Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:19 

Порочное Писание

One dark night in the middle of the day, two dead boys got up to fight. Back to back they faced each other, drew their swords and shot one another.
Название: Порочное Писание
Автор: [Padre Patrick]
Размер: макси
Категории/Жанры: гет, bdsm, драма, слеш, чен-слеш, психология, death-fic, dark-romance
Пейринг: Н./Кларис, Н./Николь, Н./Артур, Артур/Николь
Рейтинг: nc-21
От автора: Подарок Доминику. Я старался. Честно-честно. :)

Пожалуй, мне стоило бы представиться. Правила приличия и все такое, чем должен обладать главный герой повествования. Однако, прошу заметить, я отнюдь не главный герой. Я всего лишь орудие в руках высшего провидения. Но я уже начал эту историю и пусть Вы запомните меня, как Н.
Обратим свои взоры к тому времени, когда я был 22-х летним юношей. Статным, страстным и несколько сумасшедшим, когда дело доходило до работы. Простим мне мою импульсивность, дорогие слушатели, эта моя особенность помогала мне зарабатывать на жизнь. Полагаю, Вы и сами догадались о роде моих профессиональных изысканий. Я был одним из многих "ночных бабочек" Дублина. О, славься, вечный Дублин! Место столкновения конфессий, пороков и денег. Я же был в открытой конфронтации со всем Дублином и каждым из его жителей. Моими главными достоинствами были - бедность, красота и гордость от того, что я американец. Ах, с какой помпой меня выгоняло из церквей местное духовенство! Кто же виноват, что при своей умеренной набожности я был безбожно порочен? А кто не был таким оставшись без опеки родительского кошелька, не прельстившись карьерой скромного клерка?
Итак, я, по зову души, разумеется, жил проституцией. Не спешите лицемерно кривить свои холеные личика, леди; не сжимайте кулаки, джентльмены. Вам еще предстоит вкусить плоды моей страсти и тогда не гневом будут сверкать Ваши глаза. Но не позволяйте мне отвлекаться! Нас уже заждались в одном из игорных домов, куда я приглашен в качестве компаньона.
Теперь же позвольте Вашей фантазии приукрасить слог Вашего покорного слуги.
Занавес!


Игорный дом "Багровый клевер" - одно из наиболее респектабельных и развратных заведений Дублина. Роскошь и порок - вечные метрдотели этого места. Здесь просаживаются целые состояния, но никто не уходит недовольным или неудовлетворенным.
Бар, игорные залы, небольшая сцена, отдельные кабинеты для интимных встреч - "Багровый клевер" в избытке предоставлял варианты для морального, и не только, насыщения богемы.
Этим вечером, в числе прочих, сие замечательное место посетили - мадам Кларис Эрнет и некий Н., один из многочисленных хастлеров ночного Дублина. Женщина - в полном расцвете сил, достигший апогея своей красоты цветок. Живое, блистающее белоснежностью лицо обрамленное ореолом рыжей копны волос, с серыми глазами, поражающими проницательностью взгляда. Неотразимая, но, по завету Творца, скрывающая от посторонних всю прелесть женской фигуры под корсетом и тяжелым бархатом вечернего платья. Рядом с этой грацией во плоти любой чувствовал себя окрыленным.
Спутник ее, купающийся в десятках завистливых взглядов, также не был обделен красотой. Черные, как смоль волосы, вьющиеся у кончиков, карие глаза, с лукавыми искорками во взгляде, в обрамлении густых, длинных ресниц, смуглая кожа. Юноша действительно был недурен собой. Такой себе идол девичьих грез.
Оба были хорошо известны в "Клевере". Вдова Эрнет несказанной удачей и не малым состоянием, оставшимся после смерти мужа. Н. по факту своей работы. Часто его можно было заметить в компаньонах у самых разных людей. Юноша определенно пользовался успехом. Манеры или же его жизнерадостный характер тому было причиной - неизвестно.
Первым делом наши герои отправились к бильярдным столам. И несмотря на снисходительные взгляды мужской части посетителей, Кларис прекрасно владела искусством игры. Не женская ли интуиция помогала ей управляться с кием? Холеные пальчики коротко, с вызовом, проходятся по древесине и вот - первый удар. Сторонитесь беззащитных на вид женщин! Мало ли какие демоны в них скрываются? Хрупкие руки и холодный расчет этим вечером лишили денег многих игроков за столами. Но легко добывая деньги, леди с той же легкостью расставалась с ними. Таковы привычки постоянных клиентов "Багрового клевера".
И пока леди на гора разбивала самоуверенность мужчин, ее спутник исполнял роль вышколенного официанта. Подавал напитки, следил за тем, чтобы сигарета всегда была под рукой. Н. честно отрабатывал свои деньги. Однако не просто работой для него были такие клиенты. Молодой человек искренне любил свою работу. Он прекрасно воплощал то, что от него хотел клиент. В глубине души Н. был актером и все же нашел работу, где этот актер смог бы раскрыться на полную. Нет ничего предосудительного в том, чтобы получать удовольствие от выполняемой работы.
Этот вечер можно было бы упустить, как ничего не значащий для нашей истории. Но не спеши, дорогой слушатель. История ничего не потеряет и не приобретет от того, что мы проследим первое знакомство Н. с его будущей любовницей.
На Дублин опускается ночь. Гонит по домам и постелям своих постояльцев, гасит свет в окнах. И наши герои также подчиняются неписанному правилу города. Точкой отправления сочтем "Багровый клевер", пунктом прибытия - один из его кабинетов.
- Вы весьма обходительны, - сказала Кларис, присаживаясь на край кушетки.
- За Вами приятно ухаживать, мадам, - юноша подкурил тонкую сигарету и одарил женщину обаятельной улыбкой.
- Потому что я плачу Вам, милый негодник? - склонив голову к плечу рассматривает визави, словно увидав впервые.
- Вы поражаете меня в самое сердце, незабвенная, - покачал головой Н. и приблизился. - Я искренне наслаждаюсь процессом. Мне нравится ухаживать за Вами не только потому что Вы оплатили мое присутствие подле Вас.
- И Вам столь приятным было бы выполнять мои маленькие прихоти в дальнейшем?
- Пока это в моих силах, - рассмеялся.
Не в привычках Н., и это знали все, кто с ним общался хотя бы единожды, врать клиентам. Он умело чертил грань в отношениях, не позволяя сиюминутной роли завладеть обоими.
- Тогда приласкайте меня, великодушный Н., - Кларис убрала за ухо упавшую на глаза прядь.
Юноша, кажется, только этого и ждал весь вечер. Уверенно приближается к своей спутнице и, склонившись, касается ее губ своими. Однако же, на свое удивление, получает решительный отпор.
- Нет, нет, нет, - рассмеявшись отталкивает она пылкого ухажера. - Неужели Вы решили, что я приму те ласки, что Вы дарите каждому? Признайтесь, юноша, Вам ведь доставляет удовольствие разнообразие?
- Вы правы, мадам, - присаживается на кушетку и кончиками пальцев оглаживает плечо Эрнет. - Но...
- Замолчите, - касается ладонью рта визави. - Вам не позволено целовать меня губами, но Вы можете использовать иные способы касаться моей кожи поцелуями.
- Надеюсь мы правильно друг друга поняли... - смеется Н., покидая кушетку, только для того, чтобы отложить в сторону сигарету. - Кларис, Вы все еще одеты? - с удивлением оглядывается. - Разденьтесь, незабвенная.
Женщина покорно опускает взгляд в пол, осторожными, почти что робкими, движениями избавляет себя от платья, оставаясь в корсете и кружевном белье. Н. помогает ей лишиться и корсета, оставляя на любовнице лишь ажурную вязь трусиков. Снимает с пояса ремень, складывает его вдвое и вновь склоняется над Кларис. Касается кожаной змеей гладкой, чистой кожи на плечах. Ведет ниже к груди, задевая соски...
- Не дрожите, лань, еще рано.
Ремнем скользит по животу, несущему отпечаток материнства. Тонкие синие прожилки расчерчивают кожу и вызывают легкое пренебрежение у Н., но сейчас это не так важно. Их можно будет скрыть алыми поцелуями ремня. Пытка легкими царапающими прикосновениями продолжается. Юноша придерживает лицо Кларис пальцами, не позволяя опустить взгляд. Легкие, без замаха, шлепки по бедрам, вмещая в них указание к расположению на кушетке. Эрнет с тихим вздохом разводит бедра и чуточку откидывается назад, выгибаясь и всем своим видом показывая, что готова принять обжигающие поцелуи.
Однако наш молодой соблазнитель не торопится опускать импровизированные губы на белоснежную кожу. Всего лишь легкие шлепки и поглаживания. Касается ремнем промежности, лишь ненамного усиливая нажим и проводит вверх, словно наметывая маршрут поцелуев. Кларис сдавленно выдыхает и вскидывает бедра в попытке продлить столь приятные и дразнящие прикосновения. Юноша улыбается и, как на зло, гуляет ремнем по животу, плечам, бокам. Одаряет особым вниманием тонкую шею. Когда женщина не сдержавшись требовательно стонет, оставляет невесомый удар на губах.
- Неужели в Вас нет ни капли выдержки, незабвенная? - в голосе Н. проскальзывает вызывающая дрожь вдоль позвоночника хрипотца. Глаза темнеют, но в них не появляется ни единого намека на потакание невысказанной просьбе.
Эрнет предпринимает попытку приласкать себя самостоятельно, не дожидаясь Н., но в ответ лишь получает удары по кистям.
- Негодная девчонка, - цокает языком и сбрасывает ее руки с бедер. - Этим Вы ничего не добьетесь.
Теперь же дразнит женщину отточенными и выверенными прикосновениями к алому бутону страсти, как выразились бы бульварные писаки. Гладит, практически не ощутимо бьет и не отводит полного страсти взгляда от глаз визави. В ответ раздаются тихие, умело сдерживаемые стоны, полные удовольствия и мольбы о большем. И вместе с тем тело Кларис говорит больше, чем стоны. Тело просит продолжать эту маленькую игру, просит сводить с ума ненавязчивыми, пускай и откровенными, ласками.
Н. с удовольствием отмечает это. Нет, дорогой слушатель, не думайте, что наш герой бесчувственный сухарь. Однако игра стоит свеч и картина, которую созерцает юноша, куда более эротична и возбуждающая, чем любой секс. Н. впитывает каждое движение женщины, ее взгляды, стоны срывающиеся с приоткрытых губ. В этом есть нечто глубоко интимное, личное, не возникающее с каждым. И для Н. это самая лучшая плата за проведенное с ним время.
Все ритмичнее и сильнее проходится жесткой кожей по промежности Эрнет, вырывая новые и новые стоны, уже не сдерживаемые, восхищенные, сладкие. Доводит любовницу до преддверия наслаждения и отступает, вправляя ремень на место. С тихим смехом проводит ладонью по щеке женщины.
- Вы так прекрасны сейчас, что я не хочу портить это зрелище гримасой оргазма, незабвенная. Быть может в другой раз я позволю Вам насладиться сполна. Но не сегодня.
- Вы дерзкий и смелый, Н., - дрожащий выдох, все же Кларис сдерживается и продолжает более спокойным голосом. - Это мне в Вас и понравилось. Вы отработали свои деньги и внесли разнообразие в мой досуг, - проводит ногтями по своим бедрам, выгибается со стоном.
- Обращайтесь в любое время дня и ночи, незабвенная, - отворачивается и направляется к выходу.
- Вы позабыли о деньгах, милый негодник, - шепотом напоминает Эрнет.
- Мы с Вами сочтемся при следующей встрече, мадам, - у двери все же оборачивается и почтительно склоняет голову. - Надеюсь, наша встреча не заставит нас обоих томиться ожиданием. Хорошей ночи, мадам.

Милый мой слушатель, не корите меня за обрывочность повествования! Я в высшей степени смущен. Ведь эту историю я рассказываю впервые. И так сложно расписать в красках то, что служило лишь аперитивом к настоящему празднику грехопадения. Все же невыносимо вести Вас по моим стопам не срываясь на бег. Наберитесь терпения и Вы будете вознаграждены. Обещаю!
Антракт.


Наш юный хастлер жил в трущобах. Пусть даже жизнью это не назовешь. Скажем так, наш герой время от времени ночевал в своей однокомнатной квартире, где телефон находился в творческой депрессии и не работал, каждая труба считала своим святейшим долгом оплакать кризис телефона, а плита - норовила прервать этот декаданс взрывом. Серые стены были покрыты наскальной живописью питекантропов и являла собой живой архитектурный памятник деградации человечества. Однако Н. не обращал на это внимания.
Вот и сейчас, притворив за собой дверь и прижав ее тумбочкой, юноша сложил свое платье на стул и расположился на кровати, бездумно созерцая пейзаж за окном. Руки его, сильные, крепкие, блуждали по телу, пробуждая ото сна затаенные, не нашедшие удовлетворения желания. Пальцы сжимали соски, царапали живот, щекотали невесомыми прикосновениями бедра. Подтянутое тело изгибалось в попытке удержать пальцы на своей коже. Дрожью отзывалось на умелые ласки. Н. прикрыв глаза бесстыдно ласкал себя, являя случайным любопытствующим прохожим прекрасное зрелище. Оглаживает собственный член, с рыком выдыхая, водит сжатыми в кольцо пальцами по всей длине ствола, большим пальцем ласкает головку. Сложно уследить за собой, когда тебя ласкает тот, кто знает все хитрости механизма твоего удовольствия. И Н., как благодарнейший из любовников, стонет довольно, прогибается в пояснице, с остервенением вбивает свой напряженный член в жесткий плен ладони. Наконец юноша коротко вскрикнув орошает себя белесой патокой семени.
Что же оставим на время нежащегося нашего героя. Поглядим, что же происходит с вдовой Эрнет. Ох, простите, я выдал собственную тайну, которая для меня никогда не была тайной. Пылкий Н. был охочий до мужчин и до женщин в равной степени. В его стремлении жить ярко не было превалирования одних любовников над другими. Отдавался и брал он в равной степени страстно и искренне. И вот теперь некоторая часть мыслей Н. занята Кларис.
Сложно сказать, что конкретно заинтересовало юношу. Быть может покорность, но покорность не слепая, а гибкая, с ненавязчивым намеком на равноправие. А может обманчивость образа? Ни Вам, дорогой слушатель, ни мне доподлинно не известно. Примем это как данность.
Вдова Эрнет в скором времени вернулась в свое поместье. Часы взметнули свои стрелки вверх и приветствовали хозяйку боем. Полночная тишина, мягким пледом укрывает плечи женщины. Кларис бесшумно проходит через холл на террасу. Сохраняя горделивую осанку опускается в плетенное кресло и расправляет складки платья. Тело ее отзывается жаром пьянящего желания ласки. Дыхание нет-нет да сбивается на тихие стоны. Хрупкая кисть опускается на маленький серебряный колокольчик, рождая мелодичную трель. Хозяйка дома ждет одного из своих слуг, гувернера ее сыновей. Пылкого и необузданного, привязанного к своей госпоже всем сердцем.
Из темноты дома не проронив ни звука появляется мужчина. Мы не видим его лица, не можем сказать молод он или стар. Но нам и не важно обличье исполнителя прихотей мадам Эрнет.
- С возвращением, мадам, - голос на грани шепота, рождает непроизвольную дрожь.
- Спасибо, Миль.
Больше никаких разговоров. Кларис не единожды возвращалась с прогулок с затаенным желанием большего, Миль неоднократно помогал ей насытиться страстью. Они хорошо друг друга понимали без лишних слов. Слуга опускается на колени перед Эрнет и ныряет под тяжелый полог бархата. Целует бедра, трется щекой об пах. Поддевает ткань кончиками пальцев и скатывает вниз, открывая путь к сокровенным местам Кларис. Сумбур действий - поцелуи, укусы, робкие прикосновения языком. Миль проникает языком в трепещущее нутро женщины, с напором ласкает ее жаркое лоно, истерзанное рождением сыновей.
Его старания вознаграждаются приглушенными стонами и подбадривающими касаниями пальцев. Сложно сказать, что они были любовниками, в привычном нам понимании. Скорее это были деловые партнеры. Миль воспитывал мальчиков, Кларис позволяла себя ласкать и платила ему круглую сумму.
Вот постепенно обрисовываются главные герои этой истории. Маленькие сыновья вдовы Эрнет - Николь, милый ангел 4-х лет, и Артур, бойкий мальчишка 7 лет. Но с ними мы познакомимся ближе несколько позже. Продолжим же наблюдать за сладострастной агонией темпераментной Кларис с ее слугой.
А ведь для них все происходит наяву, остро, до умопомрачения сладко. Выпейте вина, мой терпеливый слушатель, оно скрасит эту прелюдию лучше, чем мои слова.
Испытав эйфорический полет экстаза женщина отталкивает Миля и, словно спохватившись, поспешно скрывается в собственной спальне. За плотным барьером двери она вновь обнажается, изучает свое тело в отражении старинного зеркала. Распускает волосы, позволяя огненно-рыжему каскаду упасть на спину и плечи. Любуется отражением и едва заметно улыбается.
Я не совру, если скажу, что она была похожа на ведьму. Ведьму в том, старинном понимании слова, таящем в себе темную бездну страсти и мудрости. Вы можете упрекнуть меня в излишней мистификации этой женщины, но я не буду в обиде. Пусть Ваш покорный слуга будет мистификатором, но не лжецом.
Это создание воистину было прекрасным. В ее облике, в каждой детали образа расцветала женственность. Говорят материнство украшает женщину. Не могу не согласиться. В зеркале отражалась утонченная женщина, которая с годами лишь хорошела.
Но сеанс самолюбования завершен и в руке нашей маленькой женщины уже извивается плеть. Скользит длинными языками по коже руки, плечам. Обжигает поцелуями спину. Искажает лицо Эрнет маской болезненного удовольствия. Распаляясь она ласкает себя плетью. Все сильнее и чаще ударяются кожаные хвосты о кожу, вырывая хриплые стоны и всхлипы.
Вот она тайная сторона сильных духом женщин! Упивайся со мной этим гнетущим удовольствием, слушатель! Лови каждый вздох, стон, шорох. И знай, что такова суть женщин независимых.
На коже Кларис проступают алые полосы, складываясь в причудливые иероглифы, каждый из которых манифестировал желание быть подчиненной, смятой неоспоримой силой. Однако ничто не вечно под луной и вскоре женщина дрожа всем телом падает на колени, выпуская из рук плеть. Смотрит заплаканными глазами на орудие своих пыток и удовольствий. Во взгляде смешивается интерес, нежность, отвращение. Наверное, именно так смотрела библейская Ева на змея-искусителя в райском саду.
Гибкой тенью прячется под шелковым покрывалом, дабы поскорее забыться сном. Сном в котором не она сечет саму себя, а кто-то необъяснимый, давящий своей аурой. Быть может ей снится наш знакомец Н.? Я не могу ответить тебе, мой дорогой слушатель. Для меня это тоже остается тайной покрытой мраком.

Вы еще не заскучали, мой терпеливый слушатель? Мы подошли вплотную к той части моего рассказа, когда начинается знакомство с главными героями. Я уверен Вы оцените всю бесподобность этих созданий. Теперь же давайте помолчим немного, отпуская усталость от услышанной серости будней. Но я жду Вас в скором времени, слушатель. Не обманывайте моих надежд.
Антракт.


Перед нашими взорами раскрывается новая встреча Н. и мадам Эрнет. На этот раз леди предпочла общественному мнению собственный комфорт и встреча состоялась в поместье Эрнет. Смелое решение, пусть даже репутации этой женщины уже ничто повредить не может.
Н. не заставил себя ждать, несмотря на то, что никогда не был пунктуальным. Нужно ли говорить, что выглядел он превосходно? Волосы свободно ниспадали на плечи, костюм выгодно подчеркивал фигуру, на губах теплилась лукавая улыбка. Без лишних вопросов юноша проследовал за слугой на веранду, где Кларис играла вместе с сыновьями.
Малыш Николь восседал на коленях матери и деловито перебирал пряди ее волос, старательно расчесывая их. Он был копией Кларис - те же рыжие вихри на голове, серые глаза с по-детски проницательным взглядом. Облачен он был в короткую полу-прозрачную тунику, перетянутую шелковым поясом.
Артур с некоторой ревностью наблюдал за младшим братом. В руках мальчик вертел хлыст. Дитя от природы было наделено русыми волосами и серо-голубыми глазами, в недрах которых уже пылали, пока еще невинные, но жгучие эмоции.
Первым обратил внимание на Н. Артур. Едва заметно улыбнулся и кивнул. На этом всякий интерес к юноше исчерпался, мальчик вновь принялся наблюдать за братом.
- Вы все-таки пришли, милый Н., - Кларис отпустила сына и поднялась со своего места навстречу гостю.
- Разве мог я не почтить визитом столь очаровательную леди? - Н. склонил голову и коснулся губами пальцев женщины.
- Николь, Артур, поздоровайтесь с господином Н.
- Добрый день, сэр, - немного картавя отозвался Николь, прячась за братом.
- Добрый день, - Артур несколько недовольно скривился и сжав запястье брата отвел в сторону.
Малыш Николь всхлипнул, но все же послушно проследовал за Артуром. Отшвырнув брата на ковер Артур с ненавистью ударил его по рукам хлыстом. Мальчик закусил губу и вновь всхлипнул, но убегать или прятать руки не стал. Подняв взгляд на брата с нежностью присущей только детям он встретил жесткий взгляд Артура. На четвереньках подполз к ногам старшего и обнял за колени, прижавшись щекой к его бедру.
- Миль, присмотри за детьми, - Эрнет негромко хлопнула в ладоши и жестом указала Н. на кресло. - Присаживайтесь, негодник.
Юноша, с интересом наблюдавший за братьями, запоздало кивнул и опустился на предложенное место.
- У Вас очаровательные дети, мадам, - склонив голову к плечу, лукаво улыбается.
- О, они такие озорники, - женщина тихо смеется. - Вы скучали по мне?
Н. со смехом смотрит на Эрнет.
- Вы читаете мое сердце, как открытую книгу, незабвенная.
Приняв для себя правила игры, Н. с удовольствием вжился в роль молодого обольстителя вдовствующей дамы. Пусть часть его роли была далека от искренности, но отличить это Кларис не смогла бы вовек. Для нее, как одного из действующих лиц, все было правдиво.
- И все так же готовы исполнить мои маленькие прихоти? - поддерживая игру улыбается Кларис.
- Мой ответ не изменился с прошлой нашей встречи - пока это в моих силах, незабвенная, - Н. сама любезность, пускай на собеседницу он практически не обращает внимания. Его увлекают мальчики. То, как старший бьет брата по лицу за слезы. То, как младший безропотно, напротив с затаенной радостью, принимает удары.
Вы снова скривились, мой дорогой слушатель? Отчего же? Или Вам не ведомо, что самые крепкие узы, братские, приобретают свою эротичность именно в этом беззаботном возрасте? А может Вам претит интерес и, чего греха таить, некоторое возбуждение Н.? Его влечет эта искренность, эта невозможная близость, которая не поощряется сухарями социума. Он восхищен этими детьми и не будем обвинять его в испорченности.
- Тогда пройдемте, мой милый обольститель, - Кларис поднимается со своего места и выходит из веранды.
От нее не скрылось излишнее внимание Н. к детям. И вместе с жгучим возбуждением к ней пришла ядовитая ревность. Ревность, которая только подтолкнула к решительным действиям.
Они проследовали в небольшой флигель, который поразил бы обывателя своим интерьером. Вдоль стен притаились полочки с разнообразнейшим инвентарем для постельных игр. С потолка свисала лебедка, с наручниками. В пол были вбиты кольца. Н. с восхищением смотрел на это многообразие, едва ли не позабыв о том, что Кларис все еще здесь.
- Вы намерены закончить то, что мы начали, незабвенная? - юноша обходит собеседницу по кругу и что-то неуловимо в нем меняется. Его роль раскрывается по-новому. Нечто хищное и властное теперь сияет в глазах.
- Это в Ваших силах? - Эрнет спокойно улыбается, но мелкая дрожь волнами расходится по телу, заставляет напрячься.
- Верно, незабвенная, в моих, - подходит к полке на которой призывно изогнуты плети. - Раздевайтесь.
Из голоса Н. исчезают одна за одной обольстительные интонации. Воистину велика сила актера в нем, теперь сквозь скуку к женскому телу прорывается жадность и жестокость зверя. Наблюдая за тем, как обнажается Эрнет юноша поглаживал плети кончиками пальцев. С сожалением отрывается от плетей и подходит к женщине, проводя ладонью вдоль спины, вызывая дрожь этим небрежным, по сути, жестом. Фиксирует ее запястья в браслетах, беспощадно пережимая кожу, заставляя Кларис вскрикнуть от боли.
- Вы такая чувствительная? А выдержите ли напор моей страсти? - шепчет на ухо, опускается на колени и привязывает лодыжки к кольцам на полу.
- Вы будете удивлены моей выносливостью, мальчишка, - с придыханием отзывается Эрнет и вновь дрожит, когда пальцы Н. скользят по бедрам.
Вы уже чувствуете приближающуюся кульминацию бездумного тления этой женщины, мой дорогой слушатель? Вы уже видите, как она, подобно углям костра под порывом ветра, разгорается? Смотрите внимательнее. Вот она плата за наши мечты. Так пусть же разгорятся костры в преисподней! Пусть сожгут эту бесовку в ее же страстях!
Н. не спешит осыпать призывно дрожащую спину ударами. С воодушевлением ученого он исследует полки. Прекрасное лицо искажается маской жестокого палача, в руках которого оказался заядлый мазохист. Внимательно смотрит на свою жертву, когда пальцы путаются в кудрях на лобке. Дарит Кларис лишь намек на улыбку, когда набивает влажное ее, горячее, лоно шариками. Брезгливо вытирает пальцы о живот прикованной. Включает на пульте самую малую скорость, с почти неощутимыми разрядами тока.
- Не упустите мой дар, - оставляет горячий поцелуй на шее.
Кларис сглатывает вязкую слюну и кивает. Ей нравится то, как ведет себя Н. Ей до невозможности остро хочется ощутить его страсть. Не ошибиться в выборе палача и на этот раз.
Крик разрывает утробу флигеля вместе с первым прикосновением холодных когтей плети. Вместе со вторым он превращается в стон. С третьим - в мольбу не останавливаться. Когти ласкают тело так, как никогда не смог бы ни один мужчина. Н. с презрительной улыбкой наблюдает за извивающейся женщиной. Вся ее хладнокровность, проницательность, обаяние тлеют под ударами плети. Юноша не жалеет силы на удары, но все еще сдерживает себя, не позволяя повредить Эрнет больше, чем положено случайному любовнику.
Замирает, отбрасывая плеть в сторону. Скользит взглядом по испещренной порезами и царапинами коже спину и ягодиц. Бесшумно открывает одно из ведер, принюхивается и довольно кивает самому себе. Смачивает в соляном растворе губку и по капле сцеживает жидкость на раны. С наслаждением вслушивается в стоны на грани боли и удовольствия. Зачерпывает больше жидкости, щедро обливая спину, вызывая жгучую боль.
- Д-да!.. Еще, умоляю Вас... Не останавливайтесь!.. - дрожа, умоляет Кларис.
Мой милый слушатель, тебя должно быть удивляет жестокость Н.? Она кажется неестественной, притянутой за уши. О, да, в чем-то ты действительно прав. У Н. нет причин быть таким, кроме той, что от него именно этого и ждали. С самого начала. С первой встречи Кларис вела себя, как жертва. Охотник в нашем герое требовал сломить эту жертву, распять на кресте ее собственных желаний.
Юноша смеется, хрипло, весело, увлекаясь истязаниями. Закрепляет меж разведенных ног Эрнет подсвечник и зажигает свечи. Впитывает в себя потрескивание сгорающих волос. Любуется тем, как краснеет кожа промежности. Бездумно отхаживает бедра и живот женщины хлыстом. Заставляет неосознанно избегать ударов и обжигаться о пламя свечей. С искренним восторгом созерцает вздувающиеся волдыри ожогов.
- О, Господи... Да, истязайте меня, мой прекрасный палач!.. - заливается Кларис, за что получает пощечину.
- Замолчите, незабвенная, - сердито цедит сквозь зубы Н. - Вы так прекрасны, когда молчите.
Зажигает еще одну свечу, вместе с тем увеличивая мощность вибрации шариков внутри, а значит и разрядов тока. Подносит свечу к лицу женщины и по капле сцеживает воск на белоснежную кожу груди. Прижигает соски жадно втягивая запах паленого мяса, вслушиваясь в оглушающие крики Кларис.
Полет сумасшедшей фантазии прерывает Миль, вошедший во флигель. На лице мужчины отражается испуг, восторг и удивление.
- Мадам, я отпустил всех слуг, как Вы и приказали...
- Не желаете ли присоединиться к нашим милым забавам? - Н. улыбается и отставляет свечу в сторону.
- Что? - Миль встряхивает головой и проходит в помещение прикрывая за собой дверь. - Мадам, Вы позволите?
Кларис приоткрывает глаза и смотрит на мужчину, практически не осознавая, что обращаются к ней. Кивает и безвольно опускает голову на грудь, обвисая в оковах, еще больше обжигая бедра и пах.
- Неужели Ваше сознание покидает наш маленький пир? - юноша цокает языком и подносит пузырек с нашатырем к лицу женщины. Судорожно вдохнув Кларис открывает глаза и улыбается.
- Вы неподражаемы, мой истязатель... Миль... Выполняй просьбы этого господина...
Слуга вздрагивает и поспешно кивает. Вопросительно смотрит на Н. ожидая поручений.
- Как Вы относитесь к содомии, Миль? - лукаво улыбается и вплотную приближается к Милю.
- Н-нормально, сэр, - непонимающе моргает мужчина.
- Тогда будьте добры, возьмите нашу очаровательную жертву, - смеется и хлопает по бедру. - Да, да, ее анальное отверстие, этот источник блаженства уготован Вам в награду за прилежность. Дерзайте, Миль, не будем заставлять даму ждать!
Н. безумно смеется и рывками перемещается по помещению от полки к полке. Пьянеет от запаха крови и паленой кожи, от безнаказанности происходящего. Сейчас он искренне влюблен в эту сумасшедшую женщину. Полосует грудь и живот плетью, вздрагивает вместе с Кларис и Милем, когда они сливаются в порыве страсти. Подгоняет плетью мужчину, который старается не повредить хозяйку своими действиями.
- Бросьте, Миль, свою заботу! Трахайте ее не жалея. Посмотрите, ей это нравится! - почти стонет глядя на то, как мужчина берет Кларис.
Шальная идея взрывает голову Н. Он поспешно расстегивает свои брюки, наспех смазывает налитый кровью член и рывком проникает в Миля. Рычит, когда его спонтанный любовник вскрикнув останавливается. Задает скорость, темп, амплитуду этой жестокой оргии. Впивается пальцами в бедра Кларис с силой насаживая ее на естество Миля, а мужчину на себя. Безвольная доселе женщина стонет, кричит от боли и с остервенением подставляется под вторгающегося в нее Миля.
- О, да, теперь Вы поняли? Поняли, Миль, до чего ей нравятся такие затеи? - распаляясь все больше и больше шепчет Н. на ухо своему любовнику.
- Да, сэр... - стонет Миль, с жаром отдающийся обоим любовникам. - Ах!..
Юноша проталкивает в анус мужчины один палец, затем второй. Разрывает плоть, наслаждаясь криками мужчины, пачкая руки кровью. Проталкивает окровавленные пальцы ему в рот, заставляя посасывать.
- Вот так, Миль, именно так Вы познаете высшее блаженство!
Н. кажется Вам совершенно сумасшедшим? Вы правы - он действительно сумасшедший! Темперамент его ведет его кровавой тропой удовольствия и возносит к небесам. Он с лихвой платит своим любовникам наслаждением. Однако это наслаждение ядовито. Экстаз убьет их. Но кто думает об этом, когда тело пылает возбуждением, а мир сужается до нескольких точек, около которых пляшет смятое страстью сознание? Ни Вы, мой трогательный слушатель, ни я н думаем. Мы отдаемся этому тайфуну сладостного экстаза. Так не отвлекайтесь же на мораль, мой дорогой! Сгорайте в эйфории вместе с нашими героями!
Выгибаясь до хруста в позвоночнике Н. кончает, заливая нутро Миля своей спермой. Рывком покидает горячее тело любовника и, отпрянув, сжимает в скользких пальцах лезвие. Дрожа всем телом наблюдает за тем, как к высшей точке наслаждения приближаются его любовники. Со стоном извивается вместе с ними в беспощадном оргазме. И с не меньшей страстью дарит им вторую улыбку от уха до уха. Сперва страстному Милю, а затем, немного погодя, вдоволь насладившись его предсмертной агонией, Кларис, своей пылкой жертве.
- Ах, незабвенная, теперь Вы прекрасны, как никогда! - кончиком лезвия приподнимает голову женщины и благодарно целует окровавленные губы.
Вырывается прочь из флигеля навстречу пьянящему свежему воздуху. Летит, подобно безумно влюбленному, к сараю, находит канистру с керосином. Смеется, заливая свои следы. Обливает все внутри флигеля. Орошает путь к дому. Щедро заливает комнаты по пути к детской. Отбрасывает канистру в сторону и любовно опускает на влажную дорожку подожженную спичку. Восхищенно смотрит, как расползается дорожка огня по дому, как пламя поглощает в своей страсти каждый предмет, стены.
С безумной улыбкой открывает дверь в детскую и смотрит на братьев ласкающих друг друга.
- Позволите присоединиться к вашим играм?

Мой терпеливый слушатель, мы пересекли точку невозвращения. Мы с Вами погрузились в рукотворный ад до краев наполненный страстью и наслаждением. Но это все еще была прелюдия. Теперь... Да, именно теперь мы коснулись самого главного. Того ради чего я начинал эту историю. Затаив дыхание наблюдайте за происходящим! Вам ведь нравится то, что Вы ощущаете? Нравится?
Тогда ждите. Скоро Вы достигнете кульминации своего отвращения и восхищения!
Антракт.

запись создана: 15.09.2010 в 04:02

@темы: драма, Чен-слеш, Слеш, Кинк, Инцест, Домашняя дисциплина, Гет, В процессе, Deathfic, Dark-romance, BDSM, преслеш

Комментарии
2010-09-15 в 04:12 

- Дорогая, тебя никогда не посещала мысль, что ты - ошалевшая от скуки шлюха?(с) мой экс.
слог прекрасен, автор - как и всегда - заставляет меня требовать скорейшего продолжения.
в противном же случае Ваш покорный читатель примется заниматься моральным рукоблудством, и домыслы его явно испортит дальнейшее смокрвание истории.
Вы же не можете так жестоко обойтись со мной, незабвенный?

2010-09-15 в 04:15 

One dark night in the middle of the day, two dead boys got up to fight. Back to back they faced each other, drew their swords and shot one another.
~Dominique, как могу я быть столь жестоким с Вами, юноша? Легко и без угрызений совести! Я продолжу, обязательно продолжу. Чтобы Вы не разочаровались в Вашем поклоннике, дорогой мой.

2010-09-15 в 04:21 

- Дорогая, тебя никогда не посещала мысль, что ты - ошалевшая от скуки шлюха?(с) мой экс.
[Padre Patrick] , ох, сударь! Вам удаётся сделать со мной практически что угодно, но только не разочаровывать. Однако, спешу заметить, что подобные Ваши изложения кроме интереса и, чего уж скрывать, некоторого возбуждения, пробуждают во мне так же чувство жгучей, пусть и приятной ревности. Какие ещё порочные и прекрасные мысли скрываете Вы в своей прелестной голове, не желая разделить со своим юным воздыхателем?
о, нет, только не вздумайте отвечать... по крайней мере в словесной форме.

2010-09-15 в 04:23 

One dark night in the middle of the day, two dead boys got up to fight. Back to back they faced each other, drew their swords and shot one another.
~Dominique, только ради того, чтобы поддержать Ваш интерес к эфемерной начинке собственной головы, скажу, что многое. И готов разделить все это многообразие с Вами не только в словесной форме, мой милый ангел.

2010-09-15 в 18:37 

Святая невинность с глазами Горгоны.
ммм... *___* Как это прекрасно! Мы в восхищении! Мой дорогой автор, я надеюсь продолжение не заставит себя долго ждать? Не терзайте своих читателей!

2010-09-16 в 01:31 

One dark night in the middle of the day, two dead boys got up to fight. Back to back they faced each other, drew their swords and shot one another.
Хэссэ, я приложу максимум усилий, чтобы не убить Вас ожиданием.

2010-09-17 в 01:29 

Тотемное животное хэдкраб
Слог хороший.
Финальная сцена прекрасна, как и момент, на котором вы приостановили ваше повествование.

2010-09-20 в 20:03 

Рыжая Ласка
Не спрашивай меня о том, что боишься услышать в ответ
Лично на меня наибольшее впечатление произвел первый акт. Восхитительно.
Для столь же эмоционального восприятия третьего, стоит слишком сильный блок моральных правил и норм.
С будущим четвертым, подозреваю, будет еще "интереснее". )
Но, в любом случае, личное отношение не помешает насладиться художественным выражением автора.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

deviant.dreams

главная