам, толкует о любви, непонятно чего хочет... Согласен, выгляжу я подозрительно, да и веду себя тоже, - Дамьен откладывает блокнот и разводит руками. - Но так уж получилось, что я хочу помогать тебе, быть рядом, поддерживать. Просто потому что люблю. Больших доводов мне не нужно. Для меня важно все это делать, - вздыхает и замолкает, размышляя о том зачем все это сказал. Потом улыбается, понимая, что раскладывал все это для себя, разбираясь в этом безумном влечении к Николь.
Подходит к парню, садится рядом и ласково обнимает.
- Дамьен... я не понимаю, как это. Не понимаю, почему это. Я вообще ничего не понимаю... - утыкается лбом в плечо мужчины. - Я не знаю, что со всем этим делать. Это не правильно. Ты вообще понимаешь, что я мальчик? Понимаешь, что я шлюха, вор, пьяница? Понимаешь, что это для меня естественно и нормально? Понимаешь, что я могу в любой момент настолько растеряться, что психану и уйду, окунусь в свою собственную жизнь? Я же не... ну не собачка, которую можно гладить, чухать, кормить вкусненьким и выгуливать?
Николь вздыхает и закрывает глаза.
- Дамьен, я не могу тебе ничего сказать сейчас... я хочу домой... я не знаю где это... но я туда хочу...
- Николь, я, кажется, не просил отказываться от своей жизни... - Дамьен качает головой. - Ты мне нужен любым. Ты мне нужен таким, как ты есть.
"Ты вообще понимаешь, что я мальчик?"
Дамьен понимал. И понимал это хорошо. Не понимал только, что в этом такого?
- Ну, и что следует из того, что ты мальчик? - гладит по спине.
- Ну... ты представляешь, как на тебя будут смотреть? Что будут говорить у тебя за спиной? - Николь закрывает глаза, жмурится почти до боли. Разговор ему не нравится. Ему сейчас, каджется, так плохо, как никогда не было, как будто из него пытаются что-то достать, что-то в нём откопать, чего в мальчишке нет априори. - Слушай, Дамьен... Я серьёзно не знаю, как на всё это реагировать и чего ты от меня хочешь. Я вообще ничего не понимаю, а если ты будешь на меня давить, я пошлю тебя к чёрту. Понятно?
- А я давлю на тебя? - вот это Дамьена удивляет окончательно. Добивает практически. Он наспех отматывает все что сказал. - Чем?
- Ну вот! Вот же! - мальчишка вскакивает с кровати и начинает наспех одеваться. На самом деле в этом своём приступе истеричной решимости он выглядит таким лёгким, стремительным, естественным, красивым... - Вот сейчас! Что ты хочешь из меня выудить что ты хочешь услышать? Что я люблю тебя? Нет, не люблю, - это уже натягивая на ноги ботинки-чулки на тонкой шпильке, которые так обожает Николь. - Я вообще никого не люблю. Не хочу любить... Всё. Счастливо оставаться! - мальчишка вылетает из квартиры, громко хлопая дверью.
- Вот же дурак, - восхищенно присвистывает Дамьен. - Но какой характер! Какая эмоциональность! - это уже по дороге за Николь. Нагоняет довольно-таки быстро, сгребает в охапку и торопливо шепчет на ухо. - Малыш, я просто объяснял почему ухаживаю за тобой, почему преследую тебя. Я не жду от тебя, и тем более не требую, признаний в любви, тихой семейной жизни и стакана воды перед смертью. Живи так как хочется тебе. Я же буду преследовать тебя, любить, обожать и при каждой возможности спасать, помогать, радовать. Вот и все. Я. Тебя. Люблю. Ты. Мне. Ничего. Не должен.
- Ну ты и дурак! - Николь улыбается и качает головой. - Я таких идиотов ещё не видал... даже в фильмах для ещё больших идиотов...
Николь высвобождается из объятий Дамьена. Не силой, а будто просто пропуская его руки из себя.
- Неужели тебе совсем не обидно, что я себя так веду?
- Честно? - Дамьен улыбается. - Немного обидно. Во-первых, выходит, что я зря старался с готовкой, - загибает палец. - Во-вторых, я действительно идиот, если ты от меня сбегаешь, - загибает еще один. - Ну, и, в-третьих, обидно, что ты не веришь в то, что я люблю тебя просто за то какой ты есть, не требуя ничего в ответ. И... Еще одно - сам факт того, что ты сбегаешь обиден. Но такой уж ты есть, малыш.
- Конечно я сбегаю... Любой бы здоровый человек сбегал бы от маньяка, вроде тебя, - смеётся Николь. - Ну представь, просыпаешься ты как то-то утром, а за тобой ходит какой-то мужик и всё норовит тебе объясниться в любви. А ты его третий раз в жизни видишь... Ну как мне ещё на это всё реагировать? - закуривает нервно, несколько раз клацая зажигалкой прежде, чем она зажигается. - Дамьен... Это для меня не нормально. Дико. Мне приятно, но... я так не привык. Это всё как-то неправильно...
- Ну и что мне делать предлагаешь? - Дамьен качает головой. - Я не смогу прекратить за тобой бегать. Я не отступлюсь.
- Ну вот добьёшься ты того, чего хочешь... не знаю, чего ты там хочешь, но представь, что добьёшься. И дальше что? - Николь щурится и улыбается нервно.
- А у меня цель не из тех, которых достигнул и ушел на пенсию, - заглядывает в глаза парню. - Даже, если я ее достигну... Дальше я буду рядом. Как и прежде.
- Понятно, - пожимает плечами Николь. Нет, ему ничего не понятно, но он, по привычке делает вывод, что чтобы этот разговор закончился, надо сделать всё так, как хочет Дамьен. А потому - берёт мужчину под руку, кладёт голову ему на плечо и прогулочным шагом направляется домой.
Дамьен порывается сказать еще что-то, но он одергивает себя. Вот сейчас это уже будет давлением. Пусть малыш Николь понемногу привыкает к тому что у него появилась щетинистая тень.
- Так что на счет художницы? - легко улыбается Дамьен.
- Никаких посторонних людей в моём доме, - почти бозэмоционально отвечает мальчик. - Я и сам справлюсь. Не хочу, чтобы кто-то мне толкал свои идеи. У меня и своих полно.
Внутри что-то неуютно ворочается, но Николь мастерски прячит это в глубинах самого себя. Он НЕ ПОНИМАЕТ что происходит и почему это происходит, ему кажется, что он участник какого-то ненормально эксперимента. Но ведь это всего на неделю, верно? Его откровенно пугает это участие Дамьена, его настойчивость, забота и в то же время... вопреки своим словам мужчина всё равно удердивает мальчишка при себе. Противоречия, противоречия... Николь кажется, что сейчас он вот-вот расплачется. Но нет, держит себя в руках.
Дамьен хочет спросить "а что там делаю я?", но снова одергивает себя. Он чувствует, что мальчишка внутренне напряжен, не понимает его, а потому окончательно умолкает. Только раз отходит в сторону чтобы купить букетик фиалок, аметистово-фиолетовый, с тоненькими светло-желтыми линиями.
- Это тебе, малыш, - вручает букетик.
- Боже... до чего же красивые... - Николь улыбается, разглядывая миниатюрные и такие простые цветы. - Скажи, зачем ты всё время даришь мне цветы? - поднимает взгляд на Дамьена. - Объясни мне... пожалуйста... Я... - Николь отводит взгляд и быстро вытирает выступившие было слёзы. - А лучше не надо. Не объясняй ничего. Сам когда-нибудь пойму. Или не пойму... Это как-нибудь потом... Просто я не знаю, как себя вести. Вот и всё. Когда мне платят, я знаю, что они хотят получить. А вот сейчас - не знаю.
- Ты уже даешь мне все то, чего я даже не просил, - улыбается мужчина. - И даже больше. Тебе хорошо со мной, Николь? Отвлекись от того, что боишься, не понимаешь меня.
- В целом... - мальчик пожимает плечами и задумывается. - В целом - хорошо. Есть то, что мне не нравится, есть то, что нравится. То, что можно было бы подтянуть на мой взгляд... А какое это имеет значение?
- Для меня это важно, - отводит взгляд. - Поделишься как-нибудь моими промахами?
- Ну... вполне может быть. Вот например - мы с тобой ни о чём не говорим. То есть нам что - говорить не о чем? Или.... - прикусывает губу, стараясь сформулировать, но считает, что это уже высшая мера наглости. - Хотя нет, тут всё ещё куда ни шло... Слушай, а давай погуляем где-нибудь?
Дамьен смеется и целует Николь в макушку.
- Пойдем, - кивает. - Знаешь, Николь, я, если честно, просто не знаю о чем бы тебе было интересно говорить со мной, - пожимает плечами, несколько растеряно.
- Поэтому лучше молчать и трахаться, - смеётся мальчишка. - По крайней мере тоже выход.
- Ха! Ты забыл добавить - сбегать, - весело фыркает. - Молчать и трахаться не выход. Создается впечатление, что я за тобой ухаживаю только за тем, чтобы затащить в постель.
- Меня туда тащить не надо, я сам туда ложусь без проблем. Потому, что мне это нравится, - пожимает печами Николь. - Мне нравится заниматься сексом. Много, часто, ярко. Я люблю чувствовать себя желанным, но ненавижу, когда в постели фальшивят. Жизни для этого хватает.
- Да, в этом я согласен. Желать тебя огромное удовольствие, - мечтательно улыбается.
Замечает уличного музыканта и лукаво смотрит на Николь.
- Мсье, позволит ангажировать себя на своего рода секс?
- На сколько угодно секса. Только умоляю тебя, не веди себя со мной так, что будто если ты возьмёшь меня чуть резче, то я рассыплюсь, как сахарная девочка, - смеётся в ответ Николь и подмигивает.
- Вот как? Хорошо, я запомню, - смеется Дамьен, увлекая Николь за собой. Подмигивает скрипачу, широко улыбается.
- Маэстро, что-нибудь страстное. Как мой спутник, если только есть в этом мире что-то или кто-то такой же пылкий... - жадно целует Николь.
Скрипач, парнишка лет 19, пораженно смотрит на целующихся. Но все же справляется с собой и начинается... Парень в паре со скрипкой рождают почти ощутимо пламенеющую мелодию.
Дамьен крепко обнимает Николь за талию, уверенно ведет в танце и правда похожем на секс.
Николь - фантастический партнёр. Податливый и чуткий к любому посылу, чувствующий музыку всем своим нутром. Грациозный и гибкий, он, кажется, способен предугадать каждое новое движение своего партнёра, и весь излучает наслаждение от происходящего.
Дамьен растворяется в музыке, в партнере. Он не обращает внимание ни на что, получает удовольствие от всего происходящего. Кажется, мужчина готов танцевать-сжигать-ласкать мальчишку бесконечно.
- Пожалуйста... - задыхаясь выдыхает в самое ухо Дамьена Николь. - Я.... хочу тебя...
Оставляет скрипачу первую попавшуюся под руку купюру. Шепчет в губы Николь:
- Восхитителен... - Дамьен словно все еще танцует, его руки горячо, настойчиво скользят по телу Николь. Тянет мальчишку за собой, так и не прекращая ласкать, прижимая к себе. Остервенело целуя любовника.
Николь даже не думает о том, что надо добраться до дома. Просто желание захлёстывает настолько, что ему уже без разницы где и как это будет происходить. А потому, плавясь под руками Дамьена, он старается утащить его в ближайшую подворотню и благодарит богов за то, что одел снова-таки платье.
Дамьен и не предполагал, что они дойдут до дома. Не дойдут, взорвутся еще по дороге от переполняющего желания. Вплетает пальцы в волосы Николь, властно целует, вминает в стену какой-то подворотни всем своим телом. Пробирается ладонью под платьице любовника, жадно оглаживает его тело, выжигая кожу страстью там, где прошлись пальцы.
Николь настолько распахнут и открыт для ласк, что, кажется, пальцы Дамьена не касаются его тела, а погружаются сквозь кожу гуда-то глубоко внутрь мальчика. Николь кусает и облизывает и без того припухшие губы, подставляет поцелуям шею, судорожно тем временем пытаясь справиться с сзастёжкой на брюках Дамьена.
С довольным стоном целует-кусает шею Николь. Судя по всему у Дамьена окончательно сорвало крышу. Он хаотично шарит по телу любовника руками, губами, языком. Рывком расстегивает свои брюки, практически вырывая пуговицу с "мясом", вжимается раскаленным членом в пах мальчишки.
- А-ах! - Николь ощутив то, что хотел бы ощутить больше всего на свете - жар возбуждённой плоти Дамьена, кажется, вот вот упадёт в обморок. Ноги подкашиваются, и если бы Дамьен не прижимал мальчишка к стене так плотно, тот бы просто сполз на землю. - Дамьен... какой т-ты... - мальчишка сжимает член любовника в ладошке и принимается настойчиво и дразняще ласкать.
- Какой? - стонет Дамьен в ответ. Подается членом в ладошку Николь, прижимает его руку к его собственному члену. - Какой я?..
Подхватывает любовника под бедра, вжимается головкой в тугое кольцо мышц, так что парень сам направляет его до предела возбужденную плоть в себя.
- Сумасшедший... горячий... сильный... - Николь просто задыхается, и говорит, говорит, говорит, осыпая многосотенными эпитетами восторженно и умоляюще одновременно. Гладит, вплетает пальцы в волосы любовника, прижимая его голову к себе. - Мужчина... я хочу тебя... с ума схожу... я хочу тебя везде... всегда... божжже... Дамьен...
Впечатывается губами в ключицу Николь, вместе с тем проникая в любовника. Дамьен оглушающе стонет входя до упора, практически тут же покидая податливое тело и снова обратно, в самую глубь пламенного удовольствия.
- Госссподи! - рычит мужчина, покрывая почти жесткими поцелуями шею и плечи Николь.
- Д-да... вот так... Боже мой... Дамьен... - почти кричит Николь. Всё его тело колотит от желания, от напряжения, от возбуждения и наслаждения. Вот в такие моменты он совершенно не думает, почему этот психопат постоянно его преследует. В такие моменты он рад, что всё так, как есть. Потому, что так хорошо с кем-нибудь ещё не бывает. Так - бывает только с ним... Мощные рывки внутрь, щетина, которая кажется, снимает с Николь кожу слой за слоем... Невероятно приятно, невыносимо сладко.
- Николь... Хор-р-роший мой... - мужчина царапает ягодицы любовника. Амплитуда - сногсшибательная, на пределе своих возможностей. Как и темп, как и ритм. Дамьен подбирает тот угол при котором Николь будет приятнее. - Мне невоз...можно...хорошо с тобой...
- Прррравда? Как ни с кем?.. - Николь смеётся сквозь стоны, максимально помогая мужчине, чувствуя, что сам довольно скоро сдастся, что вынесет ещё минуты две от силы, а то и меньше. - Дамьен... если бы только... если бы только это... н-не заканчивалось...
- Все в наших руках... - дрожь уже колотит Дамьена, та самая сладкая и болезненно острая. - Как ни с кем! - сорванным до хрипоты голосом стонет Дамьен. Все его тело сводит напряжением. Он сам весь натянутая тетива снедаемая безумным наслаждением.
- Ну же... пожалуйста... Дамь...ен!... - Николь, чтобы не слишком шуметь, вгрызается в плечо мужчины почти что до боли. Резко двигает бёдрами навстречу, пропуская Дамьена максимально глубоко. - Скажи мне... скажи что любишь... скажи... - не сознавая себя, уже захлёбываясь оргазмом шепчет мальчишка. После, конечно, он будет делать вид, что ничего не помнит. После будет устраивать самому себе бурные истерики где-то глубоко внутри. Но это потом, не сейчас.
- Я люблю тебя, Николь!.. - рычит-стонет Дамьен утопая в шквале оргазма. Мужчине кажется, что его размазало тонким слоем по стенам этой подворотне этим наслаждением. Прижимается губами к губам Николь, вжимаясь в него всем собой, хрипло шепчет. - Люблю, малыш...
- Дамьен... - дрожаще выдыхает мальчишка, закрывает глаза, опускает голову ему на плечо и долго, жадно хватает водух ртом, стараясь отдышаться. - Дамьен... До чего же хорошо с тобой...
- Мне с тобой тоже... - упирается лбом в макушку Николь, пытается научиться дышать. - Ох, чееррт! - вздрагивает всем телом от новой волны удовольствия.
- Ты хорошо танцуешь... где-то учился? - а мальчишка уже снова где-то не рядом. Он уже соскользнул с любовника и, цокая каблучками идёт к выходу из подворотни - лёгкий, неуловимый, с самым чистым и звонким смехом.
- На улице, - пожимает плечами, застегивается, прикуривает сигарету. - Когда дома деньги заканчивались, - следует за Николь.
- Какой благородный... И много давали? - смеётся Николь. - Небось и деньги, и ласку, и бурные ночи... Я бы - точно дал...
- Достаточно, - пожимает плечами. - Нам хватало на жизнь.
- Понятно. Ты не хочешь об этом говорить. Зачит - не будем, - пожимает плечами и закуривает. - А о чём хочешь, мм?
- С чего ты взял? - затягивается и улыбается. - Тебе интересно каким я был в юности?
- Ну... вполне может быть. Хотя, если там есть что-то, что меня взбесит, то лучше просто скажи, что там ничего интересного не было, - пожимает плечами. - Но танцуешь ты так же хорошо, как и... ну ты понял.
- В сексе, как и в танце - все зависит от партнера, - склоняет голову. - Мне попался восхитительный танцор и любовник.
Задумывается о своей юности.
- Ну, если коротко о моей юности - я сбегал из дому, воровал, танцевал, пил и дрался. Ничего неординарного.
- А ещё у тебя была куча девушек, мальчиков и все сходили от тебя с ума и не умели сказать тебе "нет", - смеётся Николь. - И я понимаю, почему. Как я счастлив, что мы не встретились в твоей юности. Иначе я бы влюбился в тебя и ты бы разбил моё сердце.
- Не смеши меня, малыш, - хохочет Дамьен. - Я был страшненьким. Потому никто на мне не вис. Похорошел я годам к двадцати двум. Когда отслужил, - усмехается. - И еще вопрос кто кому бы разбил сердце.
- Конечно ты мне... Я же такой легковерный... И не мог ты быть страшненьким. Такой симпатяга... - Николь смотрит на Дамьена с неподдельым восхищением. - Ты безумно хорош собой, дорогой.
- Я откопаю фотографию - сам убедишься, что не был я симпатягой, - приобнимает за талию. - Сейчас и то самое красивое во мне щетина, - тихо, лукаво смеется.
- Ты идиот. Клинический, - фыркает Николь. - Но если ты прав, то значит у меня совершенно нет вкуса.
- Ну-ну, все у тебя впорядке со вкусом, - целует парня. - Да... Замечательный вкус... - облизывает губы довольно улыбаясь.
- Да я не об этом! - весело и возмущённо, бьёт своим миниатюрным кулачком в грудь мужчины. - Хотя... какая к чёрту разница? Тогда может... сбежим куда-то и потанцуем?
- Замечательная идея! - широко улыбается Дамьен. - С тобой замечательно танцевать, Николь.
Дамьен склоняется к уху парня, царапнув щетиной щеку:
- Почти так же, как и заниматься любовью, - жарко шепчет.
- Ну... я рад, что тебе нравится, - почти смущённо выдыхает Николь и целует Дамьена.- Знаешь подходящее местечко для жарких танцев и молниеносного секса в тёмном закутке?
- Знаю, - чуть подумав кивает Дамьен. - Поедем или пройдемся? Ты не мерзнешь?
- Нет. Я люблю свежий воздух и осеннюю прохладу, Дамьен. Я вообще много чего люблю, - хитро произносит он, как бы дразнясь, подхлёстывая, стимулируя на безумные поступки влюблённого воимя завоевания Бастилии его сердца.
- Тогда пойдем, - привлекает к себе ближе. - Что же любит столь прекрасное создание? - мурчит на ушко Николь.
- Ох, чего я толко не люблю! Люблю цветы, сладости люблю, люблю танцевать, петь, люблю заниматься сексом, люблю провоцировать. Люблю небо, звёзды, очень, голубей. Люблю художников и поэтов, люблю когда меня любят. Люблю круасаны и кофе на завтрак. Люблю острый сыр с зелёным виноградом. Люблю...ммм... - задумался. - Люблю ласкать мужчин орально. Люблю красить ногти, люблю платья. Люблю курить. Люблю напиваться и вести себя несносно. Люблю доводить до белого каления. До оргазма люблю доводить. Люблю, когда проявляют силу. Физическую. Ну, не в смысле бьют, а там... носят на руках, или сжимают в объятьях, иили прижимабт руки к постели. Люблю... мне продолжать? - улыбается и заглядывает в глаза Дамьену.
- Господи, малыш, ты такой милый! - Дамьен тепло улыбается парню. - Продолжай, если хочешь, ну, мне по крайней мере интересно.
- Люблю шёлк и кружева, люблю натуральные меха, люблю танцевать в темноте и вкусно кушать. Люблю когда пахнет гримом и пудрой, люблю, когда мужчина пахнет мужчиной, а не сладкими одеколонами или бабами. Люблю убегать и возвращаться. Иногда люблю мучаться - так рождаются песни. Люблю ходить по квартире голым. Люблю болтать ни о чём. Обожаю капризничать. Люблю женщин - у них есть чему учиться, и мудрости - в первую очередь. Люблю такси. Люблю заниматься сексом в такси. Люблю флиртовать, люблю шокировать. Люблю собак. Особенно больших. Люблю, когда жарко. Люблю, когда холодно. Люблю плавать, люблю хорошо прожаренное мясо. И сырое люблю. Люблю военную форму. Люблю убегать от полицейских... Ох, и это ещё даже не треть.
Дамьен с умилением смотрит на Николь. Мальчишка такой непосредственный, эмоциональный, живой, что невозможно не восхититься.
- Ты оказал мне неоценимую услугу, Николь, - склоняется и целует пальцы парня.
- Правда? - мальчишка крепко задумался. - А мне показалось, я вывалил на тебя гору непонятной информации. А что любишь ты?
- Гору полезной информации, - поправляет Дамьен. - Что я люблю? Люблю тебя, люблю курить, люблю готовить, выпивать любил, люблю красивые голоса и людей красивых, не столько внешне, люблю танцевать, люблю бродить по городу зимой, люблю смешить, люблю радовать, люблю не бриться, люблю хороший секс... Нет, малыш, список у меня никак не меньше твоего.
- Ну вот... значит, мне постоянно придётся тебя ревновать, - смеётся Николь. - Столько всего любишь...
- Что делать? - Дамьен поперхнулся дымом только что подкуренной сигареты.
- А? Что? - Николь моргает, как будто и не понимает, в чём, собственно дело. - Ты это о чём?
- Да так... - качает головой, - послышалось... - затягивается и взглядом проходится по окружающим домам.
- Ааа.... ну так это... уши мыть надо, - улыбается Николь и пожимает плечами. - Ты до сих пор хочешь потанцевать?
- Был бы не против. А ты перехотел? - прищуривается.
- Ну... по крайней мере я уже не так уверен, что хочу танцевать, - пожимает плечами Николь. - Может, на месте после бокала какого-нибудь коктейля я снова захочу, но пока как-то и так не плохо...
- Ну, мы все равно пока идем, - подмигивает Дамьен. - Через квартал музыкантов, - закуривает.
- Мне сюда до сих пор папа ходить запрещает, - смеётся. - Говорит, тут не безопасно. Я никак его не пойму. Будто на панели безопасно... - пожимает плечами и закуривает. - Говорит, тут собираются самые жестокие сердцееды. Было бы что там есть... Но я всё равно иногда сюда забегал. Посмотреть одним глазком.
- Боюсь, что самый жестокий и опасный сердцеед здесь ты, малыш, - улыбнулся.
- У музыкантов ветер в голове! Они так быстро влюбляются, и так быстро остывают! - возражает Николь. Видимо, когда-то обжигался. - Один только Сэм надёжный... А остальные - поматросят и бросят.
- Тебя послушать так в этом мире... - Дамьен закусывает губу и качает головой.
Заприметив новых прохожих к парочке несется свора маленьких четвероногих сердцеедов. Щенки в количестве шести голов окружают гуляющих и требуют внимания.
- Вот они истинные сердцееды! - смеется Дамьен, присаживается на корточки, гладит и чешет щенков за ухом.
- Если я так говорю, значит у меня есть на то причины, - Николь, кажется, даже обиделся. А потому - полностью переключает внимание на щенков. Собак он любит. Маленьких, в смысле молодых - особенно. Гладит, играется с ними, валит на спину, чухает им пузики.
- Именно поэтому я не стал доводить предложение до конца, Николь, - целует в щеку. Пёсы, кажется, решили не отпускать от себя ворчащих друг на друга людей. Наперебой лезут, грызутся и смешно тявкают.
- Захотелось завести себе собаку, - задумчиво произносит Дамьен. - Вот буду возвращаться с работы домой, а дома мне рады...
- Вот и я себе заведу собаку... Правда, придётся её периодически прятать... Но так - обязательно заведу. Огромую и сильную. Вот кто любит по-настоящему, каким бы ты ни был, - мечтательно улыбается Николь. - Буду кормить её только мясом и всякими вкусностями... Будет питаться лучше, чем я.
Мужчина отходит в сторону, садится на лавочку, прикуривает. К нему подбегает один из щенков, садится рядом, ни дать, ни взять серьезный охранник.
- Правда очаровательное создание? - улыбнулся псу. - Милый, добрый, трогательный, - мечтательно вздыхает. - А какой у него характер! Загляденье.
Щенок с умным видом слушает, а потом звонко лает.
- Рад, что ты поддерживаешь мое мнение, - чешет пса за ухом. - Николь, я тебя люблю! - громко так, на всю улицу.
Николь смущённо хихикает, оборачивается через плечо, чтобы улыбнуться Дамьену, а потом возвращается к своему занятию - одаривает лаской и безграничной любовью маленьких пушистиков.
Дамьен любуется парнем. Ему и вправду не кажется, что он нашел себе головную боль. Скорее наоборот.
Наигравшись, и подумав, что негоже так обделять вниманием своего ухажера, Николь возвращается к Дамьену и усаживается ему на колени, обнимает и прижимается губами к виску.
- Я тебя ничем не обидел?
- Нет, Николь, ничем, - светло и тепло улыбается Дамьен, приобнимает парня. - Просто залюбовался тобой, - целует Николь в уголок губ.
- Ясно. Ну так что? Куда дальше? Ты хотел меня куда-то отвести. Надеюсь, там есть еда? Я голодный, как сука. Не ел целый день, - несколько пристыженно жалуется мальчишка, пряча взгляд в ресницах. - Мы, конечно, можем вернуться домой и поужинать... А можем оставить на завтрак. Как тебе будет приятнее?
- Пойдем, малыш, - смеется Дамьен. - Дома всегда поесть успеем.
Подхватывает Николь на руки, целует и, как ни в чем не бывало, продолжает идти.
- Осталось пройти один квартал. Так что скоро будем потчевать тебя чем-нибудь вкусным.
- Хэй! - Николь вскрикивает почти возмущнно и весело, - Ты это чего, решил меня на руках туда донести? А ну отпусти немедленно! Надорвёшься! Мадлен мне сказала, что я непростительно растолстел, так что не рискуй здоровьем!
- Это ты растолстел? - недоверчиво прищурился. - Худорба весом с пушинку. Не отпущу, а то тебя ветром сдует, - обворожительно улыбается.
- А может ты просто боишься, что меня украдут? - весело и лукаво щурится в ответ, а потом склоняется к уху Дамьена и тихо оповещает: - Не бойся, если меня украдут, то совсем скоро вернут с доплатой, лишь бы избавиться от меня.
- Если тебя украдут ты будешь паинькой, лишь бы не вернули ко мне, - фыркает Дамьен. - Да и они не такие психи, как я. Сразу понятно, чего хотят.
- Я? Паинькой? - кажтся, ещё секунда - и Николь врезал бы Дамьену от всей души, восприняв такой оборот как оскорбление. Но мальчик, видимо, передумал. - Я ни с кем никогда не буваю паинькой, потому, что это противоестественной.
- Даже для того, чтобы избавиться от меня? - выгибает бровь Дамьен, даже останавливается.
- А зачем мне от тебя избавляться? - пожимает плечами Николь. - Да и вообще, если ты думаешь, что для того, чтобы от тебя избавиться, я готов на такие жертвы - ты круто себе льстишь.
- Правда? - Дамьен аж просветлел, широко улыбнулся и поцеловал Николь. - Ну, вот мы и пришли, малыш.
Поднимается по винтовой лестнице на второй этаж и только тогда отпускает мальчишку с рук.
- Привет, Джо, - улыбается охраннику. - Деус на месте?
- Здравствуйте, - кивает. - Да, шеф на месте. Известить его о том, что Вы пришли?
- Нет, я сегодня не по делам. Отдыхаю, - улыбается мужчина, открывает перед Николь дверь. - Прошу, Николь.
- В Париже есть хоть кто-нибудь, кого ты не знаешь, Дамьен? - мальчик несколько растеряно смотрит на своего спутника. - Ты ну прям как мой персональный карт бланш. Перед тобой все двери открываются. Не позволяй мне к этому привыкать, ладно?
- Каюсь, малыш, есть те, кого не знаю, - смеется Дамьен. - Скоро ты сам себе карт-бланшем будешь. И все эти заведения между собой перегрызутся за право принять тебя, - приобнимает за талию.
Заведение делится на два этажа. Внизу - танцпол, наверху - небольшой ресторанчик. Ресторанное помещение с приглушенным светом, основное освещение дают: луна ночью, солнце днем, крыша полностью стеклянная. Мебель полностью плетенная, по периметру с десяток, отгороженных диким виноградом по плетню, кабинок. Дамьен направляется к одной из таких.
Николь следует за ним, при этом вертит головой по сторонам, как ребёнок в зоопарке. Разглядывает и интерьер, и людей, и вообще всё-привсё, подмечая детали. С грустью отмечает, что на рояле здесь играет белый, и без замедления высказывает своё возмущение вслух.
- Дамьен! Но белые же совершенно не умеют играть правильную музыку!
- Малыш, когда нагрянет Деус мы ему так и скажем, - клятвенно обещает мужчина, отодвигая стул для Николь. - Я его раньше не видел... Так, оставим на время пианиста, что бы ты хотел отведать? Или выбор на мне?
- Ну, а кто тут мужчина? - тихо смеётся Николь. - Кто сверху, тот и выбирает. Он же платит, он же пытается извлечь из всего этого удовольствие. Правда я не знаю, как можно получить удовольствие от того, что тратишь все свои нервы и деньги на капризных блондинок.
- А я знаю, - разводит руками, - но не расскажу.
Подошедшей девушке-официантке быстро надиктовывает номера, как будто шифровку. Девушка сдержанно улыбается и уходит.
- Николь, уже одно твое присутствие делает меня счастливым.
- Мне тебя не понять, извращенец, - со сценическим пафосом вздыхает Николь. - Кстати, это место не похоже на то, где можно зажиматься по углам.
- Только этот ярус, - улыбается Дамьен. - Внизу этих мест полно.
- Вот оно как... - Николь лукаво щурится и кивает. - Кстати, я действительно планирую хорошенько выпить этой ночью. У меня замечательный повод.
- Повод? Какой? - с интересом отзывается Дамьен.
- Ну как же... первый мой контракт, - улыбается в ответ Николь. - Хотя... есть и получше. Например - я на века прославился в конторе Эрика своей выходкой... Как, собственно, и ты.
- А Сэм разговорчивый? - Дамьен хитро прищуривается, едва сдерживая смех.
- Сэм - общительный, - смеётся мальчишка. - А что?
- Тогда мне стоит выпить сегодня, для храбрости, - хохочет Дамьен. - Ты теперь станешь темой номер один в хит-параде обсуждений. А меня растянут на сувениры твои поклонники, так как я верчусь рядом с тобой.
- Это ты ищещь повод выпить, или не веришь, что я тебя в обиду не дам? - щурится Николь. - Если ты не знаешь, то я не плохо дерусь. А если что - и кровь пустить могу.
- Я верю, что ты можешь не дать меня в обиду, - серьезно кивает, лукаво глядя на Николь. - Я не могу найти причину для такого, рыцарского просто таки, поступка.
- А может мне нравится как ты танцуешь и трахаешь меня? - смеётся Николь. - Тебе не кажется, что этого может быть вполне достаточно?
- Вполне, - улыбается мужчина. - Тогда я продолжаю марафон трезвости, - неимоверно доволен этим фактом.
- Но если хочешь - моежшь напиться как свинья. Я буду тащить тебя домой, а там обтирать тряпочкой и носить тебе тазик, - пожимает плечами Николь и легко улыбается.
- Дело в том, малыш, что я не хочу пить, - склоняет голову к плечу. - Тем более упиваться до такого состояния, когда меня нужно тащить.
- И давно у тебя такая переоценка ценностей? С чего бы? В похмельном бреду последняя жена снится? - с издёвкой щурится Николь.
- Не так давно, - пропускает издёвку мимо ушей. - Мне не пришлась по вкусу идея спиться и сдохнуть в подворотне. Слишком уж мне нравится жить и ухаживать за тобой, - закуривает. - Да и как можно верить словам и поступкам, тем более серьезно их воспринимать, алкоголика? Это... Ну... Неуважительно по отношению к тебе, Николь, - Дамьен тепло улыбается. - Ты достоин лучшего, чем похмельный бред алкоголика.
- Может и так. Хотя, ты знаешь, ты первый, кто об этом подумал. И за это я тебе благодарен, - вполне серьёзно отвечает Николь и закуривает. Некоторое время он молчит, что-то обдумывает и продолжает не менее серьёзно: - Ладно, я сдаюсь. Мне нравится, что ты рядом. Мне нравится, как ты себя ведёшь со мной. Нравится с тобой целоваться. Я без ума от твоей щетины. И голос у тебя приятный. И член не маленький - а это не мало важно. Так что... давай попробуем встречаться. Но только при одном условии...
- Я весь внимание, - Дамьен серьезен, как никогда. Хотя сердце несколько раз перекувыркнулось в груди и воспарило к небесам.
- Ты не будешь лезть в дела моей семьи, если сам тебя об этом не попрошу, - Николь смотрит Дамьену прямо в глаза. Серьёзно и немного испуганно. Мальчик очень волнуется. Каждый раз начинать заново - болезненный опыт, и он очень надеется, что в этот раз всё будет иначе.
Дамьен некоторое время молчит, смотрит на дым сигареты. Видно, что он борется с самим собой. Война принципов, как есть. Но на губах мужчины расцветает та самая улыбка, он переводит взгляд на Николь:
- Я не буду лезть в дела твоей семьи, если ты меня об этом не попросишь, Николь.
- Понимаешь... - Николь вздыхает и накрывает лодонь мужчины своей, нежно гладит пальцы. - Я знаю, что ты хочешь мне помочь и чтобы у меня всё было хорошо... Но для таких как я нет ничего важнее семьи. Постарайся меня понять, хороший мой.
- Я приложу все усилия, малыш, - Дамьен кивает. - Действительно постараюсь. Едва ли ты будешь счастлив, если я вступлю в конфронтацию с твоей семьей, - мужчина успокаивающе улыбается и касается губами пальцев парня.
- Нет, конечно, иногда мне самому очень хочется, чтобы папа в огне горел, - пожимает плечами Николь. - Но это редко. Я... я не хочу тебя огорчать и хочу, чтобы ты не думал обо всём этом. В конечном итоге тебя ведь никак не должны касаться мои домашние разборки.
- Договорились, малыш, - подмигивает. - А вот те, кого я считаю своей семьей, жаждут познакомиться с тобой, - умолкает, пока официантка заставляет столик заказанными блюдами.
- Вооот как? - Николь даже присвистнул, что выглядело крайне неприлично и в разрез с романтичным образом мальчика. - Я... даже не знаю, как на это правильно реагировать... А вдруг я им не понравлюсь?
- Ты им уже понравился, малыш, - тихо смеется Дамьен, наливает вино в бокал спутника. - Потому и жаждут познакомиться.
- Знаешь, а мне нравится, как ты меня называешь. Так приятно... - прикусывает губу и мечтательно поднимает взгляд к потолку. - И сексуально...
Дамьен лукаво улыбается:
- Ты самое обворожительное и сексуальное существо, которое мне только встречалось, - склоняет голову к плечу. - Я люблю тебя, малыш, - едва ли не со стоном выдыхает Дамьен.
Николь соверженно беспринципно пуирается каблуком в стул Дамьена, а основной частью подошвы в его пах.
- Я тебя правда настолько нравлюсь, да?
- Правда, - несколько хрипло отвечает Дамьен. - И даже больше, - даже сквозь железную выдержку мужчины пробивается все что кипит в нем. - Ты великолепен...
- Ты такой.... милый! - восхищённо восклицает Николь. И в этом нет ничего поддельного. Он предельно честен в каждой инонации. - Такой... замечтаельный, скесуальный, мужественный... Ещё немного, и я начц предпологать, что влюбился.
Скользит ладонью по стройной ножке Николь.
В этот же момент в дверях появляется широкоформатный негр с широченной улыбкой.
- Дамьен, рад тебя видеть! Мадемуазель, добро пожаловать в мое заведение, - склоняется перед Николь.
- Деус... - почти рычит Дамьен, но потом выдыхает и улыбается, - я тоже рад тебя видеть.
Николь подаёт руку вошедшему - ну, пусть поцелует, если хочет.
- Рад закомству, мсье. Но позвольте мне сказать Вам одну маленькую гадость, - обезоруживающе улыбается Николь. - Вы же умный человек, негр. Кто посадил белого за рояль? Они же не умеют играть. Даже лучшего белого виртуоза Большой Сэм переиграет с лёгкостью.
- А, Вы про это чучело? - целует руку Николь. - Он играет раз в месяц. Бездарь, но у меня нет выбора. А как поживает Сэм? - с живым интересом на лице. - Дамьен, познакомь меня со своей спутницей.
- Деус, это Николь, если Эрик еще не раструбил о новой звезде всему Парижу, этим займусь я, - улыбается. - Николь, эта улыбчивая гора обаяния - Амадеус, но для всех Деус. Обычно он играет, но сегодня ему не везет.
- Сэм... Как и всегда - замечательно. Наконец-то он получил то, что всегда заслуживал - контракт с Эриком, - Николь улыбается и смущённо опускает ресницы. Негры - ещё одна слабость мальчишки. И если секса не намечается, то хотя бы пофлиртовать - святое дело. - А я бы с огромным удовольствием послушал, как Вы играете. И, поверьте, когда я напьюсь, у Вас не останется выбора. Потому, что я полезу петь, а петь под акомпонимент белого - я отказываюсь!
- Дамьен, ты же не обидишься, если твой старый друг поспособствует тому, что твоя очаровательная спутница напьется? - смеется Деус.
- Если мне будет обещан танец под твой акомпонемент, - Дамьен лукаво улыбается Николь.
Николь, кажется, от восхищения и переживания, от волнения и возбуждения сейчас просто в обсорок грохнется. Но как горят его глаза! Кажется, этот свет способен залить все оба этажа, побуждая всех и каждого к страстному, хаотическому и совершенно безумному сексу.
- Кажется, она согласна, - шепчет Деус на ухо Дамьену, который не сводит восхищенно-обожающего взгляда с Николь.
- Абсолютно, - кивает Николь. - В таком случае... что Вы посоветуете, Амо? Сэм обычно пьёт виски. Я часто выпиваю с ним. Но то, что пьём мы - больше похоже на одеколон. А что пьёте Вы? Я думаю, если нам понравится пить вместе, то и на сцене мы сработаемся... Ты же не против, Дамьен? - мальчишка мило и наивно так моргает, глядя своему спутнику в глаза и чуть сильнее вжимаясь подошвой в пах Дамьена. Не до боли, а наоборот, едва не вырывая сладкий стон из груди мужчины.
- Деус, ты ведь никому не отдал тот самый запас? - Дамьен едва ли не жмурится от удовольствия.
- Как же! Чтобы я его кому-нибудь отдал! Дамьен, ты за кого меня принимаешь?! - возмущению Деуса нет предела.
- Тогда неси, - смеется Дамьен. - Или есть лучше идеи?
- Самая лучшая идея зачастую у тебя, Дамьен, - подмигивает Николь. - У него исключительный нюх на выпивку и хороших людей.
- Как жаль, что на выпивку у него теперь только нюх остался, - с ироничным трагизмом вздыхает Николь и тихо смеётся. - Но ничего, здоровее будет.
- Ты бросил пить? - удивленно таращится на Дамьена Деус. - Неужто развелся? Поздравляю! Давно пора.
Дамьен закатывает глаза и сокрушенно вздыхает.
- Да. На всю сотню вопросов, которую вы выучили наизусть у меня один ответ - да.
- Извела она тебя. Бессердечная женщина, - качает головой. - Все, все, Дамьен, я несу сокровище. И больше ни слова о твоем откровенно неудачном выборе жены.
- Деус! - мужчина пытается удержать на лице сердитое выражение. Однако не выдерживает и смеется.
- Амо, Вы такой милый, - улыбается мальчишка и качает головой. - Всегда любил людей, вокруг которых как золотая пыльца вьётся хорошее настроение. Вы поистине великий человек, правда, Дамьен?
- Разумеется, - кивает мужчина. - Деус замечательный человек.
Деус от души смеется и отправляется за сокровищем.
- Надеюсь вы подружитесь, - улыбается.
- Мне кажется, Дамьен, мы уже подружились! - восторженно выдыхает Николь. В нём сейчас столько эйфорических переживаний, что чтобы не взорваться он перегибается через стол и жадно, страстно целует своего спутника.
Поддерживает мальчишку, страстно целует в ответ. Дамьен сейчас счастлив, как никогда прежде. Проводит горячими ладонями по бокам Николь.
Мальчишка сладко и страстно стонет в ответ. По телу пробегаются мурашки, он жмурится от удовольствия. В голове мелькает мысль, что в крайне удобной для всякого разврата позе он сейчас находится, от чего становится ещё веселее, и тот едва не смеётся в поцелуй.
Притягивает Николь к себе, вынуждая пересесть к себе на колени. Без зазрения совести гладит бедра парня, касается его члена. Улыбается в поцелуй, прихватывает зубами губу мальчишки.
Сдавленно выдыхает, сильнее прижимается к Дамьену, ёрзает по коленям мужчины, стараясь устроиться поудобнее. Дыхание слишком быстро сбивается ко всем чертям, выдавая возбуждение мальчишки более чем красноречиво.
- Н-ну... это как-то... Амо сейчас придёт... мы не успеем...
- А мы и не торопимся, - мурлычет Дамьен целуя шею Николь. - Или... торопимся?
- Н-не знаю... - шепчет в губы мужчины Николь. - А как ты хочешь?
- Считай это прелюдией к танцу, - снова жадно целует, так и не прекратив гладить.
Деус, как умеют негры, бесшумно замирает на пороге с ящичком в руках. Умиленно улыбается. Кажется, он бы всплеснул руками, но они заняты. Весь его вид стремится к фразе "какая замечательная пара!".
Николь ощущает присутствие. Нет, язык не повернётся сказать "посторонего". Просто присутствие ещё одного. Его запах так гармонично вплетается в уже имеющиеся. Николь разрывает поцелуй и переводит взгляд на Амадеуса.
- Простите нас, мы такие несдержанные... - без капли сожаления, улыбаясь произносит Николь. - Прям как дорвавшиеся до свободы действий молодожёны.
- Ой, не смешите меня! - садится на место Николь. - Вы так хорошо и гармонично смотритесь вместе!
Дамьен все же убирает одну руку с бедра Николь.
- Бармен, по традиции, я, Деус? - целует Николь в плечо.
- В этом с тобой мне не сравниться, - разводит руками Деус. - Ты эту прелесть чувствуешь, как себя.
- Зато, уверен, по части ритма Дамьену за Вами гнаться и гнаться, Амо. И не факт, что когда-нибудь он догонит, при всех его талантах, - совершенно невинно улыбается Николь, будто не понимая, какую двухсмысленность только что сморозил.
Дамьен выгибает бровь, переглядывается с Деусом, секунду они молчат, а потом в две глотки хохочут, как сумасшедшие.
- Что правда, то правда, - утирая выступившие слезы выдавливает из себя Дамьен.
- Ну, ничего, дружище, зато готовишь ты вкусно, - Деус подмигивает Дамьену и открывает ящичек. Внутри две бутылки без этикеток, три стакана, маленькая воронка, несколько ложечек.
- Начнем с согревающей порции? - Дамьен хитро улыбается. - С каждой новой порцией крепкость будет увеличиваться.
- А ты не боишься, что домой тебе придётся нести меня на руках, а я при этом буду вырываться и проситься на сцену? - щурится Николь, заглядывая глаза Дамьену. - Я когда вхожу в... ну в состояние окрылённости, готов петь, пока не отключусь. Или пока не найду занятия поинтереснее. Но я даже не представляю, что это должно быть за занятие.
- Деус, сегодня работать тебе придется до посинения. И я не о степени опъянения, - смеется Дамьен. Привлекает Николь к себе и пылко целует. - Не забудь об обещанном танце, малыш. Все остальное время я буду рад слушать твое пение.
- Заметано, Дамьен, - воодушевленно отзывается негр, потирая огромные ручищи.
- Господа, Вы делаете меня счастливым, - абсолютно серьёзно отвечает Николь. - Не вздумайте меня разбаловать, а то я жить не смогу без этого ощущения, и тогда вам придётся не сладко.
- Я не собираюсь умирать, - смеется Дамьен. - А пока я жив я буду делать тебя счастливым, малыш.
Деус хитро смотрит то на Дамьена, то на Николь.
- Прости, Николь, на время я покидаю твои уютные объятья, - мужчина поднимается со своего места. Расчищает себе полигон для действий. - Деус, ты забыл про горький шоколад и апельсины, - тихо смеется.
Негр хлопает себя по лбу и подзывает одну из официанток, нашептывает ей все что нужно принести. Девушка кивает и быстро убегает.
- Давно мы вскрывали его, - разводит руками Деус. - Позабыл.
Дамьен протирает стаканы, инвентарь. Движения настолько уверенные и естественные, что создается впечатление будто мужчина долгое время этим занимался.
Николь завороженно смотрит на Дамьена, изредко переводит взгляд на Амо. Ему интересно и хорошо до чёртиков. Вот только не ватает тёплых рук на его хрупком теле, отчего кожа буквально горит, требуя ласки. Чтобы хоть как-то успокоиться, мальчишка медленно поглаживает себя по шее.
Дамьен вроде бы и поглощен всецело подготовкой, но все же бросает горячие взгляды на Николь. Глубоко вдыхает, призывая себя к спокойствию. Да какое к черту спокойствие, когда мальчишка так прекрасен и соблазнителен?!
Мужчина придирчиво выбирает апельсины, откладывает понравившиеся. Собственноручно разрезает на маленькие дольки, присыпает шоколадом. Раскладывает на два блюдечка, перед Николь и Деусом.
- Малыш, подкуришь мне? - ласково улыбается мальчишке.
- Конечно... - Николь старается подкурить, но получается не сразу. Руки дрожат. Крепко затяивается сигаретой Дамьена. Куда приторнее и крепче, чем курит мальчишка. Но ему нравится. Протягивает сигарету мужчине. - Д-держи. Ты такой... такой... охренительный просто когда что-то делаешь!
Прижимается губами к пальцам Николь, коротко лизнув их забирает сигарету. Зажимает ее зубами, крепко затягивается, выпускает дым ноздрями.
- Напоминаю, что пить нужно залпом и сразу зажевывать апельсином, - Дамьен улыбается.
Открывает обе бутылки, оглаживает темное стекло. Наливает из одной почти до половины в оба стакана. Выражение лица у Дамьена не то, чтобы серьезное, но он похож на какого-нибудь библейского патриарха совершающего священное таинство. Из второй бутылки доливает еще по четверти, через воронку. Подмигивает собеседникам и поджигает.
- Пли! - уверенным движением протягивает обоим полыхающие стаканы.
Деус привычным движением опрокидывает в себя содержимое, не опасаясь пламени, заедает апельсиновой долькой и только после этого выдыхает и вздрагивает.
- Хорошо пошло! - смеется.
Никль, крепко зажмурившись, выпивает, почти тут же зажёвывает апельсинкой и ещё некоторое время так и сидит, сьёжившись, будто внутри произощёл ядерный взрыв. Потом медленно втягивает воздух, открывает глаза и расслабляется.
- Вот это да! Охренеть! - встряхивает кудрями, рассыпая их по раскрасневшимся щекам.
- Наш человек, - смеется Дамьен, сбивает пепел и снова затягивается.
- Да, сразу видно, - добродушно улыбается Деус. - Ну-с, как ощущения?
- Это... это... ну, как оргазм, только без эякуляции, - пожимает плечами мальчишка, не находя лучшего описания, и снова приковывает свой взгляд к Дамьену. Выпитое замечательно легло на выпитое ранее вино и глинтвейн. - Любимый, а ты уверен, что точно донесёшь меня домой?
Дамьен едва заметно вздрагивает от этого обращения. Лукаво прищуривается, склоняется к Николь, медленно, пьяняще сладко целует.
- К утру словлю такси, - собирает вкус напитка, вперемешку со вкусом Николь с губ парня. - Довезу в целости и сохранности.
- Здравая мысль, - довольно активно кивает мальчишка, а потом сдувает с лица свои золотые кудряшки. - Потому, что сам я не дойду, а ты... С моим поведением мы явно застрянем на полпути, и спать придётся в парке на лавочке, потому, что я вымотаю тебя настолько, что домой ты не дойдёшь.
Деус тихо хихикает и закуривает.
- Дамьен, между первой и второй...
- Перерыв в один поцелуй, - подмигивает и снова зажимает сигарету в зубах. - Приготовьтесь. Правила те же.
Дамьен широко улыбается смешивая уже один к одному. Только в этот раз накрывает оба стакана полотенцем, встряхивает. Поджигает и протягивает обоим визави стаканы.
- Пли!
И снова Деус вливает в себя напиток без лишних телодвижений, забрасывает в рот апельсин. Только зажмуривается крепко и долго не выдыхает.
- К чёрту... - Николь опрокидывает в себя содержимое, тут же заедает, а потом прикусывает запястье, чтобы не закашляться, судорожно втягивая воздух. Даже глаза заслезились. Но ничего, попустило довольно быстро.
- Вот это даааа....
- Дамьен, ну ты даешь... - наконец-то выдыхает Деус, крепко затягивается. - Сразу видно - талант...
- Не перехваливай, Деус, - отмахивается Дамьен и отправляет в рот дольку апельсина. - Знал бы ты на каком пойле я учился смешивать! Да ты и так знаешь... - прикипает взглядом к Николь, страстным таким, практически ощутимым. - Ну, ты как, малыш? - проводит ладонью по щеке парня.
- Хочу... ещё... - выдыхает он так, будто речь идёт о сексе. Жадно закуривает. Тело окутывает приятная такая истома, перетекающая в сладкое блюзово-медовое возбуждение. - Это так... Это... Ну... Ты сам знаешь, как это. Наверняка пил.
- Ну, в общем я понял. Пил, - улыбается мужчина. Хитро поглядывает на собеседников. - Третью и четвертую потянете? Это будет похлеще взятия Бастилии...
- Я принимаю вызов, - смеется Деус. - Надеюсь хоть в этот раз до четвертой дожить.
- Я и сам не каждый раз доживал, - качает головой. - А пить все же не абы где учился.
- Я - буду! - Николь гордо вскидывает голову и для пущей убедительности хлопает ладошкой по столу. - А Вы, Амо, просто обязаны добить и пережить, потому, что я больше не могу слушать, как играет эта белая обезьяна.
- Секунду, - ехидно улыбается Дамьен. Выходит в зал. Музыка некоторое время играет, а потом раздается хлопок, визг пианиста и тишина. Дамьен возвращается и как ни в чем не бывало начинает смешивать третью порцию, два к одному в пользу второй бутылки.
- Хулиган, - фыркает сквозь смех Деус. - Почему я раньше до этого не додумался?
- Потому что я самый трезвый, - благодушно улыбается Дамьен. - А трезвые люди - самые опасные.
Снова встряхивает содержимое стаканов. Выдавливает немного апельсинового сока, через воронку добавляет на самое дно.
- Апельсиновую дольку за щеку и залпом до дна, - с неким трепетом поджигает и отдает стаканы. - С Богом!
- Т...ты что с ним сделал? - Николь сидит, подперев щёку кулачком, а оттого его мордашка кажется совершенно детской, а глаза сияют так, будто Дамьен - национальный герой, самолично спасший страну.
- Отбил руки, - несколько смущенно признается Дамьен. - Пить будете?
Деус все же закидывает в рот дольку и залпом выпивает содержимое стакана. Вытирает прослезившиеся глаза и жадно затягивается. Сразу видно, что мужчина еще где-то не здесь.
- Я за себя не ручаюсь и держите меня семеро, - Николь затягивается, выпивает содржимое, закусывает и ещё пару раз затягивается. Тело одновременно тяжёлое и невесомое. И жадное невероятно. Субстанция, которая невообразимо хочет поглотить всё на свете, что может двигаться, касаться, заниматься сексом. - Ох, боже мой... - тихо стонет.
- Бармен объявляет короткий перерыв, - выдыхает Дамьен. Легко поднимает Николь, садится на стул, усаживает парня себе на бедра. Жадно оглаживает тело любовника.
- Раз перерыв, то я пойду проветрюсь, - Деус поднимается со своего места. - Перед четвертой... - выходит из кабинки.
- Ты что замышляешь, а? - пьяные озорные огоньки в глазах Николь выдают высшую степень возбуждённости. - Дамьен... Твою мать дери... Я это... немного.... совсем чуть-чуть... напился, а потому ты рискуешь...
- Я? Замышляю? Я воплощаю в жизнь! - с довольной улыбкой сообщает Дамьен и жадно целует Николь. Ладони уже под платьем парня, жадные, властные, горячие. Мужчина стонет в поцелуй.
Николь вздрагивает всем телом от этих прикосновений. Тихо и сладко стонет. Забирается руками под водолазку Дамьена, сжимает его соски почти до боли, чуть оттягивает на себя.
Стонет сладко, протяжно, почти требуя еще прикосновений. Горячо целует шею парня, прикусывает нежную кожу. Царапает спину Николь, сжимает его ягодицы. Вжимается в его ягодицы пахом, трется.
Николь сладко вскрикивает, подставляя шею поцелуям. Он сейчас не слишком чувствует свою силу, а потому не отвечает за свои действия. Царапает Дамьена вдоль рёбер, усаживается поудобнее, сильнее вжимается в пах любовника, ёрзает, стонет настойчиво и в полный голос.
- Хочу тебя, малыш... - мурлычет Дамьен, царапая щетиной ключицы парня. Накрывает ладонью член любовника, жадно, быстро ласкает. - С ума меня... сводишь...
Расстегивает свои брюки, прижимается членом к Николь. Протяжно стонет, еще более яростно зацеловывая и лаская любовника.
- Пожалуйста.... Прошу тебя... - стонет-шепчет мальчишка, ложит руку на член Дамьена, чуть приподнимается, направляя в себя. - Дамь...ен... сделай это... хорррроший мой....
Подается бедрами вверх, проникая в любовника. Сжимает бедра Николь, мягко так входя до упора. Чтобы следующим движением ворваться глубже, стремительнее.
- Николь... Малыш... Ч-черт! - рычит-стонет Дамьен.
- Дамьен! - этого сладкого, звонкого, пьяного крика только глухой не услышит, особенно после того, как бедный музыкант перестал мучать бедный инструмент. Николь настолько открыт и податлив, настолько жаден до ласк. Он не может ждать, не может терпеть. Он сам начинает двигаться, задавать темп и амплитуду, не дотягивая, конечно, до желаемого, но усердно к этому стремясь.
Помогает мальчишке двигаться, чутко улавливая его желания. Сам являет собой абсолютное крышесносное возбуждение, желание, страсть. Так как с Николь ему еще ни с кем не было. До того хорошо и ярко, что сердце колотилось, как бешенное, а в голове взрывались фейерверки.
- Люблю тебя, Николь... - выстанывает мужчина, сходя с ума от круговерти ощущений.
- Д-да... скажи это... скажи это...ещё раз... - Демьен, как самый трезвый, замечательно может уловить, как эта фраза влияет на мальчишку, как на неё отзывается всё его тело, готовое вот-вот взорваться оргазмом. - Как же мне... хорррошо с тобой... какой же ты... а-аах! Дамьен!
- Люблю... тебя... - если Дамьен и был самым трезвым, то сейчас наверстал упущенное. Он пьянеет от голоса, запаха, жара Николь. Практически оргазмирует с каждым движением внутри любовника. - Люблю... До чего же с тобой...хоррошо!..
- Боже... это просто... это... Дамьен! - Николь выгибается дугой, запрокидывает голову, ещё нескольско секунд держит ритм, а потом не сдерживается, сладко и напряжённо долго кончает, бессовестно заливая водолазку Дамьена своим семенем.
Кончает следом, просто не выдерживая сладости и остроты ощущений. Вжимается в Николь, хаотично шаря ладонями по его телу, крупно дрожит.
- Я же... я же не мерзкий, когда пьяный, правда, Дамьен? - как-то совсем по-детски шепчет в ухо мужчине, обжигая дыханием и волнообразно двигая бёдрами, так и не выпуская мужчину из себя.
- Нет, малыш... - целует в шею. - Не мерзкий... - плавно подается бедрами навстречу любовнику. - Такой милый...обворожительный...красивый...желанный...
- Ты точно извращенец, Дамьен, - тихо смеётся Николь. - Но с тобой до чёртиков хорошо. Кстати, а после четвёртой - я смогу с тобой танцевать?
- После четвертой ты сможешь танцевать, летать, играть на скрипке и многое другое... - смеется. - Если только не отключишься.
- Не хотелось бы отключиться. Потому что тогда я не потанцую с тобой и на спою с Амо... А у него, небось, такой голос, что обкончаться можно... - мечтательно. - Ну люблю я, как поют негры... - как бы оправдываясь. - Не смей меня ревновать.
- Я прикладываю максимум усилий, - подмигивает. - Можешь не пить четвертую, малыш. Никто же не заставляет.
- Ну уж нет! Если взялся, то уже не отступлюсь, - смеётся Николь. - Более того, выживу и мы с тобой устроим здесь такое, что пол Парижа сбежится на нас посмотреть!
- Ты чудо, Николь! - восхищенно улыбается Дамьен. - Я тебя обожаю.
- А я обожаю тебя. Так что поцелуй меня на удачу, и наливай, - смеётся мальчишка в ответ и трётся щекой о щетинистую щёку любовника.
Жарко целует, ободряюще улыбается. С видимым сожалением отлипает от Николь, застегивает брюки. Стягивает с себя водолазку, вешает на спинку стула.
- Деус, возвращайся! Четвертая!
Негр смеется и через какое-то время возвращается в кабинку.
- Голосистые голубки, - добродушно улыбается.
В этот раз Дамьен не трогает первую бутылку, вообще закрывает ее. Наливает по полной из второй бутылки, доливает немного апельсинового сока.
- Советую держать сигарету на готове. Пьем залпом и не закусываем, - поджигает и отдает стаканы. - Я верю в вас, господа!
Деус подкуривает сигарету, выдыхает и зажмурившись выпивает до дна. С грохотом опускает стакан и долго пытается вдохнуть.
Четвертая и вправду очень крепкая, едкая и забористая штука.
- Я переживу... обязательно переживу... - шепчет Николь себе под нос. Закуривает, делает пару жадных затяжек, а затем, крепко зажмурившись, выпивает содержимое до дна. Мальчишка замирает с прямой спиной и почти полностью расслабленными мышцами лица. Только левое верхнее веко дёргается. Стакан выскальзывает из пальцев, падает на пол и разбивается. Звук битого стекла заставляет Николь вздрогнуть и вдохнуть. Мальчишка резко открывает глаза. Дрожащей рукой тянется за сигаретой, медленно подносит её к губам, затягивается.
- Кажется, я в раю... - выдыхает он вместе с дымом, глядя то ли на Амо, то ли сквозь него.
- Поздравляю, - ухмыляется Дамьен зажевывая апельсинку. - Вы прошли обряд алкогольного совершеннолетия.
Внимательно наблюдает за собеседниками, пряча бутылки в сундучок.
- Деус, вдыхай, нечего рыбу изображать, - лукаво улыбается.
Негр крепко затягивается и улыбается так, будто только что побывал в раю.
- Уффф... - выдыхает дым. - Шикарное ощущение...
- По клавишам не промахнётесь, мсье? - лукаво и обольстительно улыбается Николь, глядя на Амо. - Уж очень хочу попробовать сделать это с Вами... Ты же... - переводит взгляд на Дамьена. - Ты же, надеюсь, не против?
- А должен? - склоняет голову к плечу.
- Не промахнусь, - смеется Деус, - не волнуйтесь.
- Вот здорово! - Николь старается подняться на ноги, но понимает, что для того, чтобы справиться с этим заданием приходится опереться на стол. Первые несколько шагов делает так, как будто учится ходить только сейчас, но каждый новый шаг всё уверенняя, пусть походка несколько расхлябана. - Эх... кажется, я сейчас горы воротить могу и вообще делать всякие никому не нужные подвиги...
- Ходить на каблуках после такого уже подвиг, малыш, - присвистывает Дамьен.
- Да-а... - кивает Деус. - Я бы не смог...
- А по-трезвому смог бы, Амо? - совершенно искренне удивляется, и пытается себе представить этот шкаф из чёрного дерева на шпильках. - Нас, душа моя, - это уже к Дамьену, - учат пить. При чём так пить, чтобы после бутылки коньяка в одно лицо мы были не просто могли ходить, а и танцевать кан-кан.
- Верю, верю, - примиряюще поднимает руки Дамьен. - Но все равно подвиг.
- А по-трезвому ходил, - хитро улыбается Деус. - Было дело в молодости.

@темы: Заморожен, Кинк, Слеш, Фетиш, Экшн

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

deviant.dreams

главная