02:23 

Дитя Богемы. Глава 3.

Дар Хайо
One dark night in the middle of the day, two dead boys got up to fight. Back to back they faced each other, drew their swords and shot one another.
Название: Дитя Богемы
Автор: G.Grissom, G.Sanders
Размер: миди плавно переходящий в макси
Категории/Жанры: слеш, кинк, экшн, транс-гендер
Пейринг: Дамьен/Николь
Рейтинг: NC-21
Предупреждения: Цикл не дописан и заморожен.
От автора: По мотивам отыгрыша.

Мужчина смеется, натягивает джинсы и футболку. Отправляется договариваться с поварами, которые еще остались. Разговор выходит коротким, но содержательным, в ходе которого Дамьен решает сам стать у плиты, если повар настолько ленив. Остается следить за процессом приготовления, исключительно назло повару.
Николь же долго мокнет в душе, откровенно наслаждаясь осознанием происшедшего. И прокручивает в мозгу покадрово, и трогает себя, стараясь ощутить вновь. Он совсем забывает о токе времени, любя себя на всякий манер. Страстный увлекающийся мальчик быстро привыкал к такого рода наркотику.
Дамьен стоически выдерживает оборону и возвращается в номер с воистину огромным подносом и бутылкой вина под мышкой. Составляет свой скарб на стол, убирает исписанные листы в сумку и закуривает ожидая выхода Николь.
Мальчишка еще некоторое время сидит на полу в ванной, стараясь унять дрожь в коленках, а потом бесстыдно-застенчивым ужиком выскальзывает в комнату.
- Быстро ты...
- Разве? Мне казалось вечность прошла... - качает головой проходясь взглядом по Николь.
Открывает вино, разливает по бокалам. Протягивает один парнишке.
- Спасибо, - улыбается в ответ и принимает бокал. - Я хочу за тебя выпить. Ты очень опасный зверь, Дамьен. Таких сейчас мало. Их пора вносить в Красную книгу и размножать в заповедниках. Ты - мужчина, - улыбается открыто и делает глоток вина.
- Ты мне льстишь, Николь, - усмехается Дамьен и отпивает вино. Затем делает приглашающий жест к столу. - Присаживайтесь, мсье, - отодвигает один из стульев.
- Ну не надо так официально, - улыбается Николь и присаживается на край стула, плотно сжав колени. - Как-то странно называть голого парня, с которым не так давно занимался сексом "мсье".
- Это очень мило, - смеется и садится напротив парня. - Приятного аппетита, голый парень с которым я недавно занимался сексом, - подмигивает.
Николь не то, чтобы смущается, но опускает ресницы и улыбается.
- А с тобой хорошо, кстати. Очень. Только не зазнавайся.
- Зачем мне зазнаваться? По мнению большинства - дальше уже некуда, - качает головой и снимает крышки с большинства, нетронутым оставляет только десерт. Комнату наполняют сногсшибательные ароматы. - Я просто буду наслаждаться твоим обществом. И, по возмозможности, делать так, чтобы ты наслаждался моим.
- Для того, чтобы я наслаждался тебе достаточно на меня не орать и не смотреть как на идиота, ничего не знающего в жизни, - подмигивает Николь и принимается за первое приглянувшееся блюдо. - Шрамами можно не хвастаться, я так понял. Вот и чудно. Иначе тебе пришлось бы убить пол-Парижа.
- Ты приносил бы мне сухари и сухофрукты по субботам? - тихо смеется Дамьен. Перекладывает себе на тарелку часть мяса. Отправляет в рот кусочек, запивает вином. - Знаешь, Николь, только когда не остается вариантов и аргументов человек начинает кричать. Я не страдаю скудностью фантазии. А что до идиота не знающего жизни... Ты жив и здоров - значит жизнь ты знаешь не по наслышке. Зачем мне опровергать очевидное? - склоняет голову набок и легко улыбается.
- Значит, будем считать, что ты воспринимаешь меня состоявшейся личностью и меня не ждут длительные монологи о том, что так жить нельзя, - Николь уплетает за обе щеки и позволяет себе болтать с набитым ртом. - Нет, я однозначно никогда не попрошу у тебя денег... Слишком ты для этого хорош.
- Упрямец, - весело фыркает. - Ты посещал второй записанный адрес? Это к слову о состоявшихся личностях, - с умилением наблюдает за Николь, время от времени отвлекаясь на еду.
- Не-а. А надо? - мальчишка хмурится задумчиво и чешет переносицу, так, будто поправляет очки. - Слушай, Дамьен... Если это всё за-за запоя, то я очень огорчусь когда ты протрезвеешь и разглядишь меня без прикрас алкогольного дурмана.
- Не будь занудой, Николь, - отмахивается раздосадованно. - При чем тут запой? Я абсолютно адекватен в своих поступках и мыслях, - пригубляет вино. - Можем сходить вместе туда, - как ни в чем не бывало продолжает Дамьен. - Там студия, где правит балом мой товарищ.
- Воооот оно как...- улыбается, медленно переклоняется через стол, касается губами губ Дамьена. - И что за товарищ?
- Ты мог о нем слышать - Эрик Хорни, музыкальный продюссер и постановщик мюзиклов. Замечательный тип, если рядом нет женщин, - закуривает и отодвигает тарелку в сторону.
- Что ему нужно? - вполне серьёзно. - Я не поверю, что он просто так за меня возьмётся.
Николь даже немного разволновался. В мозгу загорелась назойливая лампочка а ля "ТВОЙ ШАНС, ИДИОТ!". И эта лампочка, как всегда, срабатывает чудодейственно, отзываясь невероятным сексуальным влечением. Идеальный объект - напротив.
- Если ему понравится твой голос - он сам скажет, - неотрывно смотрит в глаза Николь. - Не ведись на его заверения, что кроме как через постель ты у него ничего не добьешься, - показалось или Дамьен произнес это с нажимом?
- То есть через постель - тоже не добьюсь? - нахмурился, не понимая почему такие переживания. - Стоп! Ты меня запутал...
- Он меня даже чашечкой кофе не хочет угостить не предложив переспать, - пожимает плечами. - Поддерживает стереотип, - крепко затягивается. - У тебя есть пропуск к нему. Я или визитка, если я буду занят.
- Вот как... Ясно. Буду знать.
Николь улыбается и тоже закуривает. Долго молчит глядя куда-то сквозь всё на свете.
- А мне ещё костюмы шить... - вздыхает. - Вот совсем скоро отобью себе квартиру, и тогда всё будет хорошо...
- Помочь с квартирой? - поднимается со своего места и подходит к окну, приоткрывает его и вдыхает свежий воздух. - Я собираюсь искать себе квартиру. Могу и для тебя уютное местечко найти.
- Да я нашёл уже... осталось только отбить, - Николь вообще поник. Такое впечатление, что именно над ним идёт мерзкий такой мелкий дождик, и он ёжится под его ледяными брызгами.
Выбрасывает окурок в окно, закрывает его. Подходит к Николь, обнимает за плечи и целует в макушку.
- Не грусти, малыш, - ободряюще. - Я помогу тебе. И не удивляйся. Я не добрый и не идиот. Я эгоист и мне нравится как ты поешь. Поэтому позволь твоему новоиспеченному поклоннику порадовать тебя.
- Хорошо, - пожимает плечами Николь и улыбается неуверенно. - Спасибо, Дамьен. Я постараюсь принять то, что ты для меня делаешь. Я не привык к такому, но, как я понимаю, у меня нет особого выбора, - тихо смеётся. Немного грустно, но совсем чуть-чуть. Ещё раз смотрит на еду, понимает, что пока больше не хочет, и перебирается в постель.
- Есть, - Дамьен допивает вино из своего бокала, садится на край кровати. - Но если ты совсем мне во всем откажешь - я обижусь. Мне ведь не сложно, а талантливые люди мне нравятся.
- Значит, можно считать, что мне повезло, - Николь поджимает губы и подимает плечами. - Наверное, я слишком много просил у бога послать мне помощь, что он решил отделаться от меня раз и навсегда. Так, всё, хватит болтать. Забирайся под одеяло.
Скидывает джинсы и футболку, забирается под одеяло и утаскивает за собой Николь, крепко прижимает к себе.
- Сообщи мне, когда я начну перегибать палку, Николь, - хитро улыбается.
- Ты палку эту в узел завязал, - смеётся Николь и прижимается к мужчине всем своим дрожащим телом. - Но это... не самое страшное, что ты бы мог сделать.
- Экий я талантливый, - смеется. С нажимом проводит ладонью по спине парнишки. - А собирался быть ненавязчивым.
- Ну... чёрт с ним со всем этим. Просто будь таким, какой есть. Это самое ценное, - улыбается парень, чертит кончиками пальцев узоры по груди мужчины. - А я буду тем, кто есть я. И если ты это примешь - это будет замечательно. Так будет намного проще для нас обоих и вообще для всех.
- Договорились. Мне нравится такой подход, - Дамьен целует юношу в уголок губ. - Он исключает большинство конфликтов.
- Вот и славно, - Николь улыбается и кивает. - Спасибо, что стараешься меня понимать. Это дело не лёгкое, но юлагородное, - тихо смеётся, зарывается лицом в шею Дамьена, полной грудью вдыхая запах его кожи. - Скажи, Дамьен, сколько раз в день ты можешь?..
- С тобой, если ты об этом, больше одного, - гладит по бедру. - Намного больше одного, - прихватывает зубами ушко Николь.
- Ну, сколько? - капризно-заинтересованно, как ребёнок, который всё донимает папу вопросом "паааап, а что такое секс?". И в то же время в голосе уже щекочутся сладостные, бархатные, томно-сексуальные нотки.
- Чтобы не приуменьшить или приувеличить свои возможности, - Дамьен лукаво улыбается. - Давай проверим. Согласен? - как будто речь идет о том, кто больше выпьет.
- Согласен, - Николь потягивается сладко, мурча, и улыбается. - Знаешь... с тобой как-то неожиданно просто.
Обвивает руками шею мужчины и прижимается губами к губам. И пока целует, взбирается на Дамьена верхом, прижимаясь грудью к его груди, и начинает медленно двигаться, тереться, неосознанно даже для самого себя. Уж больно нравится ему тепло тела любовника.
Довольно улыбается в поцелуй, целует в ответ, мягко прикусывает губу Николь, оттягивает, посасывает. Проводит ладонями вдоль тела парня, получается с нажимом, но игриво, даже дразняще.
Николь закрывает глаза. Видимо, так ему проще раскрываться. Гладит, сжимает бёдра, целует с наростающей страстью. Тихо стонет, ощущая шершавость ладоней любовника. Нет, может они вовсе и не шершавые, эти ладони. Но относительно нежнейшей кожи Николь... Ему определённо нравится это ощущение и тотальное отстутствие мыслей в голове. Сейчас он запрещает себе думать. Обещает, что займётся этим с утра, как только покинет этот номер и побежит по своим делам.
Откровенно наслаждается прикосновениями, поцелуем, да и близостью Николь. Чего греха таить, если уж так случилось, что Дамьену приятно общество Николь. Неосознанно подается всем телом на ласки, возвращает их сторицей.
Быть сверху, по крайней мере в таких невинных ласках Николю не слишком удобно и не слишком нравится. Слишком мало доступа ко всяким чувствительным местам, в том числе и к обожествляемому многими религиями мужскому символу главенста в мире похотливых самок. А потому - покидает свой форпост, устраиваясь рядом и позволяя шаловливым своим ручкам гулять по всему телу Демьена, дразня, разогревая, выуживая на поверхность самые откровенные желания, которые не прочь вкусить и разделить.
Уворачивается от рук Николь, мягко сжимает его запястья прижимая к постели.
- Как смотришь на то чтобы сделать все оригинальнее и ярче? - проводит губами по шее парня. - Условия просты - не касаться и не ласкать руками, - лизнул ямочку между ключицами.
- Так не честно... ну не могу же я совсем без рук, - смеётся мальчишка. Затея ему нравится. И вообще всё что происходит - нравится. И не кажется пошлым. Наоборот. Довольно чувственным, милым и простым. - Но мы, конечно, можем попробовать. Только если ты не уследишь, я забудусь, и буду ласкать всем, чем только смогу приласкать.
- Боюсь я не устою перед соблазном ощутить столь чувственную и пылкую атаку, - смеется и целует Николь. - Самому бы удержаться...
Отпускает запястья парня и с лукавой улыбкой чертит влажную линию кончиком языка от ушка Николь до пупка, выводит круги вокруг него, щекочет его.
- Ну вот и как мне тебя приласкать без рук-то? - капризно надувает губки. Нет, конечно это просто игра и Николь даже не планирует капризничать всерьёз. Но пожаловаться на невозможность поделиться удовольствем - святое. - Это же не честно... хотя...м-мне нрррравится как ты это делаешь...
- Я дам тебе шанс отыграться на хитром мне, соблазнительное чудо, - клятвенно заверяет Дамьен. Щетинистой щекой трется о бедренную косточку, не до неприятных ощущений, но до приятной дрожи.
Снова поднимается вверх - прокладывая-отмечая путь губами, щетиной. Вскользь проходит своим членом по плоти Николь, отчего с губ Дамьена срывается дрожащий стон-выдох.
Николь же прикусывае губу и запрокидывает голову, открывая хрупкую шейку губам мужчины. Выдыхает судорожно, вздрагивает всем телом.
- Нет, это определённо несправедливо... У тебя преимущество. У меня нет щетины... - чуть подаётся бёдрами вверх, чтобы продлить и усилить прикосновение. - Ах, как же я отыграюсь... Ты у меня ещё будешь молить о пощаде...
Еще раз проходится членом, но все так же едва ощутимо. Тихо смеется целуя шею, отслеживая кончиком языка сонную артерию, пульсирующую под тонкой, нежной кожей.
- Тебе это понравится? - обжигает дыханием ухо парня.
- Ч-что? - Николь уже понемногу забывается в буквально захлёстывающем возбуждении, которое вибрирует в каждой клеточке тела. - Чт-то понр-равится?
- Если я взмолюсь о пощаде... - посасывает, царапает зубами мочку уха. Грудью трется о грудь Николь, задевая его соски своими.
- М-может быть... Но тогда я...за себя...не ручаюсь... - шепчет-стонет-мурлычет в самое ухо, чтобы в следующий момент скользнуть кончиком языка за мочку уха, легонько щекоча.
Отзывается едва ощутимой дрожью и сладким выдохом.
- Что же ты сделаешь, Николь?
Дамьен выгибается, чуть смещается в бок и проводит невероятно горячей головкой члена по животу, а затем и внутренней стороне бедра Николь.
- А ч-что? - растрянно моргает, и оттого настолько мил и невинен - заглядение! Чуть подаётся вверх, упираясь раскалённым членом в живот Дамьена. Прикрывает глаза, тихо стонет от удовольствия, непроизвольно трётся, ещё больше разгорячая себя. Хватает воздух ртом, задерживает дыхание, а затем стремительно скользит вниз по простыни, языком скользя от мочки уха через шею, ключицы, грудь к низу живота мужчины. Кончиком языка ударяет по головке - ощутимо но совершенно не болезненно, и продолжает свой путь дальше, по нижней стороне члена к мошонке.
- Ммм... - Дамьен попросту забывает о чем хотел сказать. Со свистом выдыхает и замирает, наслаждаясь. - Николь... - в голове остаются только междометия и обрывки слов. Сначала возбужденный член прижимающийся к животу, теперь юркий язык мальчишки... Приятные ощущения вкупе с колосальным возбуждением крыльями бабочек щекочутся внизу живота. Ах, нет, не бабочки вовсе, а волосы Николь. - Ч-чертовски сложно... Выдавать осмысл-ленные вещи...
Вылизывает, посасывает, немного оттягивает кожу мошонки, тихо стонет от удовольствия, которые получает вдыхая восхитительный запах любовника. Окончательно выскальзывает из-под него, устраиваясь сзади, позволяя себе прикасаться кончиком языка везде, где заблагорассудится и даже на несколько миллиметров проникать внутрь.
Мурлычет в ответ на смелые ласки Николь. Ему нравится эта смелость. Извернувшись Дамьен сжимает загривок любовника зубами. Трется ягодицами о член парня. Нет, не приглашая - раззадоривая и дразня.
- Я тебя... - но нет, Николь обрывается на полуфразе. Это же, по идее Дамьен должен сказать эту фразу, верно? А потому - затыкается и целует, облизывает, кусает, трётся всем телом, обжигая раскалённой плотью и невероятно горячей кожей.
- Н-ну ж-же!.. - уже порыкивает Дамьен.
Снова смена мест. Мужчина оказывается сзади, языком пересчитывает позвонки на спине Николь. Плечом укладывает парня на живот. Языком ласкает промежность любовника, проникает в него, ласкает изнутри, оцарапывает мошонку щетиной.
- Дамь...ен...- Николь дрожит всем телом, комкает в пальцах простынь, чуть выгибается в пояснице. - Ты ч-что творрришь?
Воздуха едва ли хватает на то, чтобы говорить ещё что-то, хотя в голове миллионы слов и ещё больше того, что в слова облачиться не может. Потому остаётся просто отдаваться ощущениям и считать барашков, чтобы не кончить преждевременно.
Дамьен и рад бы ответить, но где найти слова, что точно выразят все? Спускается ниже, вылизывает, покрывает поцелуями, посасывает мошонку, с нажимом ласкает кончиком языка корень члена любовника. Не сдерживаясь стонет, вкладывая в этот стон все что чувствует, все что не может сказать словами.
- Мать твою дери... Дамьен... Я больше не... - приходится почти до боли стиснуть зубы, зажмуриться, вжаться в кровать в попытке сдержаться. Но слишком садкая дрожь-предвестница оргазма уже гуляет по всему телу. - Дамьен! - вскрикивает, когда максимально острое удовольстве пронзает от макушки до копчика.
Стонет болезненно-сладко. Дамьен и сам на грани, только тронь и взорвется оргазмом. Но сейчас и трогать, кажется, не нужно. Николь чрезмерно соблазнительно-возбуждающе прекрасен. Дамьена колотит от напряжения в паху пока он жадно впитывает эту запредельную красоту любовника.
- Николь, - голос мужчины бархатный, с хрипотцой, едва заметной дрожью, - поможешь мне? - ладонью по боку парня к бедру.
Мальчишку дважды просить не надо. Он с удовольствем, пусть и превозмогая дрожь и лень, разворачивается, склоняется к паху Дамьена и жадно вбирает член в рот так глубоко, как только может. Языком - дробь по уздечке, и всё это - под бешеный темп скольжения губами от головки к корню. Самозабвенно, страстно, постанывая от удовольствия и заводясь по-новой.
Подается навстречу пленительному влажному рту парня, несущему массу удовольствия. Но долго продержаться не в состоянии и, выгибаясь от остроты ощущений пронзивших все тело, Дамьен заливает рот Николь своим семенем. До треска ткани сжимает простынь, практически орет имя парнишки.
- Т-ты решил меня с ума... свести? - немного погодя, когда функция мышление включилась.
- Не-а... - просто и немного пьяно улыбатся мальчишка, тянется к бутылке вина и похабно пьёт из горла. Протягивает бутылку Дамьену. - Ты сам придумал эту игру. А мне понравилось. Мне вообще нравится с тобой заниматься этим...
Делает несколько глотков вина и возвращает бутылку.
- Я не жалуюсь, - смеется, облизываясь. - Я восхищаюсь. Мне одурительно хорошо, - привлекает мальчишку к себе, делает еще глоток и припав к губам Николь поит его вином.
С удовольствием принимает напиток из уст любовника, прижимаясь к нему всем телом.
- Интересные у тебя фантазии, Дамьен. Мне они нравятся. Мне нравится экспериментировать и играть с тобой...
- Мм... - глубокомысленно и довольно изрекает Дамьен. Целует в кончик носа. - Мне тоже нравится экспериментировать вместе с тобой, Николь, - тепло улыбается. - И... заниматься сексом особенно.
- Здорово. В этом мы нашли друг друга, - подмигивает Николь и тихо смеётся. - Правда, никогда не думал, что в постели я настолько хорош, чтобы кормить меня по первому разряду и осыпать цветами.
- Я тогда не знал каков ты в постели, - гладит по спине. - Понятия не имел, - Дамьен прикуривает сигарету.
- Но предположить мог, - пожимает плечами Николь и улыбается. - Знаешь, если такие люди: ты смотришь на них, и понимаешь - вот этот трахнет меня так, что моя душа разорвётся в клочья, а потом опять склеится. И тебя начинает тянуть, ты начинаешь болеть, преследуешь или наоборот - стааешься сбежать, но... - щёлкает пальцами. - ...ты уже на крючке и бежать некуда. Вот ты из таких.
- Не сгущай краски, Николь, - фыркнул и пожал плечами. - Ты, конечно, порадовал мое самолюбие. Но не перегибай палку, - тихо смеется, целует в плечо.
- Ты меня не слышишь, - нараспев произносит мальчишка и закрывает глаза. - Но это не важно, потому, что меня слышно только со сцены. Я уже привык. В любом случае, ЭТО ты делаешь как бог.
Тушит сигарету и притягивает мальчишку к себе, укладывая рядом.
- Ты бесподобен, - подпирает голову кулаком, свободной рукой, кончиками пальцев, гладит Николь по груди.
- Ну, наверное. Иначе меня давно бы забросали тухлыми яйцами, - тихо смеётся Николь, переворачиваеся на док и целует Дамьена в солнечное сплетение. - Ты тоже очень даже ничего. И с тобой как-то так интересно получается, что мне совершенно не противно, а хочется ещё и ещё. Ты меня до смерти затрахаешь, знаешь об этом?
- Если ты не сделаешь этого раньше со мной, - щекочет промежность парня. - Такой соблазнительно-целомудренный...
- Ты понял, что только что сказал-то? - смеётся. - Это я целомудренный? Ты не забыл, я - певичка в кабаке...
- И что с того? - улыбнувшись заглядывает в глаза Николь. - Я говорю о том, что наблюдаю сейчас в своей постели.
- Вот оно что? А целомудренность - это как? В чём она проявляется? - подпирает голову кулачком. - А то я в этом совсем не разбираюсь. И всё то, что сейчас в моей голове - тяжело назвать целомудренным.
- Это в поведении, малыш, - отпивает вина. - Это в жестах, взглядах и словах, - лукаво смотрит на парня. - Я не говорю о приличности. Я говорю об искренности того, что в твоей милой голове.
- Ясно. Понять не могу, потому постараюсь просто принять, - прикрывет глаза, утыкается лицом в грудь Дамьена и полной грудью вдыхает запах его кожи.
Приобнимает, ласково следует одному ему известному маршруту на теле Николь. Тихо мурлычет, зарывается лицом в волосы парня.
- Мне хорошо с тобой... - Дамьен довольный, как кот слопавший крынку сметаны.
- Это замечательно. Мне тоже хорошо, - мурлычет в ответ мальчишка, прикусывает игрово сосок любовника, легонько тянет на себя.
Вплетает пальцы в волосы Николь, чуть сжимает у корней, запрокидывая голову парня. Одобряюще улыбается, тихо выдыхает. Мягко проводит бедром по паху мальчишки, вжимается, но ровно до того момента, когда до боли еще далеко и усилить нажим хочется.
- Мы с тобой, я вижу, спелись, - подмигивает парню.
- Осталось еще спиться, и общество утратит нас безвозвратно, - плотнее прижимается к Дамьену, дрожаще выдыхает и сладко жмурится. - Я даже уходить ближайшие суткаи никуда не хочу.
- Не уходи, - ловит губами выдох Николь, - я тебя не прогоняю, - улыбается, одной рукой обнимая парня и удерживая его возле себя. Второй блуждает по телу любовника, задевая чувствительные места.
- А как же твоя работа? Я же тебя не отпущу, - мальчик снова дрожит, как осиновый лист на ветру, и зуб на зуб не попадает, будто ужасно замерз. На деле - вновь разгоревшееся желание просто ищет выход в стремлении вырваться наружу.
- Ничего, - хитрюще смотрит на Николь, прихватывает кожу на шее парня. - Не беспокойся об этом, Николь. Все знают, что я в запое, а значит с меня спрос не велик, - ладонь мужчины сжимает пах мальчишки.
- Ммм... - прикусывает губу, запрокидывает голову, тычется пахом навстречу ладони. - Но ты же... не в запое... - сладко мурлычет, изучая ладонями живот и крепкие бедра Дамьена.
- Разве? Шеф мне сказал, чтобы я, пока не прекращу надираться в хлам, на работе не появлялся, - игриво, почти не касаясь поглаживает пах. - Я намерен пить еще неделю. Это тоже все знают. Так что я, малыш, в запое, - подмигивает.
- Как мило! - тихо смеется Николь. - У культурной элиты Парижа запои не как у людей, а по расписанию.
Мальчишка ластится, извивается всем телом, выпрашивая ласк, со свистом втягивает воздух сквозь зубы и так же выдыхает, жмурится.
- Ч-чего ты добиваешься?
- Это не расписание, это традиция, - поправляет Дамьен. Спускается ниже, поцелуями обжигает грудь, зубами сжимает сосок. Ладони бесперебойно сжимают, гладят, дразнят хрупкое тело Николь. - Мм? В каком смысле?
- Дамьен!..- прогибается в пояснице, упираясь ладонями в плечи мужчины. - Черт бы тебя... Как ты это делаешь? Я хочу тебя... Хочу. Прямо сейчас.
- Ох, сколько страсти... - восхищенно выдыхает Дамьен. Не прекращает целовать, гладить, однако скользкие пальцы уже внутри. Умудряется ласкать везде в едином ритме, полном страсти и желания.
Тело мальчика, созданное для того, чтобы извиваться и изгибаться, быстро ловит ритм, и уже со всей самоотверженностью насаживается на пальцы Дамьена. Николь стонет, почти кричит, шепчет что-то сбивчиво и неразборчиво. Рука уже ложится на член Демьена, сжимает, скользит по всей длинне, дразня, завлекая, пробуждая желание получить еще больше.
Маленькая, почти детская ладошка Николь на собственном члене лишает всякого терпения. Подхватывает мальчишку под бедра, Николь легкий, как пушинка, и опускает на свой член, проникая стремительно, как можно глубже, подаваясь всем телом.
- Бож-же! Николь, какой же ты... - Дамьен не договаривает, смысл предложения передает стон.
- Аа-ах! - юноша выгибается дугой, вжимаясь ягодицами в бедра Дамьена, сжимается изнутри, задержав дыхание. И когда с глаз падает алая пелена - начинает решительно двигаться, ритмично и размашисто. На самом деле нет таких слов, чтобы передать, насколько ему нравится чувствовать член Дамьена внутри. Николь даже грешным делом подумал, что эти два организма буквально созданы друг для друга.
- Д-да-ах! Боже мой... Как же с тобой... Какой же ты...
- Вот так... Да!.. - стонет Дамьен, а внутри все кувыркается, сворачивается в узел.
Мужчина страстен, горяч и удовлетворенно-трогателен, однако двигается, врывается в тело любовника, понимая, что ему слишком нравится это ощущение. Не в целом, в целом все понятно, именно с Николь. И это его настораживает, хотя это ощущение на долго не задерживается, сметаемое шквалом удовольствия.
А Николь стонет, не стесняясь, в полный голос, и двигается так, будто это последний и лучший раз в его жизни. Ему до того хорошо, что хочется запретить себе кончать, чтобы все продолжалось до бесконечности. В стену уже стучат соседи, но Николь плевать. Он весь в процессе.
Стонут в два голоса, наполняя весь этаж терпкой атмосферой хорошего секса. Дамьен обхватывает пальцами член Николь, чувственно, подгадывая лучший темп, ласкает любовника. Пульсирует внутри мальчишки откровенным удовольствием, уже помышляя о том, чтобы ухитриться не прерывать это проникновение никогда.
Николь понимает что вот-вот кончит, судорожно принимается искать заветную точку под мошонкой, чтобы сдержаться. Не успевает, заливает семенем живот любовника. Кричит от удовольствия, но не останавливается.
Если и был бы способ сдерживаться - Дамьену он не помог бы. С ума сводящее зрелище кончающего любовника вышибает почву из-под ног... или спины, не важно. Рывком садится, прижимая любовника к себе и в порыве чувств и страсти заполняет Николь собой, своим семенем. Разрывая комнату в клочья криком-стоном.
- Боже... прошу тебя... только не останавливайся! Не останавливайся, мать твою дери! - осознание слов/мыслей/действий ускользает. Николь весь растворяется в акте соединения, не в силах остановить дикий непроизвольный танец разгоряченного тела.
Что-то стонет в ответ, что-то наверняка осмысленное. По крайней мере останавливаться сейчас не хочется ни за какие богатства мира. Сжимает в объятьях мальчишку, кажется, сростается с ним, в процессе соития. Размашистые, мощные движения бедрами и бесперебойная очередь стонов, поцелуев.
Николь, кажется, совсем не дышит, и можно было бы подумать, что он потерял сознание, если бы тело не продолжало свои движения. Сам же мальчишка воспринимает все, как во сне, где единственное реальное - ощущения. Хорошо, непередаваемо хорошо.
- Прошу тебя... Прошу... Дамьен... - шепчет неосознанно и едва слышно.
- Николь... - на выдохе, одними губами, раз за разом. Разгораясь, сгорая, распадаясь и собираясь заново. Эдакий феникс сжигаемый вожделением и любовником. - Николь... Малыш... Да-а-ах! - ласкает парня со всей своей пылкостью и неистовством. Не в состоянии остановиться.
Дышать Николь начинает только через полминуты, будто выныривая на поверхность, вздрагивая всем телом. Открывает глаза, выпрямляется и целует мужчину в висок.
- Нет, делаешь ты ЭТО точно как бог.
- С таким страстным любовником иначе бывает? - оглаживает Николь, приоткрывает глаза, лукаво созерцая прекраснейшую из картин. - Сомневаюсь...
- Бывает по всякому, - смеется и укладывается рядом с Дамьеном. - Тебе нравится?
- Нравится, - кивает и целует Николь. - Очень нравится, - улыбается, проводит ладонью по щеке парня.
- Значит, я у тебя особенный? - приподнимается на локте и закуривает.
- Не уверен, что ты подразумеваешь под этим словом, но, да, особенный, - тоже закуривает, улыбаясь наблюдает за Николь.
- Хм... То ли у тебя запросы небольшие, то ли я развиваюсь, - задумчиво. - Мне говорили, что я так-сяк.
- В чем? В постели? - Дамьен смеется, от души, заливисто. - Я встречал в своей постели тех, кто действительно был так-сяк. Не бери в голову, Николь, критериев в постели нет. А если и есть, то они для мнительных.
- А я - мнительный! - капризно хлопает ладошкой по подушке. Но почти тут же меняет тон: - Хотя это не должно становиться твоими проблемами, верно? - затягивается и медленно выдыхает. - Главное, что нам хорошо.
- Мнительный, значит? - кончиками пальцев по бедру. - Николь, если бы ты и вправду был так-сяк, мне было бы с тобой хорошо до такой степени, что я хочу продолжать?
- А ты хочешь? - недоверчиво щурится и улыбается. Тянется через Дамьена за вином, делает пару глотков и ложится обратно.
- Хочу, - расплывается в улыбке, легонько щелкает парня по носу. - Вопрос в другом - нравится ли тебе, хочешь ли ты?
- Кажется, это мы уже выясняли. И выяснили, что нравится. Очень нравится, - вполне серьезно, хоть в глазах - веселые чертики. - А по мне не видно?
- Ну, видно так же как и по мне, - подмигивает. - Не-за-мет-но, - смеется и целует мальчишку.
Николь сквозь смех отвечает на поцелуй, крепко прижимаясь к Дамьену. Ему сейчас хорошо и уютно, и хочется, чтобы так было долго-долго. Всегда. Вот только во "всегда" мальчишка давно не верит.
Улыбается в поцелуй, мурлычет, гладит Николь, крепко обнимает. Дамьену спокойно, приятно и замечательно. Даже говорить ничего не хочется.
В конце-концов Николь разрывает поцелуй и, обнимая себя рукой Дамьена, переворачивается на бок, спиной к любовнику.
- Поспим немного?
- Поспим, - обнимает парня, прижимаясь грудью к его спине. - Спокойных и сладких тебе снов, Николь, - шепчет на ухо.
- И тебе, - выдыхает парень и закрывает глаза.

@темы: Заморожен, Кинк, Слеш, Фетиш, Экшн

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

deviant.dreams

главная