Библейский мудак Дар
One dark night in the middle of the day, two dead boys got up to fight. Back to back they faced each other, drew their swords and shot one another.
Название: Дитя Богемы
Автор: G.Grissom, G.Sanders
Размер: миди плавно переходящий в макси
Категории/Жанры: слеш, кинк, экшн, транс-гендер
Пейринг: Дамьен/Николь
Рейтинг: NC-21
Предупреждения: Цикл не дописан и заморожен.
От автора: По мотивам отыгрыша.

Нужная остановка - спасительный круг для окружающих. Дамьен, подхватив Николь на руки, вылетает из трамвайчика. Целует мальчишку, неистово сладко, жадно. Размашистыми шагами идет через холл гостиницы, так и не разорвав поцелуй. Усаживает юношу на стойку и зажимает ладонью звонок, настойчиво требуя ключ. Впивается поцелуями в грудь Николь, через ткань рубашки.
Оказавшись на стойке, обхватывает Дамьена руками и ногами, не желая отпускать. Целует жадно, нетерпеливо комкает ткань водолазки в руках, мечтая поскорее сорвать ее к чертовой матери.
Получив ключ, под аккомпонемент удивленно-возмущенного взгляда девушки на ресепшене, уносит Николь, крепко вжимая в себя. Отпускает с рук только перед дверью, но не позволяет отстраниться, жадно зацеловывая. Захлопывает за собой дверь и делает то, о чем мечтал последние минут десять - стягивает рубашку с парня, припадает губами к обнаженной коже, тягуче, жарко стонет.
Николь аж вскрикивает от переизбытка чувств, от остроты ощущений, усиленных ожиданием. Вплетает в волосы пальцы. Сжимает у корней, старается скорее придти в себя. И когда приходит, стягивает почти с ненавистью водолазку. Дрожащими ладонями - по груди.
Дамьен вздрагивает, как от удара током. Подается вперед, прижимаясь к Николь, накрывая его губы своими. Странно, но сейчас прикосновения вызывают куда больший жар, сладость, удовольствие, чем утром. Мужчина, наконец получив карт-бланш на действия, скользит ладонями по телу Николь, исследуя, восхищаясь хрупкостью.
Николь изгибается под руками мужчины, раскрывается, непроизвольно разводит бедра. Тонкие когтистые пальчики сжимают ягодицы Дамьена и парень восхищенно стонет. Дрожь колотит все тело, воздуха не хватает.
- Дамь...ен! - выдыхает Николь и с тихим рыком толкает мужчину в сторону кровати, жадно целуя, оглаживая все тело, куда достанет. Минуя, разве что пах, почему-то опасаясь прикоснуться.
Тянет мальчишку с собой на кровать, зацеловывает все тело, покрывает легкими укусами шею, плечи, грудь. Сжимает ладонями ягодицы, притягивая к себе, прижимаясь пахом к паху Николь. Протяжно, восхищенно стонет
Мальчишка тихо смеется-стонет, трется всем телом, бездумно гладит, царапает, щекочет... Странно, мальчик совершенно искренний, эмоциональный, настолько девственный в каждом прикосновении, что и не поверишь, что он шлюха.
- Сними с себя одежду... - смущенно и торопливо шепчет. - Я боюсь запутаться в застежках и выглядеть идиотом.
Дамьен тихо смеется, раздеваясь.
- Позволишь поухаживать за тобой? - расстегивает джинсы Николь, покрывает поцелуями бедра, низ живота.
О том шлюха мальчик или нет Дамьен не думает. В конечном итоге это личное дело каждого. Мужчина страстно и со всей искренностью ласкает тело мальчишки.
Совершенно смутившись, тянет Дамьена вверх, сам же - опускается на колени и замирает, пораженно и растерянно моргая.
- О-ого! - Николь даже присвистывает, разглядывая агрегат Дамьена. А потом глаза загораются азартом и детским интересом. Мальчишка покрывает поцелуями бедра мужчины, затем - член: целует, облизывает, покусывает. Дышит шумно, обжигая кожу дыханием.
- Ох, ч-ч-черт... - стонет-мурлычет Дамьен, вплетая пальцы в волосы Николь.
Мужчина не подгоняет, не принуждает ни к чему, просто перебирает пряди волос юноши. Второй же рукой с затаенной жадностью скользит кончиками пальцев по телу Николь, везде где дотянется.
А мальчишка увлекается, и уже совсем скоро с непередаваемым удовольствием сосет, причмокивая и жмурясь. Ему нравится делать это. Нравится именно с ним, Дамьеном. Нравится чувствовать его вкус и запах. Но тело уже требует ласк. И Николь запрокидывает голову, заглядывая в глаза мужчины.
Дамьен отвечает мальчишке восхищенным, пламенным взглядом. Укладывает Николь на кровать, склоняется над ним, любуется, совершенно без зазрения совести. А затем начинает сумасшедшую пляску губ, рук, языка по телу Николь. Жадно, жарко, настойчиво, перемежая поцелуи стонами.
Николь стонет и извивается, как золотая змейка. Комкает в хрупких пальчиках простынь. Бормочет что-то пьяняще пошлое и заводящее, раскрывается, разводит в стороны тонкие длинные изящные ножки.
Дамьен, кажется, совсем поехал крышей от сочетания алкоголя в крови, жара по всему телу и запаха Николь. Кончиком языка проводит по члену мальчишки, вылизывает головку, сладко выстанывая имя парня. Не сводит с лица Николь взгляда, кажется, тягучего, искрящегося, довольного.
Николь жмурится, краснеет, кусает губы. Он почти не дышит, потому, что не находит времени между стонами. Царапает плечи Дамьена, будто подгоняя, умоляя, прося еще и еще.
Протяжным движением пропускает плоть мальчишки в рот, запоминая все детали вкуса, ощущений. Смыкает губы у самого корня, шершавым языком водит по стволу и так же тягуче выпускает изо рта. Каждое новое принятие любовника в себя все набирает скорость и жадность. Дамьен жмурится и довольно стонет.
- Дамь...ен, да что ж ты за дьявол такой? - выстанывает Николь, вскидывая бедра навстречу горячему рту. Ладошки ложатся на затылок мужчины, чуть сжимая, направляя, не позволяя отстраниться. И двигает бедрами на встречу в яростно-страстном рваном ритме.
Сжимает бедра Николь, помогая двигаться. С неистовой страстью ласкает языком, губами, царапает зубами. И стонет, стонет, стонет... Кажется, что Дамьен намерен проглотить мальчишку. Вдоль позвоночника мужчины гуляет крупная дрожь, он выгибается, как кошка, но не отстраняется.
- Хв-ватит! - едва не плачет парень. - Иначе я сейчас... Не дай мне сейчас... - но в противовес словам тело двигается настойчивее, неосторожнее. - О-ох, дьявол! Прошу тебя...
Плавное движение и Дамьен уже целует мальчишку, делясь с ним его же вкусом, трется бедром о пах.
- Никол-ль... - выстанывает, почти смеется. Тихо и щекочуще.
На кровати все еще стоит сумка Дамьена, которую он не удосужился распаковать. Мужчина расстегивает ее, на ощупь ищет нужный тюбик. На ощупь, потому что увлеченно зацеловывает Николь, трется об него всем телом. Наконец-то нужный тюбик попадается в руки, Дамьен выдавливает прозрачный гель себе на пальцы, растирает. Чуть отстраняется от парня и мягко проникает в любовника пальцами, уверенными движениями смазывая и расстягивая.
Николь всхлипывает и замирает, выгнувшись. Наслаждение в статике. Только подбородок дрожит и ресницы. И костяшки белеют, до того сильно вцепился в простынь. Напряженный, звенящий, как струна, раскрасневшийся, он сейчас невероятно красив.
Покрывает поцелуями грудь и живот мальчика, свободной рукой ласкает его член. Обжигает кожу сорванным дыханием и стонами. Смазывает свой член, не имея намеренья повредить любовника, ласково оглаживает бедра Николь приставив головку члена ко входу.
- Давай, - выдыхает мальчишка, зажмурившись, как перед тем, как нырнуть. Он весь дрожит от волнения и возбуждения, облизывает пересохшие губы. Ему невероятно стыдно за то как он переживает, но и хорошо невероятно. И смешение ощущений создает впечатление самого первого раза.
Видимо Дамьен и сам проникся всем этим вихрем ощущений и эмоций, что решил, будто у Николь это первый раз. Мужчина сама осторожность, ласковый, заботливый, нежный. Однако если приглядеться станет понятно, что Дамьену много стоит сдерживаться. Мало-помалу проникать в любовника, подгадывая угол. Придерживает Николь за бедра, не давая возможности дергаться. Замирает проникнув в любовника до упора, силясь не сжать до синяков бедра мальчишки, пытается усмирить сердце и дыхание, однако все напрасно. Все тело уже переполнено желанием двигаться, до полного изнеможения, до сладких судорог. Лишь бы в этом прекрасном мальчике.
Стонет сдавленно, сладко и снова замирает на миг. А затем распахивает глаза, горящие таким запредельным жаром, что, кажется, способен сжечь. Резкий толчек бедрами навстречу, превозмогая силу рук Дамьена. И еще толчек, и еще. Кажется, Николь не может больше ждать, желая всего и сразу.
Громкий, почти оглушающий, стон срывается с губ Дамьена. Движения бедрами - резкие, ритмичные, глубокие. Так что при проникновении мужчина врезается бедренными косточками в любовника, наверняка оставляя синяки. Дамьен накрывает Николь своим телом, впитывает кожей рождаемый трением жар. Теряет голову от ощущений, от сладости тесной раскаленности Николь.
Николь стонет-кричит на ухо любовника, извиваясь под ним, сжимая его ягодицы, аккуратно проворя ноготками по тугому кольцу мышц, подразнивая. Мальчишка несносно развратен и шокирующе откровенен. Сама естественность и страсть.
И Дамьену это, откровенно говоря, нравится. Поддевает что-то внутри, вызывающее приятную дрожь внизу живота. Прижимается колючей щекой к щеке Николь, протяжно выстанывает его имя и еще что-то, Дамьен не может уследить за страстными словечками что срываются с его языка.
Чуть меняет угол движения, теперь с каждым толчком все сильнее и резче проходясь по бугорку простаты. Осыпает Николь горячими поцелуями и страстными взглядами.
- Ты ненормальный... Еще! Ну, пожалуйста... - Николь путается в ощущениях и пережеваниях, сходит с ума, стонет, плачет, подмахивает бедрами. Он уже не в силах совладать со вжимающим в кровать оргазмом, крича в полный голос.
Мужчина в ответ стонет, двигается не так резко, но глубже, с большей ампдитудой. Внутри Дамьена уже полыхает огромный инквизиторский костер удовольствия и желания не останавливаться в получении этого удовольствия. Но оргазм выносит свой вердикт с которым мужчина уже не в состоянии спорить. Выгибается до хруста и боли в позвоночнике из последних сил, что не вытравлены эйфорическим полетом оргазма, двигается внутри любовника. Даже когда горячее семя заливает Николь изнутри - не прекращает движения.
- Я вижу всех парижских голубей... - шепчет мальчишка, невидящим взглядом блуждая по потолку. Он и сам продолжает двигаться, но плавно, как вода - мягкими волнами.
Дамьен освобождает любовника от веса своего тела, тихо смеясь укладывается рядом и приобнимает парня. По телу все еще гуляет дрожь, так что время от времени мужчина жмурится и сипло выдыхает.
- Они тоже стремятся к тебе, очарованные твоим пением?
- Нет... - выдыхает мальчишка и улыбается. Медленно закрывает глаза. - Им нет дела до простых смертных. И могут нагадить на тебя, будь ты хоть королем Франции. Им известна какая-то другая истина.
Дамьен укрывает их обоих, гладит мальчишку по волосам. Касается губами виска Николь.
- Откуда тебе это известно? - мурлычет Дамьен, расслабленно привлекая мальчика к себе.
- Не знаю, - пожимает хрупкими плечиками. Невероятно так мило. - Просто знаю и все. Разве у тебя так не бывает?
- Бывает, - кивает улыбаясь. - Редко, но все же лучше, чем совсем никогда, - и все же не может не любоваться Николь. - Спать не хочешь? - улыбается и обнимает. - Или в ресторан? Или еще чего-нибудь?
- Вечный двигатель, - смеется Дамьен, целуя парня в кончик носа. - Можем попробовать растолкать кухню и перекусить. Ты же явно ничего не ел весь день, да и я тоже.
- Не ел, - соглашается Николь. - Но ведь еда - не самое важное. Куда важнее духовная пища.
Еще секунда, и мальчишка уже сидит на кровати.
- Ставь на уши кухню, а я в душ.
- Ты прав, но если не будешь есть - духовная пища тебя не спасет, - Дамьен улыбается и ерошит волосы Николь. - Беги в душ. А я пойду повоюю. Пожелания будут?
- Много вкусной и дорогой еды, хорошее вино и обязательно устрицы, - кричит мальчик уже из душа. И на всякий случай добавляет:
- Спасибо.

@темы: Заморожен, Кинк, Слеш, Фетиш, Экшн